Мысли о миллионах

Мысли о миллионах

Лето. Миллионы туристов, миллион автомобилей и миллионы — нет, миллиарды рублей перемещаются по российским дорогам в направлении Краснодарского края. Сезон отпусков в разгаре, поэтому Черноморское побережье превращается в огромный муравейник. Занять свое место под геленджикским солнцем попытались и мы — в смысле я и мой автомобиль.

Раньше жители Ставрополя ехали к морю через Армавир. Водители направлялись в сторону Невинномысска и, не въезжая в город на кольце, поворачивали направо. Полноценной альтернативы этому пути у нас по большому счету не было. Но уже два года как действует новая трасса, берущая начало за Новоалександровском. Администрация Краснодарского края построила свою часть шоссе (кстати, более узкую), ставропольские власти — свою. Чем хороша эта трасса? Во-первых, до Кропоткина машин очень мало, а ночью и вовсе тишь да гладь. Во-вторых, качество асфальта по российским меркам хорошее, поэтому даже автомобили с мягкой подвеской на большой скорости едут вполне устойчиво. А вот дорога до Новоалександровска, к сожалению, далека от идеала, хотя, с другой стороны, при всей своей неровности она лишена ям и, главное, абсолютно незагружена.

Итак, в путь. Мы выехали поздно ночью и наслаждались прохладным свежим воздухом. Наша компания загрузилась в три машины, одной из которых рулил парень со стажем вождения 30 дней. Поэтому передвигались небыстро, держали в среднем 110 км/ч. На постах сотрудники ГАИ лишь устало взирали на наш эскорт и вопреки опасениям моих попутчиков не собирались наказывать за тонированные стекла. Впрочем, днем этот факт блюстители порядка не оставили бы без внимания, а ночью и не разберешь толком, какие там стекла. Мне бояться было нечего: ремни пристегнуты, «иллюминаторы» прозрачные, брызговики висят, в багажнике без дела (к счастью) болтаются аптечка и огнетушитель. Не придерешься.

До Геленджика с учетом остановок добирались около шести часов. Многие любят во время поездки по побережью любоваться синевой Черного моря. Так вот, если вы едете в Геленджик, то моря практически не видно. Оно прячется за массивными холмами. Маленькое голубое пятнышко замечаешь, проезжая мимо Архипо-Осиповки и, понятное дело, в самом Геленджике, когда перед глазами неожиданно возникает одноименная бухта. Правда, с морской идиллией диссонируют клубы дыма: город живет за счет не только туристов, но еще и промышленности.

После полуторачасовых исканий и раздумий находим подходящее жилье. На одометре почти 500 км, а топливомер и маршрутный компьютер показывают остаток 15 л. Просто невероятно — за полтысячи километров пути 16-клапанный 89-сильный мотор ВАЗ-21124 израсходовал порядка 27 л! (Для сравнения: в прошлом году за такую же «прогулку» я сжег почти полный бак.) Залил в Ставрополе 95-й бензин, всю дорогу передвигался на одной скорости без резких ускорений и торможений. И самое, наверное, важное — двигатель получал столько воздуха, сколько ему требовалось, потому что воздушный фильтр был новый.

Но вернемся к Геленджику. Беглого осмотра достаточно, чтобы понять, какой он маленький. Одним словом, городишко, в котором основная улица — Кирова. Зато в этом населенном пункте я впервые в своей жизни увидел ярко-розовый Ford Mondeo второго поколения, за рулем которого сидела дама. Нам, ставропольцам, разноцветные иномарки вообще в диковинку, ведь на Кавказе существует некий культ черногоцвета. Геленджик в настоящее время активно застраивается. Возводится международный аэропорт, который станет самым современным на побережье и, если верить местным жителям, одним из самых дорогих в России.

— Когда аэропорт заработает, количество туристов увеличится в несколько раз, — рассказывал мне владелец небольшой гостиницы, — причем мы ждем отдыхающих не только из России, но и из европейских стран. Еще посреди бухты собираются построить остров развлечений, и вообще у инвесторов масса планов, так что, думаю, наш город станет первым на побережье.

— А как же Сочи?

— Там нет и свободного метра — все застроено. А в Геленджике пока есть, поэтому он привлекательнее для бизнеса.

Кстати, мой собеседник приобрел семь лет назад небольшой 2-этажный домик с участком за $30 000, а сейчас на этом участке простенькая компактная гостиница. Знаете, сколько она стоит теперь? Порядка $600 000. Средняя стоимость одной сотки земли в Геленджике — $80 000. Это хорошее вложение — туристический бизнес здесь может приносить миллионы в год...

Заезжая на обратном пути на местную заправку, становлюсь в очередь за 92-м бензином. Девушка-заправщица недоумевает по поводу любви большинства иногородних автомобилистов к АИ-92. Я, говорит, в свою машину заливаю только 95-й, на другом топливе мотор детонирует, да и на серпантинах тяги не хватает. И показывает рукой на свою заржавевшую синюю «Оку». Этой девушке за умение внушать директор АЗС должен поднять зарплату, потому как я заправился именно тем бензином, который она нахваливала. Моему примеру последовал и водитель BMW X5 с московскими номерами, стоявший в этой же очереди.

В Краснодарском крае, во всяком случае на дорогах, ведущих к морю, гаишников очень мало, а по сравнению со Ставропольем их там нет вовсе. Только в одном месте стояла машина с радаром, и то я разглядел ее прежде, чем устройство могло бы засечь мою скорость. Зато машин из картона здесь предостаточно. Бутафорские «десятки», уже изрядно потрепанные, гостей края еще как-то отпугивают, а вот местные их даже не замечают.

Что касается маршрута поездки, то тут сложностей никаких нет. Указатели на месте, а единственная развилка, которую можно случайно пропустить, — это поворот направо на Джубгу (в действительности поднимаетесь на мост и поворачиваете налево). В противном случае, поехав прямо, рискуете оказаться в Новороссийске. Если возвращаетесь в Ставрополь, сразу за постом ГАИ у Краснодарского водохранилища поверните направо на Кропоткин — и полный вперед. Тут уж зазевавшиеся рискуют уехать в Ростов (прецеденты были).

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии