Интервью с Джеймсом Томпсоном

Интервью с Джеймсом Томпсоном

ГЗР: Джеймс, вы впервые приехали в Москву, каковы впечатления?

ДТ: Я пришел в недоумение от такого количества очаровательных девушек, просто так прогуливающихся по улицам Москвы. И еще поразили сами улицы — это по большей части широченные проспекты, кругом столько вывесок, иллюминаций. Очень яркий город. Жаль, что в моем календаре на визит в Россию отведен всего один день. Уверен, что буду возвращаться сюда еще и еще.

ГЗР: Несколько слов о цели вашей поездки.

ДТ: Я приехал вместе с другими гонщиками и организаторами WTCC для того, чтобы россияне больше узнали о чемпионате мира. Ведь в ближайшее время один из его этапов пройдет в России.

ГЗР: Речь идет о проведении гонки на городской временной трассе. Как вы относитесь к таким трассам?

ДТ: Я, честно говоря, больше люблю стационарные автодромы. Люблю по полной программе оторваться за рулем гоночного автомобиля, а городские трассы, как правило, проложены вдоль узких центральных улиц. В таких гонках невозможно расслабиться, требуется значительная концентрация внимания, малейшая помарка в управлении автомобилем чревата аварией. Кроме того, я родом из раллийной семьи и люблю, когда трассу окружают деревья. Это как-то естественнее, что ли.

ГЗР: Как начиналась ваша карьера в кузовных гонках? Это был осознанный выбор или пришлось довольствоваться тем, что предлагали команды?

ДТ: Так получилось, что после картинговых соревнований я быстро понял, что не гожусь для формул — я слишком большой, а это уже само по себе мешает достижению высокой скорости. Для начала пошел в ралли, ведь мои родители — известные раллисты. Но ралли не так популярны в Англии, а значит, заработать денег там было невозможно. Вот и решил попробовать себя в кузовах. Тогда, в 1993 году, в Великобритании объявили набор в молодежную серию «Национальный кузовной Кубок», в котором все участники выступали на Honda. Победителю обещали место в чемпионате WTCC. Я в первый год выиграл Кубок и оказался за рулем Peugeot 405 в «Туринге». В свой первый же год в Британском первенстве выиграл зачет частных пилотов. Но чемпионские титулы последовали позже, в 2002-м и 2004-м.

ГЗР: И ваше сердце навсегда осталось верным кузовам...

ДТ: Вы можете удивляться, но это так. Честно-честно. Я очень люблю свою работу, я получаю за рулем турингового автомобиля ни с чем не сравнимое удовлетворение.

ГЗР: Но все мальчишки в юности мечтают оказаться за рулем Формулы-1.

ДТ: Ну я же сказал, что я уникальный! Мне и смотреть-то этапы Ф1 неинтересно. Это уже не гонки, это шоу. Я обычно смотрю старт и первые пару кругов, а потом из новостей узнаю, кто выиграл. Или даже не узнаю.

ГЗР: В этом есть какое-то кокетство.

ДТ: Отнюдь. Просто ни одно соревнование в мире, за исключением мирового туринга, не может похвастаться таким накалом борьбы, такой плотностью результатов. Судите сами — у нас в одной секунде квалифицируются около двадцати пилотов (!). А в Формуле-1 на старте двух пилотов одного ряда могут разделять полсекунды! А накал сражения — в WTCC до финиша никогда нельзя назвать победителя, машины идут плотно. Зазевался — и привет, потерял несколько позиций или вовсе остался за бортом.

ГЗР: Вам доводилось участвовать в гонках DTM, вы дважды становились чемпионом WTCC, на вашем счету победы в WTCC. Можете как-то сравнить три основные кузовные серии? В чем преимущества и недостатки каждой, на ваш взгляд?

ДТ: Никого не хочу обидеть. В каждой серии есть свои положительные стороны. Для меня британский туринг — это первая ступенька, которая определила мою дальнейшую судьбу. Мне нравится формат соревнования — три короткие гонки за один день. В итоге мы ведь здесь для того, чтобы развлечь зрителей. Так вот, лучшее шоу для болельщиков — это напряженные и контактные гонки WTCC. В последние годы DTM, по-моему, сильно сдал. Прежде всего из-за того, что кто-то получает в свое распоряжение новейшую технику, а другие выступают на двух-трехлетних машинах. О каком справедливом сражении идет речь? Мировой чемпионат — лучшая площадка для частных команд, которые только тут на равных сражаются с крупными заводскими командами. Да и состав участников в мировом чемпионате на сегодня сильнейший.

ГЗР: То есть вы связываете свою дальнейшую карьеру с WTCC.

ДТ: Пока команды и производители заинтересованы во мне, пока я еду быстро, пока мои результаты удовлетворяют спонсоров и команду, я буду ездить здесь. Если в мировом туринге для меня не найдется места, придетсяспускаться на ступеньку ниже, ехать в Национальном чемпионате. Если и там меня никто не ждет, значит, сяду поудобнее и стану думать: «А что же ты еще можешь, Джеймс?». Ответ найдется. А сейчас я думаю о сегодняшнем дне. Вот позвали выступать в датский чемпионат — поехал. Там сильные ребята и серьезная техника.

ГЗР: Так получается, что для вас гонки — это больше бизнес, а не спорт.

ДТ: Точнее, это и то и другое. Причем практически в равных пропорциях. Я счастливый человек, который своим увлечением зарабатывает деньги на жизнь.

ГЗР: Хватает?

ДТ: Не жалуюсь. Меня ценят (подмигивает).

ГЗР: Заработанные средства тратите на спорт или на что-то еще?

ДТ: Нет, я иногда ем. Тоже на заработанные деньги (смеется). Люблю играть в теннис, увлечен гольфом. Да и девушек мимо не пропускаю. А это все требует финансовых затрат.

ГЗР: Если бы вы неожиданно заработали кучу денег, на что бы потратили: на ралли или Формулу-1?

ДТ: Ралли. Однозначно. Это моя страсть.

ГЗР: Вас называют главным Дон-Жуаном WTCC. Какие девушки вам нравятся? Кого бы предпочли: соседку по дому или известную топ-модель?

ДТ: Хм. Соседку топ-модель?! Нет, девушка, как и автомобиль, должна излучать сексуальность. Тогда это мое. Кстати, неважно, как далеко она живет…

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии