Кому выгодно сомнительное топливо?

Кому выгодно сомнительное топливо?

Тема качества топлива на российских заправках бесконечна, как дурной мексиканский сериал. Как на проблему смотрит профессиональное сообщество? Об этом мы побеседовали с Олегом Ашихминым, президентом НП «Нефтяной клуб Санкт-Петербурга» — некоммерческой саморегулируемой организации, объединяющей топливных ритейлеров.

— Каковы основные «сигналы», посылаемые сегодня рынком профессиональному сообществу топливной розницы?

— Потребители по-разному дают понять о своих запросах и претензиях. Конечно, при выборе заправки имеют значение многие резоны, но всетаки главные из них — качество топлива и точность меры отпуска. Вот если в радиусе 2 километров в городе и 5–6 километров на трассе стоят три-четыре заправки разных фирм примерно с одинаковым качеством топлива и более или менее близкими погрешностями техники, то начинают играть роль сопутствующие факторы: есть ли дополнительные сервисы, удобны ли заезд-выезд, планировка торгового зала, наличие и состояние форменной одежды у работников. Ну и дисконтные программы, конечно.

Если говорить о качестве топлива, имеющегося сегодня в розничных сбытовых сетях в Петербурге, то мы имеем довольно хорошее представление о предмете. Несколько лет назад была упразднена нефтяная инспекция — орган, выдававший лицензии на торговлю и занимавшийся проверкой соблюдения лицензионных условий. Это практически совпало с изменениями в налогообложении, фактически стимулировавшими производство прямогонного бензина (выпускаемого для нужд нефтехимических производств. — К.Б.) и сбыт его под видом моторного. Единственным препятствием для резкого снижения безопасности потребителя на топливном рынке стали акции саморегулируемых организаций нашего бизнеса. Конечно, как в любом другом бизнесе, в нашем есть и компании-однодневки, и те, кто «собрался на выход», готов продать свой бизнес и вложиться во что-нибудь более прибыльное. Но основная масса участников рынка, сложившегося за 15 лет, не мыслит себя вне его. Нам уже не «все равно, на чем делать деньги». И купаж (смешение разных сортов топлива, «бодяжение». — К.Б.) объективно мешает общему рыночному интересу.

— Насколько обширна судебная практика по искам со стороны потребителей?

— Знаете, я сам немного удивлен, но про случаи судебных исков по факту продажи некачественного топлива на АЗС мне неизвестно. Отчасти это следствие нашей общей правовой безграмотности, отчасти — технической сложности процедуры отбора арбитражной пробы. В принципе очень трудно доказать, что в бензобаке в момент отпуска бензина ничего не было и что двигатель работает плохо по вине именно этого бензина. Объективности ради скажу: ощущения, касающиеся изменений в работе двигателя, на основании которых автомобилистами зачастую делаются выводы о качестве залитого в бак топлива, не всегда верны. Прежде чем говорить о «бодяжности» купленного топлива, неплохо бы проверять настройки двигателя не раз в год, а хотя бы два раза.

Потребители, считающие, что им продали некачественное топливо, предпочитают обращаться к руководителям компаний. Не к начальнику АЗС, а прямо к первым лицам всей сети. Чаще всего это имеет эффект. Компании, ее собственникам и руководителям невыгодны колебания качества. И если инициатива по реализации сомнительного топлива принадлежит низовым работникам, то в глазах руководства компании это означает, что те попросту воруют. Какому собственнику понравится, что у него работники крадут?

— Влияет ли на качество реализуемого в розничной сети топлива техническая политика заводов-производителей и ситуация в отрасли в целом?

— Еще как влияет. С отменой системы Госстандарта техническое регулирование стало носить уведомительный характер. Нефтяные компании, владеющие перерабатывающими заводами, сами выпускают регламенты и техусловия, которые должны выполнять. На практике это означает, что каждый завод выпускает свой стандарт исходя из имеющегося у него набора технологических процессов и оборудования. Вы знаете, что вот уже 15 лет нефтяные компании вкладывают в модернизацию своих НПЗ в 10 раз меньше, чем в бурение? Заводы в России устаревшие, энергозатратные, с малой глубиной переработки и низкой долей вторичных технологических процессов, оборудование изношено.

И конечно, влияет высокая степень концентрации в перерабатывающем секторе. Фактически российские заводы, входящие в структуру той или иной вертикально интегрированной нефтяной компании, не конкурируют друг с другом по качественным показателям. Максимум их гибкости — ценовые маневры. Но ситуация с ценообразованием, когда между заводом и, допустим, независимой сбытовой сетью обязательно имеются «прокладки», накручивающие от 100 до 300 рублей за тонну, оптимизма не внушает. Возможно, ситуация начнет меняться, если в России по-настоящему заработает биржевой механизм формирования цен на продукты переработки нефти. Тогда у НПЗ может появиться стимул производить более качественное топливо.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии