"мыльницы" из гудвуда

«МЫЛЬНИЦЫ» ИЗ ГУДВУДА

]

«СОУПБОКС ДЕРБИ»

КАК ЗАВЕЩАЛ ВЕЛИКИЙ НЬЮТОН

Июль, Англия, графство Сассекс, поместье Гудвуд. Вот уже 10 лет это место притягивает сотни тысяч зрителей спектаклем «Гудвуд Фестивэл оф Спид» в постановке знатного почитателя автоспорта лорда Марча. С ревом проносятся здесь гоночные авто минувших лет, каждый раз стремясь доказать, кто из них быстрее сегодня.

А немного в стороне, на холмах, которыми изобилуют эти места, происходит нечто странное. По взмаху флажка вниз по извилистой дорожке устремляются диковинные экипажи с эмблемами знаменитых фирм на бортах. Рева моторов не слышно, зато как ревет публика! Это — электромобили? Никак нет! Для емкого определения таких машин на русском ничего еще не придумано. Назовем их гравикарами, поскольку машины движутся только под гору, согласно ньютоновскому закону всемирного тяготения — гравитации. А вот для поиска информации об этих соревнованиях в Интернете лучше набрать Soapbox или Seifenkisten, что переводится с английского и немецкого как «ящик для мыла», а попросту — «мыльница».

В далеком 1933-м американский репортер Майрон Скотт обратил внимание на мальчишек, катавшихся под горку по городским улицам в ящиках с колесиками, и стал писать об этом. Через какое-то время гонки на подобных экипажах уже привлекали к себе многих и даже получили официальный статус. Мало того, одна фирма, производившая мыло, поместила на упаковочном ящике изображение такого «автомобильчика», предложив в придачу комплект для дооборудования своей «самой прочной в мире тары». Так появились гонки «Соупбокс Дерби». В США сегодня около 25 000 участников таких «покатушек», а болельщиков и вовсе полтора миллиона! После Второй мировой войны американцы завезли диковинный вид спорта в Германию, где он попал под покровительство «Опеля».

ОТ МАЛОГО ДО... КРИЧАЩЕГО

Скоростным спуском с гор увлекаются и стар и млад, хотя официально возраст участников — от 8 лет до 21 года. Гравикары разбиты на классы, но единого международного стандарта нет. В Германии, скажем, самые маленькие «ящики» должны быть длиной до 205 см, шириной до 45 см, полной массой с пилотом не более 90 кг. Главное: колеса, тормоза, рулевое управление — только заводские, как и защитные шлемы, и ремни безопасности.

Среди многообразия классов есть даже «Гэд» (gaud — кричащий, безвкусный). Здесь можно соревноваться кому и на чем угодно, лишь бы без мотора, но хотя бы с каким-то рулем и тормозами. «Гэд» собирают особенно много зрителей: интересно ведь посмотреть на дядю в универсамовской тележке или тетю в кровати на колесиках, а еще больше на собственное чадо в фанерном ящике.

Смех смехом, но от пилота требуется не меньше мастерства, чем в иных моторных гонках: по мере спуска скорость растет, проходить повороты все сложнее.

Подправить машину тягой не удастся — работать надо лишь тормозами, но стоит притормозить чуть сильнее, чем это требуется, и скорость безнадежно потеряна: прибавить газа нельзя! Ну а если в азарте чуть недотормозил — окажешься в брикетах соломы, которыми традиционно огораживают трассы таких гонок.

Мы вовсе не преувеличиваем требования к мастерству пилотов. «Мыльницу» «Форда» испытывал Дэвид Брэбхем, 36-летний сын легендарного гонщика, сэра Джека Брэбхема, не раз побеждавший в гонках в Ле-Мане, поездивший в машинах формул 3, 3000 и 1. И хотя «Эгг-бокс» Брэбхема разогнался под гору всего до 108 км/ч, по признанию гонщика, управлять им было ничуть не проще, чем машиной с мощным мотором.

ЧЕМПИОНАТ ГРАФА МАРЧА

Лорд Марч — в прошлом талантливый рекламный фотограф (его псевдоним был Чарльз Сеттрингтон), ныне — президент BARC — Британского автомобильного гоночного клуба. Когда от отца, герцога Ричмондского, ему досталось огромное (11 500 га) поместье Гудвуд, Марч немедленно осуществил свою мечту: организовал всемирный «Фестиваль скорости» для старых гоночных автомобилей, а заодно задействовал дорожки в парке под соревнование «Соупбокс Челлендж».

Безмоторные гонки проводят здесь с 2000 года. Они собирают около 20 участников, но каких! На старт выходят экипажи под марками «Форд», «Лотос», «Бентли», «Порше»… Их уже не назовешь мыльницами — настоящие гравикары.

Здесь роль играет не только каждый грамм. Придирчиво отбирают каждый шарик подшипников, замеряют каждую сотую атмосферы в шинах, регулируют углы установки колес с точностью до секунды… Ведь время заезда, составляющее всего около полутора минут, измеряют с точностью до 0,001 с! Углепластиковые корпуса, керамические подшипники ступиц от SKF, титановые каркасы, аэродинамически совершенные кузова.

Перед стартом на гравикар опускают фанерный ящик без дна размером 1950х1100 мм. Уместился? Все в порядке. Теперь нужно, чтобы масса экипажа с пилотом не превышала 135 кг, а его глаза находились не ниже 770 мм от земли.

Гравикары в Гудвуде подразделяют на два подвида — родстеры и стримлайнеры. Первые — открытые всем ветрам, без ремней безопасности. Вторые — с обтекаемым кузовом, в котором пилот пристегнут четырехточечным ремнем. Разгон такого «снаряда» ограничен лишь протяженностью спуска (в Гудвуде — 0,7 мили), аэродинамикой да мастерством пилота. По неофициальным сведениям, расчетная «максималка» гравикара «Лотос-119В» (на неограниченной дистанции)… 370 км/ч. Ай да Ньютон!

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии