Главная дорога

ГЛАВНАЯ ДОРОГА

]

МОСКВА — САМАРА — УФА

Обжитая часть России трудностей для путешественников не представляет. Что бы там ни говорили, а шоссе наши, если не нестись сломя голову, вполне проходимы не только для танков. И в этом даже есть своя прелесть. Ну какие впечатления могут остаться от идеально ровного асфальта? Только одно — как боролся со сном. Интересная дорога должна давать встряску — и моральную, и физическую. Что ж, извольте.

К востоку от Рязани дорога М5 примечательна продавленным асфальтом. Колеи местами глубиной до 10 сантиметров с четко очерченными краями. Некоторые выступающие гребни уже сточены низколетящими иномарками, но и того, что осталось, вполне может хватить, чтобы соскоблить антикор с брюха перегруженных «жигулей».

Село Умет, некогда главная столовая дальнобойщиков восточного направления, понемногу теряет былую славу — треть сарайчиков, именуемых здесь «кафе», уже заколочена, еще треть вот-вот разорится. Причина — снижение грузопотока из-за ремонта плотины Волжской ГЭС. Предлагают объезд через Ульяновск, но это крюк в 445 км. Между тем Волгу здесь можно пересечь на пароме, курсирующем между Усольем и Тольятти. Паром отправляется каждый час, время в пути — полтора часа. Переправа «жигулей», «самар» и прочей «мелочи» стоит 110 рублей, за «Волгу» берут 150 и за пешехода 50 рублей. Паромом пользуются в основном местные — указателей к нему на дороге нет. Ушлые же таксисты за сопровождение по секретному маршруту берут 500 рублей.

За два часа — 240 километров! Результат впечатляющий даже для бывалого раллиста. Нам этот фокус удался благодаря причудам поясного времени. В Тольятти оно на час опережает московское, а при въезде в Татарстан отстает на тот же час. Вот и получилось, что из трех часов движения один мы были вне времени.

УФА — ОМСК

Далее кратчайший путь на Восток — через Челябинск, Курган и Омск. Но эта дорога цепляет краешек Казахстана. По опыту прежних походов знаем, сколько времени отнимает на границе российская таможня. Здесь ближе не значит быстрее, поэтому после Сима сворачиваем налево, на Екатеринбург.

До Красноуфимска дорога великолепная. Почти пустое гладкое шоссе, зато дальше… Некогда отличная бетонка ныне напоминает истерзанный, словно после минометного обстрела, полигон, скорость местами не превышает 20 км/ч, и весь поток плетется по обочинам. Попытка двигаться по проезжей части тут же была пресечена погнутым диском и сдувшимся колесом «Волги».

Обод выправили кувалдой, накачали — держит! Все равно диски кривые от рождения и лишняя пара миллиметров погоды не делает — трясет, как и прежде.

«Волга»: нашли, наконец, причину появления в салоне запаха горелого масла — оно сочится через резьбу винтов кронштейна натяжного ролика поликлинового ремня и уносится ветром на горячий выпускной тракт. Утечка сама по себе невелика, а запах приспособились выгонять вентиляцией — заделку прорехи до поры отложили.

«Ода»: ослабла затяжка подшипников передних ступиц. Не угрожающе, однако, воспользовавшись случаем, их подтянули. «Десятка» и «Калина» работают отменно.

ОМСК — НОВОСИБИРСК — КЕМЕРОВО

Чем дальше на восток, тем чаще встречаются перегонщики на «японках». Если это легковушка, то «морда» обычно заклеена малярным скотчем — защита от мелких камней, могущих подпортить товарный вид. Грузовики, как правило, загружены легковыми машинами или грузовичками же, но поменьше. Что бы ни говорила статистика, а из 30 машин Новосибирска, выбранных подряд за несколько минут, 18 — иномарки и из них 13 — «японки». Увы, счет не в пользу автопрома. Естественно, чем меньше город, тем больше потрепанных «жигулей» и «москвичей».

Перед Новосибирском нам встретился отважный немец-мотоциклист. Едет из Китая в Германию на китайском аналоге нашего древнего «Ирбита». Мотор истекает маслом, на багажнике две лысые запаски, а по бокам коляски пара канистр с бензином. Тем не менее оппозит оснащен электростартером, а на бензобаке приторочен спутниковый навигатор GPS. Сам путешественник черный от дорожной пыли и копоти, но экстримом, судя по всему, весьма доволен.

Следующая встреча с тремя молодыми людьми на двух старинных «ситроенах» с дерматиновыми крышами. Ребята уже два месяца в пути. Маршрут: Берлин — Байкал. Едут по 200 км в день, живут «на колесах». Пока мы рассматривали диковинные машины (парни купили их по 500 евро и полгода доводили до ума), подъехал серьезно экипированный велосипедист — голландец. Его цель — Монголия.

КЕМЕРОВО — КРАСНОЯРСК — ИРКУТСК

Загруженность дороги минимальная. 600 километров — под дождем, временами переходящим в сильнейший ливень. Скорость падает до 30 км/ч. Но и в таких условиях многие не считают нужным включать свет. Встречные вылетают из стены дождя, словно призраки, поэтому обгоны сродни русской рулетке.

Этот же дождь окончательно убил фильтр отопителя «десятки». Последний промок насквозь и снабжал салон первоклассным паром. Ехать с напрочь запотевшими стеклами рискованно, и фильтр пришлось выбросить. Особенность эта давно известна заводчанам, но до сих пор ничего не изменилось.

Среди отечественных МАЗов-КамАЗов все чаще попадаются японские грузовики, зачастую не менее чадящие. Черный дым стелется не только за доброй половиной этого дизельного «секонд-хэнда», но и за легковушками. Особо грешат зловонием местные — их, видимо, эксплуатируют до «победного» конца, пока не встанут окончательно. Те, что получше, гонят на Запад, на продажу.

Встречные «японки» нещадно слепят своими левосторонними фарами. Как они проходят техосмотр — нетрудно догадаться.

За Тайшетом асфальт все чаще сменяется грунтовкой, скупо сдобренной щебнем. На таких участках лучше не торопиться — выбоины и ямы местами намного превосходят дорожные просветы наших марок. Отметим все же: по сравнению с прошлым годом таких участков стало меньше. Самый протяженный — 19 км перед Нижнеудинском.

Трубы химзавода Усолья-Сибирского источают столбы бурого дыма. Шлейф стелется на многие километры, а воздух в городе, кажется, грязнее, чем в Москве на Садовом кольце в часы пик.

Чем дальше от городов, тем меньше ощущаешь влияние ГАИ: несколько раз обгон попутных «жигулей», мотоциклов и прочей техники требовал особой подготовки маневра — тем едва хватало ширины дороги, да и лица водителей не оставляли сомнений в злоупотреблении.

Ну а как ведут себя наши машины?

«Волга»: отвернулись шпильки выпускного коллектора, крепящие приемную трубу, хотя перед маршрутом затяжку проверяли. Теперь посадили их на герметик.

ИЖ: потерялась гайка выпускного коллектора. Пропажу вовремя восполнили, так что прокладка не пострадала.

«Калина»: немного провис передний пластиковый бампер, но угрозы потерять его пока нет.

«Десятка»: поймали стеклом камень, пошла трещина.

ИРКУРСК — УЛАН-УДЭ — ЧИТА

Асфальт в обе стороны от Слюдянки замешан на мраморной крошке, которую здесь добывают. Светло-серая, искрящаяся в свете фар дорога ночью обеспечивает отличную видимость.

Заправки встречаются реже, но все равно их пока хватает — через 30–40 км обязательно встретишь. Шиномонтажных мастерских мало, а службы эвакуации почти что нет. Сотовая же связь работает только вблизи крупных населенных пунктов. Средней сытности обед на дороге, как и прежде, обходится в 80–100 рублей. Ночлег на перегонах — в машинах или палатках, гостиницы и мотели только в городах.

Значительная часть дороги от Улан-Удэ до Читы проходит на высоте около 1000 м над уровнем моря, без резких подъемов, спусков и поворотов. К тому же загруженность ее, по московским меркам, нулевая. Благодаря этому расход топлива, даже при довольно высокой скорости, составил у «Волги» — 8,2 л, у «Оды» — 6,3, у «Калины» — 5,7, у «десятки»- 4,8 л/100 км. Точность измерений, конечно, не эталонная, зависит от манеры езды каждого водителя.

Перегонщики, попадавшие нам в пути, высокомерно посматривают на «наши марки» — мол, не дойдете. Да, «японки», даже весьма подержанные, зачастую лучше новых российских. Нас-то сейчас интересуют возможности своих, а не чужих.

«Волга»: кажется, амортизаторы окончательно перестали «ловить мышей» и мелкую гребенку не отрабатывают вовсе. В таких местах машина энергично сползает в сторону уклона дороги. Пропал звуковой сигнал — вероятно, все дело в контактах кнопки на руле.

«Калина»: долили 300 мл масла в двигатель. ИЖ и «десятка»: без замечаний.

ДОРОГА «АМУР»: ЧИТА-ХАБАРОВСК

Асфальт обрывается в 140 км за Читой. Далее почти 2000 км движемся по щебенке. Местами она размером с кулак, и скорость падает до 30 км/ч, а иногда укатанная до идеального состояния песчано-гравийная смесь позволяет держать на спидометре сотню. К сожалению, таких участков немного и пролетаешь их незаметно. Зато «булыжные мостовые», кажется, способны вытряхнуть из машины все, что в ней есть. Знаки ограничения скорости в 60 км/ч выглядят здесь просто насмешкой. Все мосты через ручейки и речушки, за исключением последних восьми, уже сданы в эксплуатацию. За те несколько мгновений тишины, что движешься по их новенькому бетонному покрытию, успеваешь послушать машину и с удовольствием отметить, что пока с ней все в порядке.

Последние восемь мостов должны были войти в строй в августе, а пока под ними проложены вполне достойные объезды с водопропускными трубами. Единственный брод — ручеек глубиной по щиколотку, — можно и не заметить.

Трасса «Амур» поражает гигантскими объемами проделанных работ: прорубленные коридоры в скалистых сопках, насыпи, достигающие 30-метровой высоты, уходящее за горизонт полотно дороги.

Конечно, полноценной трассой «Амур» еще не назовешь: множество объездов строящихся участков проходит по близлежащим селениям, делая крюки в несколько десятков километров. Тем не менее проехать можно и на легковушке, и на магистральном тягаче с фурой. Перегонщики уже вполне освоили новый маршрут и составляют, кажется, 90% всех участников движения.

Инфраструктуры почти нет. АЗС крайне редки, и, не зная наперед их дислокации, без канистры бензина и пары запасок путешествовать рискованно. Да и помощи ждать неоткуда — ГАИ еще не освоила этот маршрут, а у перегонщиков время — деньги и вряд ли будут нянчиться с вами. Здесь каждый баран за свои рога отвечает.

ХАБАРОВСК-

ВЛАДИВОСТОК

Настоящий асфальт начинается только перед Биробиджаном. Двадцать километров, что уложены к церемонии открытия сквозного движения возле моста через Бурею, не в счет — один процент погоды не делает. Зато, видимо, служит демонстрационным целям: свежевыкрашенный красавец мост, памятный знак «Москва-Владивосток», часовенка, образцовый пост ГАИ, а поодаль аккуратный рукотворный лесок из молодых сосен, ныне весь пожелтевший — не прижились. Да ведь и новогодняя елка в ведре с песком не приживается — не для того рублена. Жива еще традиция вовремя отрапортовать!

Амурская область, Хабаровский и Приморский края для нашего автопрома, видимо, потеряны на долгие годы. Без запретительных пошлин или уголовного преследования заставить местных жителей покупать наши машины весьма проблематично. По крайней мере по той цене, что еще держится в европейской части. Встретить на Дальнем Востоке нашу марку — большая редкость. Даже в автошколах учебные машины с правыми рулями. Впрочем, это, пожалуй, оправдано — новичку не придется переучиваться на экзотический левый руль.

Из наших машин по-прежнему, как и в остальной России, автомобилистам интересна лишь «Калина». Но уже не как потенциальным покупателям, а из любопытства — что еще там ВАЗ придумал? И никакие призывы купить отечественное и тем помочь стране не действуют. Во-первых, покупая иномарку, наш человек и так здорово Родине помогает, отдавая четверть стоимости налогом. Во-вторых, те, кто призывает, почему-то пользуются совсем другими машинами. Но как бы то ни было, наша экспедиция благополучно прибыла во Владивосток, и, пока машины не проданы, самое время подвести некоторые итоги путешествия.

«Волга». К середине маршрута задние амортизаторы перестали гасить колебания малой амплитуды. Заменили на «Монро» — управляемость восстановилась.

Двигатель израсходовал три литра масла — часть на угар, часть убежала через винты кронштейна ролика ремня. Наиболее точная характеристика кузова — пылесос без мешка для сбора пыли. Вещи в багажнике после дня езды по щебенке покрывались слоем в миллиметр! В салоне чуть меньше, но все равно неприемлемо.

Три пробитых шины и трещина на стекле — элементы невезения и к конструкции автомобиля отношения не имеют.

«Десятка». Заменили фильтр отопителя салона и одну шину. В остальном, как и ожидалось, никаких проблем, за исключением, пожалуй, той же пыли в задней части салона и чуть просевших подушек передних сидений.

«Ода». Здесь, вопреки ожиданиям, все в полном порядке. Досадная мелочь — потерявшаяся гайка коллектора. Учитывая же качество прежних ИЖей, от нашей «Оды» остались самые хорошие впечатления. Издержки маршрута — разбитая фара да кратер от камешка на стекле.

«Калина». Пилотный экземпляр справился с дорогой отлично. Уцелели и фары, и стекло, и колеса. Новичкам везет? Посмотрим, какова будет серийная машина, но первые впечатления положительные.

С СУКОННЫМ РЫЛОМ…

…в калашный ряд! Эта поговорка наиболее точно передавала наше настроение перед аукционом по продаже машин во Владивостоке. Основания тому — многочисленные неформальные встречи с приморцами, разговоры на улицах города и нескрываемый скепсис большей части автомобилистов к нашим машинам.

Но отступать некуда, час расплаты назначен, место — городской стадион технических видов спорта — определено. И хотя к производству автомобилей и их рекламе мы отношения не имели, здесь выступили в роли их хозяев, то есть лиц, будто бы заинтересованных в выгоде сделки.

Известно, в Тулу со своим самоваром ехать не стоит. Мы же, образно говоря, приехали и вовсе с древним чайником. Каковы же перспективы наших почти новых машин на рынке, переполненном «японками», признанными одними из лучших в автомобильном мире?

К назначенному часу на стадион стал подтягиваться народ разного сословия. От малоимущих пенсионеров и школьников, сэкономивших на завтраках в надежде прикупить на эти деньги машину, до вполне состоятельных мужчин, прибывших на дорогих джипах, видимо, для развлечения. Всего, наверное, человек 250–300.

Стартовая цена всех лотов была определена в 1000 долларов США.

Первой пошла в разведку «десятка»: 1000, 1100, 1200 долларов — планка понемногу поднимается. К двум с половиной тысячам отсеялись любители халявы, освободив место для настоящих покупателей. Гонку с результатом $3100 выиграл Данил Протченко, молодой человек 1979 года рождения, в недавнем прошлом начальник отдела одной из рыбоперерабатывающих фирм. «Десятку» хотел купить давно, а тут представился такой случай! Конечно, по заводской цене 7000 долларов еще бы подумал, а за эти деньги — отчего же не купить!

«Волга». Солидный автомобиль с устоявшимся еще с советских времен имиджем. Молодежь он не интересует — «классику» может оценить лишь зрелый возраст. Так и случилось. «Волга» досталась Константину Цыбулину, директору стадиона «Авангард», где, собственно, и проходил аукцион. $4200 долларов составляют без малого 65% первоначальной цены. Для конструкции большей частью тридцатилетней давности столь высокий показатель в стане «врага» — загадка. Видимо, сработал стереотип: «Волга» — солидный автомобиль. А куплена машина исключительно для производственных нужд и представительских целей стадиона. В личном пользовании — джип «Тойота».

«Ода», вызывавшая у нас наибольшие сомнения по части реализации, и здесь не ударила лицом в грязь. Ее цена $2500 составила 70% от цены нового автомобиля. Отличный результат. А купил машину Владимир Иванович Николаев, пенсионер, в прошлом ведущий конструктор ВЦКБ газотурбинных двигателей Военно-морского флота. Заядлый грибник и дачник до сих пор пользовался только отечественными автомобилями. Не изменил привычке и в этот раз. Образование, опыт и навыки, полученные еще в советские годы, инфляции не подвержены! С таким багажом проблемы эксплуатации наших машин не существует.

«Калина». Поскольку этот лот продавался лишь виртуально, вероятную цену определяли путем опроса. Максимальная сумма, с которой приморцы готовы расстаться ради обладания этой машиной, — $3000. С учетом предполагаемой заводом цены около $7000 показатель, прямо скажем, оптимизма не вызывает.

А теперь попробуем оценить перспективы захвата дальневосточного плацдарма нашими марками.

«Десятка» и «Калина» — что ни говори, а самые современные и технически передовые у нас автомобили — не могут претендовать более чем на половину своей цены. Впрочем, это объяснимо. За $7000 здесь можно купить пятилетнюю японскую одноклассницу, не в пример более совершенную, надежную и с двойным, против наших, остатком ресурса. При том, что ремонт иномарок в России, а уж тем более на Дальнем Востоке, никаких проблем не доставляет. Нужные детали всегда есть на автомобильных разборках или в фирмах, специализирующихся на их поставках из Японии. Даже кондиционеры во Владивостоке заправляют прямо на улице, так же обыденно, как в Москве регулируют СО-СН.

«Волга». Две трети цены — заслуга имиджа и, видимо, воспоминаний детства, когда обладание ею было верным признаком респектабельности. Сегодня содержание этой позавчерашней прожорливой машины в личном пользовании воспринимаешь как чудачество. С другой стороны, у любого товара есть покупатель — все дело в цене. Но если на несколько таких машин еще можно найти в Приморье покупателей, то в масштабах заводской серии — маловероятно.

«Ода». За $2500, даже за $3000 хорошую, беспроблемную «японку» во Владивостоке не купишь. Цены на автомобили-одноклассники, заслуживающие внимания, начинаются от $5000, а на достойные — от 6000. Деньги, учитывая средние зарплаты в стране, да и на Дальнем Востоке, немалые, поэтому при нормальной организации сервиса и умеренных аппетитах продавцов перспективы ИЖей не самые мрачные, только качество машин при этом должно хотя бы соответствовать определенному заводскими техусловиями.

Что ж, мы свою задачу выполнили — реальная цена наших машин на Дальнем Востоке определена, теперь ход за автопромом.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии