По трупам?

По трупам?

Роковой кортеж

Первая трагедия произошла утром 10 сентября на Калужском шоссе. Водитель Наталья Труфанова на автомобиле ВАЗ-2104 направлялась в сторону области. Скорость движения, скорее всего, была небольшой: по словам дочери, свыше 70 км/ч ее мама не ездила, на стекле машины даже имелась соответствующая наклейка. В салоне кроме Натальи находились ее муж Александр и родственник Валентин Чернец. В то же самое время, но в противоположном направлении по Калужке, на беду Труфановых, следовал кортеж председателя Верховного суда Вячеслава Лебедева. Последнее, что помнит Наталья, — это бесшумно несущаяся на нее армада и чудовищный лобовой удар. Mercedes сопровождения машины Лебедева протаранил «четверку» с такой силой, что супруги Труфановы в бессознательном состоянии были доставлены в реанимацию ближайшей больницы. На больничной койке оказался и Чернец. Помочь мужу Натальи врачи не смогли: он умер. Водитель Mercedes, как принято говорить в таких случаях, отделался легким испугом.

Кто ехал по встречке?

В тот же день пресс-служба УГИБДД МО заявила, что причиной трагедии на Калужском шоссе стал ВАЗ-2104, выехавший на полосу встречного движения. Там он якобы и столкнулся с машиной ГИБДД, которая шла с включенными сигналами. Обратите внимание: расследование только началось, но «суду все ясно»: вылетела на встречную, грубо нарушив ПДД, именно Труфанова. По всей видимости, презумпция невиновности на рядовых граждан у нас уже не распространяется. За исключением, разумеется, тех, кто участвует в таком важном государственном деле, как обеспечение проезда сановников.

Между тем у ДТП на Калужке были многочисленные свидетели. За кортежем Лебедева, летевшим по встречной полосе, наблюдал не один человек. Видели водители и пробку в сторону Москвы, так что выехать на встречку Наталья при всем желании не могла. Некоторые из свидетелей говорили, что мигалку Mercedes врубил за считанные секунды до ДТП. В результате очевидцев набралось десятки, но именно это, как ни странно, сослужило Труфановой плохую службу. Каждый из них, вероятно, подумал: народу хватает, есть кому дать показания и без меня… после чего самоустранился. Поэтому реальных свидетелей, которые могут хотя бы косвенно подтвердить невиновность женщины, на сегодняшний день всего двое. Косвенно, поскольку самого столкновения эти люди не видели. В итоге Наталье грозит еще одна беда. Не исключено, что ей предъявят обвинение по статье 264, часть 2 УК РФ, предусматривающей до пяти лет лишения свободы, а также возложат на нее расходы по компенсации ремонта Mercedes.

Кто заснул за рулем?

Жителю Ярославля Андрею Никифорову, одному из фигурантов следующего дела, такое обвинение уже предъявлено. С той лишь разницей, что к нему применили 3-ю часть той же статьи, которая предполагает срок до семи лет. Поскольку погиб в этой аварии уже не один человек, а двое: губернатор Костромской области Виктор Шершунов и его шофер. Это резонансное ДТП произошло 20 сентября на 76-м километре Ярославского шоссе около часа ночи. Губернаторский Mercedes шел в сторону Москвы, Ford Focus Никифорова, по версии следствия, — в сторону области. По той же версии, Андрей заснул за рулем и, вылетев на встречку, столкнулся с Mercedes лоб в лоб. Машина Шершунова в результате буквально спикировала в кювет. Губернатор и его водитель погибли. Алексея с множественными травмами госпитализировали в реанимацию Сергиево-Посадской больницы. В отличие от ехавших в Mercedes он был пристегнут, что, скорее всего, и спасло ему жизнь. Кстати, есть не одно свидетельство того, что и сам Шершунов, и его водитель слыли любителями скоростной езды вне зависимости от погоды и времени суток.

В Москву или из Москвы?

Так же, как и в случае с Труфановой, заявление о выезде Ford на встречку было сделано задолго до официально предъявленного обвинения. Впрочем, наличие последнего обстоятельств аварии не проясняет. После столкновения Ford действительно стоял капотом в сторону области. С учетом этого Никифоров и впрямь мог пересечь сплошную, оказавшись на пути чиновничьего автомобиля, тем более что в часы, предшествовавшие ДТП, он был в Москве. Однако вполне вероятен и другой вариант, в пользу которого говорит характер повреждений Ford. Во-первых, как утверждает партнер Никифорова по бизнесу, видевший разбитую машину (тщательно, кстати, от посторонних глаз скрываемую), у нее напрочь смята правая передняя стойка. Это означает, что удар по автомобилю был сзади и справа — при лобовом столкновении повреждения другие. Во-вторых, мотор при лобовом ударе обычно уходит под пол в направлении багажника, в данном же случае он оказался в 50 м от машины, причем со стороны Москвы. То, что автомобиль после ДТП стоял передом в область, не на своей полосе, можно объяснить тем, что после тарана тяжелым Mercedes его могло отбросить и развернуть. Сам водитель из-за последствий тяжелой черепно-мозговой травмы полностью воссоздать предшествовавшие ДТП события не в состоянии. Он лишь утверждает, что ехал в Москву и видел стремительно приближающийся свет фар в зеркале заднего вида.

Обстоятельства трагедии, таким образом, могли быть следующими. Первоначально Никифоров направлялся в область, но затем развернулся — например, чтобы попасть на заправку или перекусить в кафе. Он ехал по своей полосе в сторону Москвы на скорости порядка 100 км. Следом за ним со скоростью в 1,5–2 раза выше шел губернаторский Mercedes. Водитель последнего, очевидно, решил обойти Ford справа. В свою очередь Никифоров, увидев сзади свет фар, также подал вправо, собираясь его пропустить. Времени, чтобы успеть скорректировать маневр, у водителя Шершунова уже не оставалось...

Без гарантий

Конечно, все это лишь предположения. Да, вполне может быть, что следствие на правильном пути, и в таком случае ответственность за смерть двух человек, безусловно, должен нести Никифоров. Однако практически сразу после аварии появились поводы говорить об отсутствии прозрачности в ведении этого дела. В условиях такой секретности поневоле начнешь думать: что-то здесь не то... Тем более есть прецеденты — ДТП, в котором погиб губернатор Евдокимов, по схеме, кстати, очень похожее на ДТП с Шершуновым. Ведь и тогда расследование шло «по-тихому», а козлом отпущения пытались сделать простого водителя. От срока его спасло лишь активное вмешательство автомобилистовобщественников. Нет никаких гарантий, что этот вариант не повторится и с Никифоровым. Как нет их, впрочем, у любого из нас, если мы завтра окажемся на пути очередной «птицы-тройки». Самое страшное, что попасть под ее каток можно где угодно: на пустынной утренней алтайской трассе, днем в забитой пробками Москве, на ночном шоссе в Подмосковье...

Чтобы избавиться от этого вечно висящего над нами рока, необходима жесткая регламентация всех «мигалочных» проблем на федеральном уровне. Требуются поправки в КоАП, Закон о госохране и служебные инструкции, однозначно запрещающие машинам кортежей таранить автомобили граждан, якобы препятствующих их продвижению к высоким государственным целям.

Ведь рутинная доставка чиновника на работу — это не форс-мажор, ради которого допустимо идти на вынужденные человеческие жертвы. А профнепригодность в конец одуревших от вседозволенности придворных водителей — не повод сажать в тюрьму тех, кому чудом удалось выжить после встречи с ними. За что заплатил жизнью муж Натальи Труфановой? Получается, только за то, чтобы главный российский судья вовремя оказался в своем кабинете…

Можно долго рассуждать о том, что у государственных людей такого ранга много важных, срочных дел и вечный цейтнот. Но неужели проблему экономии их драгоценного времени надо решать так уродливо, цинично, жестоко? Неужели нет альтернативы этой практически преднамеренной езде по трупам? И совести, неужели совсем не осталось совести у тех, кто одновременно видит и не видит нас сквозь темные стекла пролетающих мимо лимузинов?

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии