Страна Mercedes и дотов

Страна Mercedes и дотов

В некогда закрытую Албанию сейчас можно попасть через Черногорию, Македонию и Грецию. Наш путь начался в черногорском приграничном городе Ульцинь на берегу Адриатического моря. Погранперехода на побережье нет, поэтому пришлось ехать на север, в горы, до черногорского села с русским названием Владимир — отсюда до албанской границы совсем рядом.

Безвизовый экстрим

[pic id=95657 name=imagearticle type=small]Честно говоря, когда узкое шоссе начало петлять по краю обрыва, с которого далеко внизу были видны будто игрушечные села и дома, закралась крамольная мысль: «Может, не стоило ехать?» Пот прошибал, когда попадались встречные автомобили — правыми колесами им приходилось заезжать на самый край отвесного уступа, чтобы разминуться. Но настоящее цирковое шоу началось, когда из-за очередного поворота навстречу вырулил огромный грузовик — пришлось демонстрировать чудеса вождения, чтобы не свалиться в пропасть.

В селе Владимир проживают главным образом албанцы. Помимо православных храмов видны минареты мечетей. Есть и развалюхи, но большинство домов украшают вычурные балконы, большие деревянные террасы и даже колоннады.

Приграничный населенный пункт в Черногории называется Суковин. КПП представляет собой шлагбаум под навесом и деревянный сруб. Нам повезло — очередь состояла всего из пяти автомобилей. Над окошком таможни красовалась надпись «Carina Customs». Черногорские таможенники проверили багажник и салон. Пограничники поставили штамп в паспорте, шлагбаум открылся, и мы подкатили к албанскому КПП на окраине села Муричане.

[pic id=98140 name=imagearticle type=small]Пропускной пункт представляет собой несколько небольших домиков под черепичными крышами. Если черногорские пограничники именуют себя просто policija, то албанские — dogana. Албания для россиян является безвизовой, поэтому пограничные формальности не заняли много времени. В паспорте даже не поставили штамп. Открылся очередной шлагбаум, и мы оказались в селе Муричане. Взгляд сразу наткнулся на железобетонные купола дотов с черными зияющими амбразурами.

Сразу за границей находится стоянка с вполне европейским кафе, чистым туалетом и магазином, явно рассчитанным на туристов. Национальной валютой является албанскийлек. В магазине охотно принимают евро, но сдачу могут дать леками. Правда, подобная ситуация только на границе — в городах приходится искать обменные пункты, чтобы обзавестись национальной валютой.

Между Испанией и Турцией

[pic id=98141 name=imagearticle type=small]От границы вглубь страны дорога идет через небольшие селения, в которых испытываешь настоящий шок. Это трущобы, буквально заваленные мусором. Царит грязь и разруха.

В целом же Албания оказалась вполне цивилизованной европейской страной, не лишенной, правда, контрастов. Она обладает всеми признаками стран постсоветского пространства — плохими дорогами, запущенными городами и селами, вездесущим мусором и типовыми жилыми пятиэтажками. Все это можно увидеть в любом российском провинциальном городке.

Албания представляет собой нечто среднее между Испанией и Турцией. Внешне албанцы ничем не отличаются от европейцев, за исключением цыган, которыми населены целые городские районы и поселки.

Характерная особенность местной автомобильной жизни — обилие Mercedes-Benz. Статистика утверждает, что албанский частный автопарк на 90% состоит именно из них. Подавляющее большинство машин очень старые и изношенные. Кстати, «мерседесами» в Албании называют также многочисленных осликов.

На дорогах огромное количество заправок, и все они в прекрасном состоянии. Стоимость бензина АИ-98 составляет 130 лек (38 руб.) за литр, АИ-95 — 120 лек (35 руб.), дизельного топлива — 110 лек (32 руб.). Наиболее распространена сеть заправок с забавным для русского уха названием Kastrati. На заправках — магазины, кафе, туалеты. Все вроде бы как в цивилизованной Европе. Правда, от решения умыться на одной из этих заправок пришлось отказаться — из крана текла жидкость бурого цвета.

Албания — сельскохозяйственная страна, поэтому у дорог крестьяне продают овощи и фрукты. Особенно хороши местные арбузы. Десятикилограммовый арбуз стоит всего 10 лек (34 руб.)! Популярна кукуруза — ее жарят прямо на костре или на небольшом мангале.

Часто встречаются вывески с надписью Lavazh. Невольно ищешь взглядом лепешки и удивляешься, как в подобных антисанитарных условиях можно печь хлеб. Однако выясняется, что надпись с албанского переводится как «автомобильная мойка». Обычно мойка представляет собой небольшую открытую площадку и шланг. Кажется, машины моют с утра до вечера, но чище они почему-то не становятся.

Албанские дороги плотно оккупированы дорожной полицией. Патрули с регулярным постоянством встречаются каждые 40–50 км. Как правило, они занимаются контролем скорости. К своему делу полицейские подходят основательно — радары установлены на специальных треногах. Правда, одеты стражи порядка в жилеты яркого салатового цвета, которые хорошо видны издалека.

Поражает обилие свалок разбитых автомобилей, которые расположены прямо у дороги. Горы покореженного металла производят удручающее впечатление. На таких свалках часто можно увидеть людей, которые что-то усердно отвинчивают и отламывают.

Смешений стилей и эпох

[pic id=98142 name=imagearticle type=small]Албания долгое время находилась в изоляции — сюда не могли приезжать иностранцы, албанцы не имели возможности выезжать из страны.

Неизгладимое впечатление производят уже упоминавшиеся выше доты. Поражают не сами сооружения, а их безумное количество. Бункеры рассыпаны по всей стране — они стоят группами и поодиночке. В основном небольшого размера, предназначенные для пулеметного расчета, но есть железобетонные «шатры», в которые можно загнать пару танков.

Первое экспериментальное сооружение построили в 1950 году. Испытывали укрепления на прочность весьма оригинально — строителей загоняли в бункер и расстреливали из танкового орудия. Если авторы оставались живыми, объект принимался. Сейчас доты облюбовали бомжи.

Ближайший к Черногории крупный албанский город называется Шкодер. Делаем остановку в центре. Улицы заполнены вездесущими Mercedes.

Рядом с панельными «хрущевками» высятся пятизвездочные отели и банки со стенами из тонированного стекла.

Вторая остановка — в приморском Дурресе. Вдоль берега тянутся чудесные пляжи с белоснежным песком. Зеленые пальмы создают романтичное настроение. Прямо на улицах продают яркие зонты, пляжные тапочки, шорты, купальники, полотенца и прочую пляжную атрибутику. Если бы не мусор и помойки, город стал бы курортным раем. Сейчас Дуррес считается вторым крупным городом и главным портом Албании.

Дальше едем на север, в столицу. От побережья до Тираны всего 35 км по четырехполосному автобану с бетонным разделительным барьером. В центре столицы испытываешь двоякое чувство — то ли вернулся в эпоху социализма, то ли попал в период развитого капитализма. Фасад Дворца культуры на площади Скендербега украшает огромное мозаичное панно — восставшие рабочие и крестьяне со знаменами и оружием в руках поднялись на борьбу с эксплуататорами. Сама центральная площадь также производит странное впечатление. На ее краю высится монумент Скендербегу, национальному герою Албании. За ним видна белоснежная мечеть Эфем-Мей с минаретом. К ней пристроена часовая башня, выполненная в католическом стиле. А по периметру друг напротив друга стоят здания,построенные в стиле соцреализма и ренессанса.

Чтобы составить общее представление о городе, поднимаемся на смотровую площадку 15-этажного бизнес-центра Sky Tower. С его крыши Тирана видна как на ладони. Город расположен в широкой горной долине, до отказа заполненной типовыми многоэтажками. В центре не более пяти этажей, ближе к окраине высота домов увеличивается. Среди невысоких домов в центре столицы, будто скалы, возвышаются стеклянные небоскребы. Создается впечатление, что Тирана — банковская столица Европы.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии