Антикиллер

АНТИКИЛЛЕР

]

«Урал» — автомобиль переднего края и давно заслужил уважение в войсках. Даже капотный КамАЗ, более современный и привлекательный, не в силах затмить боевые заслуги ветерана. А теперь появилась его особенная модификация — «Урал-432009» с бронированной кабиной.

БРУСТВЕР НА КАПОТЕ

Экипажам бескапотников — ГАЗ-66 и КамАЗов — минная война не оставляла никаких шансов. В лучшем положении оказывались водители ЗИЛ-131, КрАЗов и, конечно, «уралов». Пусть взрывом отрывало переднее колесо с цапфой, водитель получал контузию, но даже на колченогом автомобиле часто удавалось выбраться из-под обстрела. Только бензиновый ЗИЛ — бочка с порохом, а КрАЗ медлителен и неповоротлив. «Урал» с камазовским дизелем, по крайней мере, свободен от этих проблем, а уберечься от пуль водителю помогала солдатская смекалка — мешки с песком на капоте и крыльях, бронежилеты на дверях. Хоть немного, но они выручали.

Существенно улучшить защиту экипажа удалось в середине 80-х годов локальным бронированием кабины и мотоотсека — совместной разработкой военных и заводских инженеров. Способ давно известный — бронелистом защищали еще кабины «студебекеров» со знаменитыми «катюшами». Но и недостатки такого бронирования известны не хуже: никудышный обзор через смотровые щели, быстрое провисание петель и поломки замков утяжеленных дверей, уязвимость стыков панелей. В жарких спорах о реформировании армии, ее переводе на контрактную основу страна дожила до Чечни. К той поре выведенную из соцлагеря «лишнюю» колесную и гусеничную технику порезали на металлолом, и неожиданно выяснилось, что на новую денег нет. Война, как всегда, застала врасплох. Потому и пришлось воевать в горах морской пехоте и ездить по минированным дорогам на гибельных бескапотниках.

БРОНЯ КРЕПКА

Бронированный «Урал» — инициатива завода, а коли без команды сверху, то и без финансирования программы. Работать с броней помогали другие уральские заводы.

Эстеты отметят плохую обзорность (маловаты, дескать, бронестекла), плохо зачищенные сварные швы, грубые ручки дверей и, о ужас, непрошпаклеванный бронелист. Зато военные сразу оценили мощные сейфовые двери с прочными петлями и замками, амбразуры для ведения ответного огня. Пол кабины, задняя стенка и крыша тоже из бронелиста, в крыше — бронированный люк, читай — пулеметное гнездо. Кроме того, это аварийный выход, через него легко выбраться из опрокинувшейся машины — тяжелую дверь поднять не каждому под силу.

Кабина стала двухместной, с раздельными спартанскими сиденьями. Так выкроили место под спецоборудование: приборы ночного видения, радиационной и химической разведки и т. п., но военные говорят, что надо предусмотреть штатное место еще и для армейской радиостанции. Кроме обычной «печки», монтируют фильтро-вентиляционную установку (ФВУ).

Двигатель, ярославскую «восьмерку», постарались укрыть не хуже, чем экипаж. Ведь он обязан вывезти из любой передряги: «железная маска» на радиаторе, боковины и капот из бронелиста. Традиционные «ураловские» пружины такой капот, конечно, не удержат, поэтому его оснастили фиксатором, а в закрытом положении крепят двумя барашками — так надежнее. Бронирование ящика с аккумулятором и топливного бака тоже добавило живучести ветерану, только почему-то остались беззащитными заливная горловина и дополнительный бак.

Бронированная кабина гораздо тяжелее обычной, потому переднюю подвеску усилили, однако машина идет мягко, а лишние полтонны «Урал» даже не почувствовал.

Бронекабину можно установить на обычную машину даже в условиях дивизионного рембата. В этом есть смысл — кабина стоит 400–500 тыс. рублей, а бронеавтомобиль — 1,5 млн. Впрочем, за эти деньги под тент платформы установят еще и бронированный модуль на 15–20 бойцов. Уровень комфорта — армейский, внутри только деревянные лавки, но все функционально, есть бойницы, а двери оборудованы мощными замками с внутренней блокировкой.

Подобные модули на «уралах» с локальной защитой кабины уже несколько лет применяет в Чечне спецназ внутренних войск. Часто машины возвращались с задания обгоревшие, без воздуха в тормозной системе, с изодранными в лоскуты шинами и многочисленными пулевыми отметинами на броне, но с живым экипажем.

При высокой живучести шасси, хорошей скорости и бронезащите, удобной и быстрой, по сравнению с БТР, посадке-высадке есть еще одно достоинство у таких машин. Хотя на войне ресурс измеряется не километрами, а сутками, проведенными на передовой, но БТР-80 отправляют в капремонт уже при пробеге 50 тыс. км, а «Урал» ходит все двести, то есть эксплуатация оказывается дешевле. На пробу одну машину с бронекабиной купили пограничники, одна несет службу в Чечне, во внутренних войсках, и все... Инициатива пошла снизу. Видимо, вспомнив, как в давние времена всей станицей собирали в поход казака-бедняка — покупали коня, шашку и штаны с лампасами, УВД Тюменской области на паях с администрацией решило закупить пару таких машин для своего ОМОНа, не вылезающего из чеченских командировок.

Конечно, для разведывательно-дозорных целей во всем мире выпускают специальную технику, чаще всего на шасси автомобилей поменьше — «Хаммер», «Ленд-Ровер Дефендер», но в российской армии всегда в чести была универсальность: шинель — на все времена года, сапоги — повседневная обувь, она же парадно-выходная и спортивная. Потому и впрягают «Урал» в несвойственную для него работу, а он ее все равно тянет. И не оттого, что в крови у него тяга к военным приключениям, — просто в войсках достойной альтернативы ему пока нет и когда появится — неизвестно. А воевать-то приходится уже сегодня.

ФОТО: АЛЕКСАНДР КУЛЬНЕВ

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии