Устав от ожидания

Устав от ожидания

Устав автомобильного транспорта РСФСР (далее — УАТ УРСФСР) смело можно назвать последним звеном, связывавшим нашу капиталистическую действительность с давно забытым социализмом. Этот документ, действующий и поныне, пожалуй, самый известный из советских законов, переживший путчи, революции, дефолты и множество кабинетов министров. Новый Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта (далее — УАТ РФ) ждали с нетерпением все — и перевозчики, и грузовладельцы, и экспедиторы.

Новый закон производит благоприятное впечатление. Он выглядит и читается намного легче. Из нового Устава убраны неоднократно дублирующиеся в действующем УАТ РСФСР положения, а также нормы, определяющие планово-экономический характер работы автотранспорта, его зависимость от разных министерств и ведомств и статьи, упоминающие о важности автомобильного транспорта для социалистического хозяйства.

Новый Устав имеет достаточно четкую структуру: ориентироваться в нем стало намного Проще. В нем нет упоминания о транспортной экспедиции — ей, напомним, давно посвящен отдельный закон. Непонятно, правда, зачем законодателям понадобилось смешивать «в одном флаконе» перевозки грузов и пассажиров, а также

зачем-то примешивать городской наземный электрический транспорт. Тем не менее, основные положения УАТ РФ вселяют оптимизм — из нагромождения норм действующего Устава осталось все самое необходимое.

Но лаконичность УАТ РФ, к сожалению, с лихвой искупается количеством так называемых «отсылочных» норм — то есть статей, которые отсылают к Правилам перевозок грузов — непонятно, действующим поныне, то есть практически ровесникам УАТ РСФСР, или новым, принятие которых может потребовать столько же времени, как и сам Устав. Императивность, то есть обязательность к исполнению, УАТ РСФСР сменилась более мягкими нормами — диспозитивными. С одной стороны, это дает возможность сторонам договора перевозки самостоятельно определять права и обязанности, с другой — возникает необходимость прописывать дополнительные положения. Так что в связи со вступлением в силу нового Федерального закона вероятно, увеличится спрос на юристов-транспортников: необходимость дополнять действующие договоры перевозок грузов очевидна.

По понятиям

В новом Уставе перечислены все основные понятия, правда, с ними происходит небольшая путаница: так, «заказ-наряд» в ст. 2 УАТ РФ считается формой договора фрахтования (ст. 18), а столь привычная нам «заявка» относится теперь только к договорам об организации перевозок грузов (ст. 798 ГК РФ). Договор перевозки груза может заключаться посредством принятия перевозчиком к исполнению заказа (п. 5 ст. 8 УАТ РФ). Правда, в чем отличие заказа от заказа-наряда или заявки, законодатель ответа не дает, отсылая все к тем же пока неизвестным правилам перевозки грузов.

Прописано, кто является грузоотправителем — важный момент, ранее не определенный в отношении договора перевозки: физическое или юридическое лицо, которое в договоре перевозки груза выступает от своего имени или от имени владельца груза, и указывается в транспортной накладной.

Данная формулировка крайне важна, поскольку определяет правовое положение грузоотправителя и позволяет точно идентифицировать лицо, имеющее право предъявлять претензии к перевозчику, а также нести ответственности за ряд нарушений обязательств по договору перевозки.

Грузоотправитель, таким образом, законодательно приобрел четкий статус лица, распоряжающегося грузом на основании юридически значимых документов.

Договор фрахтования, новелла УАТ РФ, остается загадкой. Применим он исключительно при перевозках грузов с сопровождением представителя грузовладельца либо при перевозках грузов, в отношении которых не ведется учет товарно-материальных ценностей, или также применяется при перевозках так называемых «сборных» грузов. Вероятно, ответ дадут практика либо решения суда. Как УАТ РСФСР, так и УАТ РФ не включают понятия «неподача» в связи

с договором перевозки. «Невывоз груза» — именно так именуют оба Устава неисполнение своих обязательств перевозчиком. Зато понятие «неподача» используют ГК РФ и УАТ РФ в части, касающейся договоров фрахтования.

Налицо упражнение для любителей поиграть в суде терминами. Все сроки, за исключением исчисления сроков утраты груза и исковой давности, оставлены на усмотрение сторон либо, как в случае со сроками доставки, ссылаются все на те же Правила.

Плюсы или минусы?

Многие статьи УАТ ясности в существующую неразбериху не внесли. На самые спорные вопросы, такие, как «что считать простоем» и «как считать простой», что такое «просрочка», можно ли считать ее состоявшейся, если в заказе или заявке срок доставки определен с явным нарушением трудового законодательства и Правил Дорожного Движения, ответ так и не дан. Вызывает вопросы и ситуация с погрузкой-выгрузкой транспортных средств — момент предъявления водителем документов отправителю или получателю, поскольку этот момент в силу ряда причин не всегда совпадает с фактическим прибытием машины Никаких изменений, несмотря на огромное количество споров, связанных именно с прибытием машины в указанное время и постановки на погрузку или выгрузку гораздо позже

назначенного времени, в УАТ РФ законодатели не внесли. Порядок выдачи грузов получателю практически не претерпел изменений. Часть 2 ст. 65 УАТ РСФСР почтив неизмененном виде отразилась в п.8 ст. 15 УАТ РФ. Выдача груза с обязательной проверкой массы, состояния груза и количества мест лишилась положений о проверке прибытия груза, погруженного автотранспортным предприятием или организацией со склада грузовой автостанции или выдачи груза со склада грузовой автостанции.

Перевозчики отныне лишены возможности взыскать с отправителя потери за неправильное размещение и крепление груза. Отказ от возмещения убытков, связанных с перегрузом транспортного средства, теперь будет на законных основаниях.

Мера ответственности

Как перевозчик за невывоз груза, так и грузоотправитель за непредъявление такового, уплачивают контрагенту штраф в размере 20% от провозной платы (если иное не установлено договором).

За несвоевременное предоставление транспортного средства (вероятно, имеется в виду опоздание) пере-возчик уплачивает штраф в размере, установленном договором, или, если размер штрафа договором не определен, 1% среднесуточной провозной платы (!), определенной в соответствии с установленным договором перевозки сроком перевозки груза (при междугороднем сообщении), или 5% провозной платы при перевозке грузов в городском или пригородном сообщении.

За просрочку в доставке груза перевозчик уплачивает грузополучателю (в УАТ РСФСР лицо, которому следует оплата, не указано) штраф в размере 9% за каждые сутки просрочки, опять же, если иное не установлено договором.

В свою очередь, ответственность за непредъявление груза к перевозке, отказ от пользования транспортным средством по договору фрахтования, задержку (простой) транспортных средств несут отправители и получатели.

Что может порадовать перевозчика, так это еще одна новелла УАТ РФ. За неуказание в транспортной накладной особых отметок, необходимых мер предосторожности либо за искажение сведений о свойствах груза с грузоотправителя взыскивается штраф в размере 20% от провозной платы, а также на нем лежит обязанность возместить перевозчику ущерб, причиненный такими нарушениями (п. 3 ст. 35 УАТ РФ). Можно ли будет ссылаться на этот пункт при возмещении убытков за перегруз, покажет практика.

Что положительного дает перевозчику перевозка грузов в сопровождении представителя, кроме возможности заключить договор фрахтования, непонятно. Можно только догадываться, что освобождение перевозчика от ответственности при перевозке груза в сопровождении экспедитора грузовладельца перекочевало в ст. 18 УАТ Российской Федерации.

Статья 36 УАТ РФ в качестве оснований, освобождающих стороны от ответственности, среди прочих называет и иные, не зависящие от воли сторон причины. Для перевозчика это огромный плюс, поскольку то же нападение на машину с целью хищения груза снимает с него ответственности на основании статьи нового Федерального закона.

Пункт 2 ст. 39 выносит еще одну проблему: «Право на предъявление претензий к перевозчикам имеют лица, заключившие договор перевозки…». Тем не менее, не всякий «договор перевозки» дает право предъявлять претензии к реальному перевозчику. Вероятно, законодатель имел в виду именно грузоотправителей как лиц, заключающих договор перевозки в пользу третьего лица — грузополучателя.

Что в итоге?

Закон получился в целом неплох, сдержан, удобен, но… недостаточно актуален. Создается впечатление, что при его разработке руководствовались учебниками, а не реальной практикой неспокойной отрасли автотранспортных перевозок.

В законе явно не хватает положений, раз и навсегда определивших статус многих участников перевозки — экспедиторов, не значащихся в накладной, многочисленных фирм-посредников, заключающих между собой договор перевозки, не подтвержденный фактической передачей груза друг другу. Отсутствуют нормы, которые могли положить конец спорам о начале времени реального, а не «с момента сдачи документов», простоя, об ответственности за неуплату провозной платы и порядке ее выплаты, о штрафных санкциях, которые выражались бы не в эфемерных процентах, а в твердых суммах, о форме документов.

Остается надеяться, что правила перевозок грузов, упомянутые в УАТ РФ, разрешат эти спорные вопросы.

Федеральный закон от 8 ноября 2007 г. N 259-ФЗ

«Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта»

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии