Неоднозначные изменения

Неоднозначные изменения

Рассматриваемые Госдумой поправки в Закон об ОСАГО облегчат жизнь автомобилистам и в то же время добавят хлопот страховым компаниям. Тем не менее гиганты страхового рынка одобряют назревшие перемены.

Рассказывает директор филиала страховой компании «Росгосстрах» в Оренбургской области Мария Папиженко.

— Мария Егоровна, насколько серьезно может ударить по страховщикам обязательство выплачивать деньги каждому потерпевшему в ДТП вне зависимости от их числа?

— Внесение этой поправки было инициировано самим страховым сообществом. Мы с самого начала говорили о том, что лимит выплат по ущербу, нанесенному жизни и здоровью, недостаточен. Он не позволяет получать достойные выплаты участникам крупных аварий, когда пострадавшими становятся десятки людей. К примеру, маршрутка вмещает 10–12 человек, а на оплату ущерба жизни и здоровью всех этих людей сегодня предусмотрено всего 240 тыс. рублей.

— Как вы относитесь к введению санкций за несвоевременные страховые выплаты?

— Мы считаем, что такая мера повысит ответственность страховщиков. К сожалению, на рынке до сих пор остаются компании, для которых главным является сбор премий. Но есть и обратная сторона медали — это ситуации, когда возникает подозрение на мошенничество. Компании должны иметь возможность тщательно изучить обстоятельства ДТП с привлечением специалистов-экспертов. Поэтому есть опасения, что страховщики будут закрывать глаза на мошенничество, с тем чтобы уложиться в сроки. Именно поэтому законопроект увеличивает срок осуществления выплаты до 30 дней. Европейский опыт показывает, что двух недель недостаточно — в большинстве западных стран срок урегулирования ущерба по ОСАГО составляет 30 дней, а в некоторых странах даже 60 дней.

— Как отразится сокращение минимального срока страхования на его стоимости?

— Все мы должны понимать, что это приведет к относительному росту тарифа, поскольку убыточность по таким полисам увеличивается. Причем сумма страхового тарифа вовсе не пропорциональна сроку страхования, как полагают многие автовладельцы. Ведь чем реже человек садится за руль, тем выше риск того, что, оказавшись на дороге, он станет виновником ДТП. Если тариф за шесть месяцев составляет 70% от годового, то за трехмесячный полис придется заплатить 55%. Кроме того, возможен всплеск споров потерпевших со страховыми компаниями из-за того, что ДТП будут случаться вне периода действия полиса.

— Готовы ли страховщики к прямому возмещению убытков, когда потерпевший будет получать деньги не в компании виновника происшествия, а в своей собственной?

— Пока в России не более 5% членов Российской страховой ассоциации технически готовы к прямому урегулированию этого изменения. Я подчеркиваю — технически. Потому что даже закон не решит всех правовых проблем, связанных с переходом к прямому урегулированию, — потребуется еще ряд нормативных актов, включая изменения в законодательстве, прежде всего в налоговом. Мне кажется, одномоментное введение прямого урегулирования мало что меняет в нынешней ситуации и явно опережает время. В Европе к этому шли десятилетиями, постепенно, по мере готовности, вовлекая в процесс страховые компании. Я считаю, что такой эволюционный подход является самым разумным.

— Не опасаетесь ли вы введения так называемого европротокола, когда оформление документов на месте ДТП будет происходить без сотрудников ГИБДД?

— Я думаю, введение системы европротокола приведет к росту убыточности. По оценкам специалистов, она может увеличиться на 10–15%. За время, прошедшее с момента возникновения темы европротокола, страховое сообщество пока так и не услышало ответов на вопросы, как в этих условиях бороться со всплеском мошенничества.

Мы неоднократно говорили о том, что любые изменения в законодательстве, которые ведут к увеличению убыточности, должны сопровождаться соответствующей корректировкой тарифов.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии