Забытая автоколонна

ЗАБЫТАЯ АВТОКОЛОННА

]

АВТОКЛУБ

АВТОМОБИЛИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

ЗАБЫТАЯ АВТОКОЛОННА

СЕРГЕЙ КАНУННИКОВ

С каждым годом все меньше тех, кто помнит самую страшную в мировой истории войну, кто может поведать о ней. Но, к счастью, остаются документы, свидетельства, воспоминания и бесценные «вещественные доказательства» — старые танки, пушки, самолеты и, конечно, автомобили.

Машин, проехавших фронтовыми дорогами, до наших дней сохранилось совсем немного. Одни, став грудой искореженного металла, сгнили на полях и обочинах дорог, другие доработали свой век после Победы и ушли в металлолом. И все же самые заслуженные автомобили Великой Отечественной — ЗИС-5, горьковскую полуторку, ГАЗ-67 еще можно где-то увидеть. А более редкие модели практически забыты...

С момента рождения советского автопрома одной из главных его задач были машины для Красной Армии. К началу войны в ней находилось почти 273 000 автомобилей. Моделей было совсем мало: основу парка составляли ГАЗ-АА (с 1938-го — ГАЗ-ММ), трехтонка ЗИС-5, трехосный ГАЗ-ААА. О них в разное время было достаточно сказано и написано. Вспомним и «практически забытые», выпускавшиеся в небольших количествах.

С 1936-го на шасси ГАЗ-ААА выпускали штабной автобус ГАЗ-05-193. Такие девятиместные машины строили до 1943 года, до бомбардировки завода, когда пришлось сократить модельный ряд. С 1941-го автобус, как и грузовики, делали в упрощенном варианте, в частности, с одной фарой. Всего выпустили 237 таких машин.

Первые же месяцы войны обнаружили огромную нехватку санитарных автомобилей. Их основным поставщиком был тот же ГАЗ, выпускавший с 1938-го до 1945-го простенький ГАЗ-55 на базе полуторки. С 1939-го санитарные автомобили делал и московский завод. ЗИС-16С представлял собой шасси с кабиной ЗИС-5, за которой помещался «обрезанный» кузов городского автобуса ЗИС-16. В таком фургоне с калориферным отоплением можно было перевозить до 10 носилок или трансформировать его для транспортировки не только тяжелых, но и легких («сидячих») раненых. Производство этой модели свернули в 1941-м, когда началась эвакуация завода. Вместо нее стали делать совсем простой фургон ЗИС-44 — ЗИС-5 с высокой деревянной «будкой».

Современно выглядевший тогда городской автобус ЗИС-16 (выпуск его начали в 1938-м) тоже имеет право называться военной машиной. Некоторые из них шли не только в тыл с эвакуированными, но и на фронт, восполняя острый дефицит «санитарок».

Предвоенный ЗИС-16 нынче не сыскать, как и ярославских грузовиков. Из 1600 машин, поставленных в войска, больше всего было пятитонных ЯГ-6 (в Красной Армии служили также ЯГ-4 и ЯГ-10) с моторами и коробками передач от ЗИС-5. Известно, что 45 машин выпустили с импортными 93-сильными дизелями «Геркулес» и не исключено, что часть из них тоже попала в армию. Большинство ЯГов погибло уже в начале войны, а с 1942-го завод вообще свернул производство — ЗИС прекратил поставки агрегатов.

Трехосных же ЗИС-6 с 1934 по 1941 год было построено более 21 тысячи, но до наших дней сохранились единицы. На шасси ЗИС-6 монтировали первые «катюши» — реактивные установки БМ-13. Именно такие машины стоят на постаментах в местах боев на западе России и в Белоруссии.

С начала тридцатых годов наши конструкторы уделяли особое внимание полноприводным машинам повышенной проходимости. Однако технологические проблемы, в частности организация в достаточном объеме выпуска шарниров передних колес, долго не позволяли начать серийное производство. В 1941 году до эвакуации московского завода, сопровождавшейся сокращением выпускаемых моделей, успели построить лишь 197 машин ЗИС-32. Это был ЗИС-5 с двумя ведущими мостами и двухступенчатой раздаточной коробкой.

На Горьковском автозаводе группа конструкторов во главе с В.А. Грачевым занималась полноприводниками на базе легковых машин. Перед войной начали производство ГАЗ-61 — «эмки» с двумя ведущими мостами и шестицилиндровым 76-сильным мотором. Первые машины передали высшим военачальникам Красной Армии. Из совсем немногочисленных кабриолетов ГАЗ-61-40 один получил тогдашний нарком К. Е. Ворошилов. Пикапов же ГАЗ-61-417 из 400 полноприводных «эмок» было, видимо, совсем немного. Тем не менее ветераны помнили эти машины по зиме 1941-го — несколько участвовали в битве под Москвой в качестве тягачей легких пушек.

Прародителей всех «козликов» — автомобилей ГАЗ-64 в 1941–1942 гг. выпустили всего около семисот. Более поздние ГАЗ-67 отличались увеличенной колеей и, соответственно, измененным кузовом. Недавно в Прибалтике восстановили (по сути — сделали заново) единственный известный на сегодня ГАЗ-64.

Полугусеничные машины — отдельная страница военной истории автомобиля. Несмотря на серьезные недостатки — невысокую по сравнению с гусеничными машинами проходимость, посредственную управляемость, высокий расход топлива, «гибриды» (немцы называли такие автомобили мулами) в годы Второй мировой были практически во всех воевавших армиях. Заманчиво было использовать готовое шасси и передний мост с рулевым управлением.

Отечественные прототипы НАТИ-2 и НАТИ-ВЗ, созданные в первой половине тридцатых, развивали идеи Адольфа Кегресса — инженера, возглавлявшего до революции гараж российского императора. Еще до Первой мировой он экспериментировал с полугусеничными машинами, а затем создавал подобные «ситроены». У нас же совместная работа НАТИ и ГАЗа вылилась в серийный ГАЗ-33. Он представлял собой полуторку с комплектом деталей для переоборудования — набором катков и роликов, крепившихся к раме, шестерни (ее устанавливали между сдвоенными задними колесами), ведущей звездочки и металлической гусеницы. ГАЗ-33 обкатали в финскую войну, где он показал посредственные проходимость и надежность. Потом большинство машин оказалось в колхозах, где с них сняли «лишние» детали. С 1938-го по 1942-й в Горьком на базе полуторки выпускали уже полноценный полугусеничный ГАЗ-60 грузоподъемностью 1300 кг.

В Москве параллельно делали подобный ЗИС-22 с 73-сильным двигателем ЗИС-5. Машина съедала 60–85 л бензина на 100 км и в снегу, когда между катков намерзал лед, становилась порой беспомощной. И все-таки полугусеничные автомобили, в основном в качестве артиллерийских тягачей, были очень нужны. Конструкторы Г. А. Сонкин и А. Ф. Андронов (последний после войны стал главным на МЗМА) совершенствовали машину. ЗИС-42 получил более широкие гусеницы, форсированный до 76 л. с. мотор. На ЗИС-42М ставили уже 85-сильные двигатели (такими до войны оснащали автобусы ЗИС-16) с увеличенной степенью сжатия и более емкие топливные баки. Первые ЗИС-42М были отправлены на Сталинградский фронт, а выпускали их до 1944 года.

Полугусеничных же АТ-14 (кабина и рама ЗИС-5, гусеницы от танка Т-70) построили всего десять. Машина оказалась слишком тяжелой и сложной в производстве.

Автомобили времен войны в сравнении с нынешними были, конечно, примитивны, располагали очень малым ресурсом. Впрочем, дотошные немцы подсчитали: ни один военный автомобиль в советской ли армии, в вермахте ли не проходил больше 10 тыс. км. Его боевой путь прерывали мины, снаряды или... окончившаяся война.

Иных уж нет, а те... Немало автомобилей Великой Отечественной еще лежат в глухих лесах и болотах. Как знать, нет ли среди них тех, которые можно увидеть сейчас только на старых пожелтевших фото? Найти и восстановить такие машины — наш общий долг. Они — память о Великой Отечественной, свидетели, пусть и немые, долгого и трудного пути к Победе.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии