Ликвидация

Ликвидация

ГЗР: Андрей, что сейчас происходит на линии противостояния московских чиновников и владельцев гаражей?

А.М.: С наступлением весеннего сезона война против тентов снова вошла в активную фазу, причем касается это большинства районов Москвы. По нашим наблюдениям, с особым рвением за «ракушки» взялись в последние два-три года, что, видимо, отчасти связано с отменой выборности руководителей субъектов Федерации: если раньше госчиновники как-то опасались за свой рейтинг, то теперь руки у них окончательно развязаны. Как обычно, снос проводится в основном незаконно, без решений суда. Управы предпочитают ограничиваться расклейкой простых уведомлений со ссылками на некие полумифические постановления, зачастую даже не на официальном бланке, без подписи и указания контактов. Нередко такие бумажки появляются не сразу на всех гаражах, которые собираются ликвидировать, а сначала на трех-четырех, после их вывоза — на следующих трех-четырех, и так далее. Подобная тактика «ударить и убежать» используется из-за опасения вызвать массовые протесты владельцев. Никакой законной силы все эти писульки не имеют: решение о сносе «ракушки» может принять только суд. В муниципалитетах это хорошо знают, но предпочитают действовать в обход закона, за исключением тех ситуаций, когда хозяева гаражей оказывают организованное сопротивление либо когда среди них есть человек со статусом, например работник правоохранительных органов. Сама процедура сноса в районах разная. Известны случаи, когда во время таких мероприятий пропадало находившееся в гараже имущество, повреждались и угонялись машины, получали травмы люди, пытавшиеся противостоять сотрудникам ДЕЗов и подрядных организаций, занимающихся зачисткой.

ГЗР: Вердикты судов по «ракушкам», как правило, выносятся в пользу управ. Есть ли после этого смысл обращаться туда владельцам?

А.М.: Действительно, ангажированные московские суды обычно принимают решения о сносе. Тем не менее этот процесс можно затянуть, как показывает практика, на три — пять лет и более, обжалуя такие решения в судах высших инстанций, вплоть до Верховного суда. Именно этого, теоретически возможного поворота событий в управах и стараются избежать всеми силами. Кроме того, есть прецеденты, хотя и единичные, когда судьи проявляли принципиальность, подтверждая законность установки гаражей. Поэтому мы все же советуем стараться выводить дело на судебные рельсы, обращаться в прокуратуру с требованием вынести предписание о недопустимости самовольного сноса гаражей муниципальными структурами, обращаться в милицию, забрасывать письмами управу — одним словом, проявлять максимальную активность, а не опускать руки. При этом надо помнить, что все эти действия имеют хорошие шансы на успех лишь в том случае, когда они ведутся коллективно. В отличие от одиночек, группе из нескольких десятков человек значительно проще организовать защиту гаражей, да и власти с ней будут считаться куда больше. Если вернуться к вопросу о кажущейся бесперспективности многолетних судебных тяжб по «ракушкам», то здесь, по нашему мнению, стоит руководствоваться обычной житейской логикой: всегда есть надежда, что за тот немалый срок, пока дело ходит по инстанциям, наверху могут произойти перестановки и перемены настроений, в том числе к лучшему.

ГЗР: Получается, что способа решить проблему сноса тентов по большому счету не существует?

А.М.: Как это ни печально, пока да. Разве что удастся собрать многотысячный митинг владельцев и таким образом показать власти серьезность наших намерений по защите своего имущества. Разумеется, все понимают, что тенты не самый идеальный вариант хранения автомобилей и отнюдь не на века. Тем не менее установку 90% из них санкционировала в свое время сама власть. Людям выдавались разрешения, специальные таблички, которые и по сей день есть на большинстве гаражей. И совершенно не важно, когда эти разрешения были получены — три, пять или десять лет назад: их давность не может служить основанием для того, чтобы считать гаражи незаконно установленными. Отказ управ от продления договоров аренды земли под них — вот что на самом деле незаконно. Ситуация в связи с этим складывается крайне неприглядная: сначала мэрия дает добро на «ракушки», потом их запрещает, спуская вниз указание не продлевать аренду. Указание это на местах в течение пары лет выполняется, и в итоге все столичные «ракушки» оказываются за рамками правового поля. Власти тем временем делают вид, что такая ситуация сложилась не из-за их собственных волюнтаристских действий, а по вине владельцев гаражей, и при этом ведут пространные разговоры о благе города. Между тем истинная причина упорной борьбы с тентами лежит на поверхности: это вовсе не забота о москвичах, а лоббирование, и отнюдь не бескорыстное, интересов строителей паркингов, закладывающих в стоимость своих сооружений не только баснословные прибыли, но и откаты чиновникам. Понятно, что люди, имеющие «ракушки» за 20–30 тысяч рублей, покупать машиноместо за десятки тысяч долларов не будут. А вот если их «простимулировать», то есть эти «ракушки» снести, так, глядишь, кто-то, возможно, и раскошелится… Если бы наверху и впрямь пеклись о благе города — можно было бы провести инвентаризацию тентов, установить разумную арендную плату за используемую под них землю и получать стабильные деньги в бюджет. Однако это никому не интересно: куда интереснее «внебюджетно» пополнять собственные карманы исправными пожертвованиями от «благодарных строителей». Кстати, именно поэтому, на наш взгляд, буксует программа «Народный гараж»: в условиях, когда можно получать с паркинга 300–500% в прибыли, 30-процентная прибыль уже невыгодна ни строителям, ни чиновникам.

ГЗР: Поскольку речь зашла о «народных», могут ли они (в случае реализации программы) стать адекватной заменой «ракушкам»?

А.М.: При существующей стоимости машиноместа минимум 8–10 тысяч долларов — нет. Истинно «народная» цена должна быть, самое малое, вдвое ниже. В такие гаражи многие владельцы снесенных тентов вполне могли бы перебраться, но вместо этого им предлагают либо неподъемное коммерческое «жилье» по цене от 500 тысяч до 2,5 миллиона рублей, либо стоянку в том же месте, где был гараж, только уже под открытым небом, либо клетку с навесом, которая толком не защищает ни от вандалов, ни от осадков. Замечу, что эти сооружения, метко прозванные в народе арбузятниками, своего рода лохотрон, с помощью которого автовладельцев попросту разводят на деньги. Такие загончики стоят от 40 до 150 тысяч рублей, а договор аренды земли, на которой их устанавливают, надо продлевать ежегодно, как в случае с тентами. Соответственно, этот договор аренды могут точно так же в какой-то момент не продлить, и на этом основании арбузятник снести. Деньги при этом, понятно, вернуть будет нереально.

ГЗР: Как, по-вашему, выглядит наше светлое гаражное будущее?

А.М.: Увы, оно пока не очень светлое. В начале 2007 года Юрий Лужков утвердил так называемую концепцию городской программы по созданию системы единого парковочного пространства, которую автолюбители уже окрестили законом о парковочных гетто. В случае претворения в жизнь положений этого документа количество мест, где разрешена бесплатная парковка, в Москве резко сократится, а количество мест платной парковки, напротив, резко вырастет (с нынешних 4 тысяч до 160). С «ракушками» власти, видимо, надеются в общем и целом покончить, но главное, под запрет попадет парковка во дворах. Поэтому вариантов хранения машин предполагается два: все те же дорогостоящие подземные и наземные гаражи плюс открытые (разумеется, платные) стоянки с парковочной инспекцией и штрафами (500 рублей) за неправильную парковку. По сути дела, речь идет о еще одном налоге, которым московские власти собираются обложить автовладельцев. Единственное, что пока внушает оптимизм, — невозможность реализации этих планов без изменения федеральных нормативных актов, а московской мэрии сделать это будет не так просто. Сложна и практическая сторона: например, непонятно, каким образом чиновники собираются отслеживать паркующихся во дворах нарушителей… В общем, есть скромная надежда, что такой вариант «единого парковочного пространства» дальше идеи не продвинется.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии