Рост цен на бензин не прогнозируется

Рост цен на бензин не прогнозируется

Отом, как складываются цены на бензин, кто контролирует его качество и стоит ли ожидать очередного подорожания к концу года, мы попросили рассказать вице-президента Воронежской топливной ассоциации Александра Лубенцова.

— Какую часть в цене топлива составляют акцизы и налоги?

— Государственные налоги забирают от 50 до 70 процентов прибыли. Таким образом, оставшаяся часть, в зависимости от вида топлива и длины маршрута доставки, составляет около 30 процентов. Эту прибыль делят между собой добытчики, переработчики, транспортировщики и продавцы-реализаторы.

— Почему в не самом богатом Воронеже такие же цены на бензин, как в Москве? Чем дальше отъезжаешь от Воронежа, тем цены ниже...

— В Москве, Воронеже, Ростове цены приблизительно одинаковые. Объясняется это одинаковым уровнем затрат на транспортировку топлива. В Воронеже действуют три крупные компании — «ЮКОС», ЛУКОЙЛ и ВТК. Цена литра 92-го бензина у всех примерно одинаковая — около 19 руб. 70 коп. В то же время, если выехать за черту города на 10 км, можно увидеть совсем другие цены: 16 руб., 16 руб. 20 коп., 16 руб. 40 коп. Действительно, возникает ощущение, что крупные компании просто сговорились и вытягивают из народа последние деньги. Однако не все так просто. На самом деле конечному реализатору с литра бензина достается 1–2 руб. Два пятьдесят — это уже много. Вилка объясняется просто. Есть у вас десять заправок — нужно нанять один бензовоз, одна заправка — все равно нужно нанимать. В итоге чем больше сеть, тем меньше издержек, и наоборот. Работает эта схема везде одинаково — и у нас, и в США.

«Правильный» 92-й 16 руб. стоить не может, потому что на заводе его оптовая отпускная цена в районе 16 руб. 20 коп. — 16 руб. 30 коп. Пока фирма маленькая, а издержки высокие, бизнесмен пытается экономить на всем: на зарплате, униформе сотрудников, доставке товара. Начиная с определенного уровня развития производства и услуг фирма достигает того экономического положения, когда для нее становится важным узнаваемость бренда, доброе имя, качество продукции, ответственность и лояльность к покупателям. Для хозяина АЗС на трассе все это не важно. Большинство его клиентов — случайные люди, проезжающие. На качество топливапожаловаться просто некому. А в городе клиентура постоянная. Большинство автомобилистов, я в том числе, заправляются, как правило, в одном и том же месте, где бензин уже проверенный. Крупные фирмы, борющиеся за покупателя, пытаются гарантировать качество обслуживания. Тройка ВТК — «ЮКОС» — ЛУКОЙЛ достаточно выросла, чтобы позволить себе зарабатывать просто на объемах продаж. А цена топлива соответствует общероссийской.

Теперь о качестве. В 2004 году президент и правительство приняли решение резко снизить количество лицензируемых видов деятельности, чтобы облегчить жизнь малому и среднему бизнесу. Отменили лицензирование АЗС, сократили Нефтеинспекцию. (Правда, теперь нужно лицензироваться у Ростехнадзора и МЧС.) Нефтеинспекция брала пробы, контролировала качество топлива на государственном уровне, а теперь все это отменили. Греф сказал, что рынок сам все расставит по местам, наверное, так оно и будет, но позже. Сейчас же большинство мелких компаний торгуют некачественным топливом. Существует ряд факторов, позволяющих «жить» недобросовестным дельцам. Вот, например, сейчас пытаются не пускать в страну семилетние иномарки, которые, видите ли, загрязняют атмосферу. А в то же время «копейки» и «москвичи» 70-х годов спокойно ездят и будут ездить еще долго. Для этих машин — а парк их достаточно велик — в принципе не имеет значения качество бензина. Для пенсионера, которого я винить не могу, важно не столько качество, сколько двухрублевая разница в цене.

Другой пример — недобросовестность дальнобойщиков, которые за один рейс, скажем, Ростов — Москва — Ростов экономят до 6 тыс. руб., заправляя дешевый «левак». То, что через год хозяину грузовика придется оплачивать дорогостоящий ремонт двигателя, не их проблема. И таких примеров масса. Реально воронежский топливный рынок никто не контролирует. На 380 зарегистрированных в Воронежской области АЗС всего один милиционер из отдела по борьбе с экономическими преступлениями. Кроме того, существует Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии — в Воронеже расположено Центральное межрегиональное территориальное управление, но контролируют они не только топливо, а вообще всю продукцию. За год проводится 10, максимум 15 проверок. В самом Воронеже сейчас 100 бензиновых и около 35 газовых заправок — а контроля практически нет.

— Правда ли, что 95-й бензин делают из 92-го путем добавления ферроцена? Некоторые дилеры иномарок по этой причине неофициально рекомендуют своим клиентам не заправляться 95-м в Воронеже...

— 95-й на заправках «большой тройки» — заводской. Намешивать в тех объемах, с которыми работают эти фирмы, просто нереально. Для этого пришлось бы строить специальный завод. В прошлом году ВТА совместно с милицией и Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии проверили около 20 АЗС крупных компаний — 95-й бензин на них не выпадает из ГОСТа. Другое дело, что у некоторых современных иномарок очень критичные требования к топливу — иногда жестче, чем в ГОСТе. Что же касается мелких компаний в Воронеже, то многие из них мешают «по-черному». Покупают прямогонный бензин и делают из него АИ-80 и АИ-92. Из 80-го — 95-й. Раньше использовали этилированный бензин, пока не доказали, что он крайне вреден — его производство и использование было запрещено. Зато на Украине и в Казахстане этилированный бензин производить можно. Так что любой желающий может привезти оттуда грузовик тетраэтилсвинца и мешать топливо сколько угодно.

— Какие компании на воронежском рынке являются производителями топлива, а какие — перекупщики?

— Производителя в области нет. Сейчас пока только витает в воздухе мысль о том, что нужно построить в городе несколько мини-НПЗ. Это позволило бы значительно снизить себестоимость топлива. Несколько лет назад была идея построить большой полноценный НПЗ на границе Курской и Воронежской областей в районе Касторного, где проходит нефтепровод «Дружба-2». По ряду причин реализовать этот проект не получилось. Ближайшее к Воронежу производство — ТНК-BP в Рязани, ЛУКОЙЛ в Волгограде и «ЮКОС» в Туле.

— Насколько остра конкуренция топливных компаний в нашем регионе? Как плотно заполнен этот рынок?

— Конкуренция остра. Чтобы убедиться в этом, достаточно в течение 20 минут постоять у любой заправки. Очередей практически нигде нет. Поэтому рынок более чем заполнен.

— То есть прогнозировать появление новых топливных гигантов в Воронеже в ближайшее время не приходится?

— Пока непонятно, кто купил «ЮКОС». В Интернете было предположение, что это «Юнитек», который якобы связан с Газпромом. Но напрямую это не прослеживается, и как будет называться «ЮКОС» в следующем году, никто пока не знает.

Возможно, «Юнитек» купил его, чтобы перепродать. Может, это будет Газпромнефть, может, Роснефть. Желающих много.

— Насколько выгодна компаниям сопутствующая торговля? Означает ли рост числа минимаркетов снижение прибыли от основного бизнеса или это просто корпоративный стандарт?

— Рост числа мини-маркетов — это прежде всего следствие все той же борьбы за клиента. Безусловно, как и любой магазин, они приносят прибыль — от 10 до 25 процентов в зависимости от месторасположения АЗС. Но в первую очередь это ориентация на западный путь развития. АЗС в Европе — это комплекс: мойка, смена масла, смена фильтра, магазин, кафе, туалет. Ведущие бренды Воронежа уже приходят к комплексному обслуживанию.

— Насколько велики сезонные колебания спроса и влияют ли они на цену? Влияет ли постоянное повышение цен на спрос?

— В целом благосостояние воронежцев растет быстрее, чем цены на бензин. Общее количество автомобилей увеличивается даже быстрее, чем прогнозировалось пять лет и три года назад специалистами ГИБДД и автопрома. Достаточно выйти на проспект Революции и посмотреть, как много новых и дорогих иномарок. Спрос на бензин растет быстрее, чем цена. Что касается сезонного спроса, то это относится в первую очередь к дизельному топливу и А-76, на которых работает сельскохозяйственная техника. Для 92-го и 95-го бензина существенной разницы нет.

— Все больше воронежских автолюбителей устанавливают ГБО. Насколько сильно это влияет на рынок?

— Пока рост количества автомобилей с ГБО не перекрывает спроса на бензин. Хотя если пять лет назад в городе было всего несколько газовых заправок, то сейчас их почти сорок. Здесь интересен другой аспект. Если бензиновый рынок уже перешел стадию «Чикаго 30-х годов», то у 50 процентов газовых заправок до сих пор нет и половины необходимых документов. Никакой легальности и пожаробезопасности. Характерный пример из милицейской информации: человек арендует 3 квадратных метра земли, на которых стоит газовая заправка. Ни землеотвода, ни разрешения из МЧС. Качество бензина в Воронеже все-таки можно проверить: две коммерческие лаборатории «ЮКОСа», лаборатория бывшей Нефтеинспекции. Что же касается газа — сейчас только заканчивают оснащение и еще будут лицензировать областную лабораторию — единственную от Москвы до Ростова, где можно будет проверить качество газового топлива. К сожалению, в большинстве баллонов далеко не пропан-бутан. Я слышал, в районе завода «Воронежсинтезкаучук» есть заправка, хозяин которой покупает за копейки отработанные газовые отходы с этого завода и заправляет такую вот «смесь» клиентам.

— Можно ли предположить, сколько будет стоить АИ-92 в Воронеже к новому году?

— Столько же. Несмотря на небольшой демпинг, цена на бензин в первую очередь зависит от цены на нефть. Баррель нефти в этом году, как и в прошлом, будет стоить 60–70 долларов. Пока ничто не говорит о том, что цена бензина резко изменится.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии