«Оставь его!»

«Оставь его!»

Красильная история

Пустошь сельца Никульского (Климово, Нечаево тож — так значилось это место в документах начала XVII в.) и не подозревала, какие события развернутся здесь всего столетие спустя.

Свое нынешнее название усадьба получила во второй половине XVIII в., после присоединения ее к соседней деревне Остафьево. А до этого местность переходила из рук в руки служилых дворян Малова и Пивова, Минина, Ляпуновых, Бартеневых, Львовых, Апраксиных. У последних имение приобрел князь Яков Голицын, внук воспитателя Петра I Бориса Голицына. Но и он владел Остафьевом недолго.

В 1752 г. промышленник из Тульской губернии Козьма Матвеев (имевший также сургучную и красильную фабрики в Москве, суконную в Курской губернии, железоделательный завод на Урале и многое другое) и изобретатель-самоучка Петр Сухарев открыли в Остафьеве красильное заведение. Сухарев нашел секрет изготовления редких красителей, не уступавших по качеству заграничным, которые были необходимы для расцвечивания отечественных тканей.

Как лицо, не принадлежавшее к высшим сословиям, Матвеев приобрел владение Голицыных по особому разрешению правительства, заинтересованного в развитии производства отечественных красок. В 1754 г. Матвеев выслужил звание коллежского советника, приравнявшее его к дворянскому сословию, а в 1756-м умер П.И. Сухарев. Матвеев, почувствовав себя дворянином и единственным владельцем заведения, взялся за переоборудование усадьбы. На рубеже 1750-1760-х гг. он капитально отстраивает Остафьево. В начале 1780-х вдова Матвеева переносит сюда и каменную церковь Живоначальной Троицы из принадлежащего ей села Рязанова.

Вяземские, балы и поэтические вечера

Не станем разбирать нравственный аспект поступка Матвеева по отношению к Сухареву и его делу, но за все приходится расплачиваться. И наследники Козьмы Матвеева после тридцатилетнего спора с потомками П.И. Сухарева полностью лишились своего права на имение. В 1792 г. новым владельцем Остафьева стал один из образованнейших людей своего времени, аристократ и англоман князь Андрей Иванович Вяземский. Используя связи в Сенате, Вяземский сбросил цену на «спорную» матвеевскую собственность и выгодно приобрел все сразу: землю и крестьян, красивую усадьбу с прудами и садом и готовое к производству «заведение».

Андрей Иванович строит новый усадебный дворец. Всю жизнь он стремился к красоте и аккуратности: «Природа влила в мою душу непреодолимое омерзение от кривых дорог». И дом получился на зависть современникам. Многочисленные двери главного корпуса, открытые галереи-колоннады, рассчитанные на летние вечерние чаепития, — все говорит о том, что Вяземский хотел видеть здесь многочисленных друзей и знакомых. Так оно и случилось. Частыми гостями здесь были баснописец, позднее министр юстиции Иван Дмитриев, сенатор и поэт Юрий Нелединский-Мелецкий, Василий Львович Пушкин, Василий Андреевич Жуковский... А с 1804 г. двенадцать лет подряд в Остафьеве живет Николай Михайлович Карамзин, пишет «Историю Государства Российского».

Когда умирает Андрей Иванович, усадьба переходит к сыну Вяземского и ирландки Женни Квин (романтичнейшая была история) Петру. При Петре Андреевиче дворец приобретает тот вид, который можно наблюдать сейчас — по окончании реставрационных работ.

В 1821 г. П.А. Вяземский попадает в опалу (обличительные стихи, разговоры об освобождении крестьян, участие в подготовке проекта конституции) и в течение последующих девяти лет живет с семьей в Остафьеве под особым надзором полиции. К нему приезжают А.И. Тургенев, В.Л. Пушкин, В.А. Жуковский, К.Н. Батюшков, В.К. Кюхельбекер, А.С. Грибоедов, Д.В. Давыдов, А. Мицкевич и, конечно, А.С. Пушкин. Легенда приписывала поэту даже само название усадьбы. Он якобы крикнул дворецкому, который выгонял ожидавшего извозчика: «Оставь его!» Забавно…

После кончины Пушкина вдова поэта передала Вяземским некоторые вещи. Черный жилет, пробитый пулей Дантеса; белая бальная перчатка, парная той, что была брошена в гроб поэта; трость с ременной кисточкой. Восковую свечу с панихиды поместили в карамзинской комнате.

В 1861 г. во владение усадьбой Остафьево вступает Павел Петрович Вяземский — сенатор и камергер, председатель Комитета иностранной цензуры, начальник Главного управления по делам печати. Князь Вяземский был автором многочисленных работ по истории русской культуры (к примеру, известные «Замечания на „Слово о полку Игореве“) и, кроме того, страстным коллекционером. Во дворце хранятся коллекции живописи, графики, прикладного искусства — интерьеры главного дома существенно меняются. Павел Петрович создает мемориальные комнаты Карамзина, Пушкина и своего отца Петра Вяземского. Остафьево превращается в домашний музей, а постройки бывшей фабрики — в летние дачные домики для сдачи внаем.

Шереметевы и уникальный музей

В 1889 г. уже Петр Павлович Вяземский продает усадьбу мужу своей сестры Екатерины, графу Сергею Дмитриевичу Шереметеву. Он был флигель-адъютантом Александра III, генерал-майором, членом Государственного Совета и оберегермейстером Высочайшего двора. Он благоговейно относился к Остафьеву и открыл здесь общедоступный пушкинский музей к 100-летию со дня рождения великого поэта. С 1911-го в усадьбе по желанию и на средства графа устанавливаются памятники тем, кто оставил яркий след в ее истории, — Н.М. Карамзину, П.А. Вяземскому, П.П. Вяземскому, В.А. Жуковскому, А.С. Пушкину. С.Д. Шереметев приглашает сюда историков, ученых, писателей.

Граф никогда не считал Остафьево «обычной земельной собственностью» и именно поэтому еще в 1903 г. оформил его как заповедное наследственное имение второму по старшинству сыну Павлу. Историк, художник, публицист, член Российской академии наук, он живет в западном флигеле дворца, помогает отцу в создании музея и впоследствии делает все, чтобы сберечь усадьбу и сохранить ее раритеты.

Всю жизнь Павел Сергеевич Шереметев отдал Остафьеву. Но в июне 1928 г. бывший граф был уволен из музея, а осенью 1929-го выселен из усадьбы. Остафьево преобразуется в дом отдыха. Музей открывается вновь лишь в ноябре 1989 г.

Эпилог

До наших дней в усадьбе сохранились великолепный дворец с галереями-колоннадами и флигелями, старинный усадебный парк со знаменитой липовой аллеей и храм Живоначальной Троицы. Посетите усадьбу в этом году — в год 200-летия усадебного дома. В Овальном зале прекрасная акустика, здесь часто проходят концерты старинной музыки, литературные чтения. Сквозь стекла высокой двери видна старая липовая аллея, которую Пушкин назвал Русским Парнасом. Приятно прогуляться по парку, пробежаться по крутому склону, выйти к пруду с деревянным мостиком, постоять у воды…

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии