В гостях у «немецких мастеров»

В ГОСТЯХ У «НЕМЕЦКИХ МАСТЕРОВ»

]

СПОРТ И ТЮНИНГ

ГОНКИ СЕРИИ DTM

В ГОСТЯХ У «НЕМЕЦКИХ МАСТЕРОВ»

ЮРИЙ ТЮРИН. ФОТО АВТОРА

Полтора года назад Чехия вошла в Евросоюз. И не только открыла для европейцев границы, но и стала первой страной Восточной Европы, куда пришла одна из самых популярных европейских гоночных серий — чемпионат DTM.

УРОКИ ПРОШЛОГО

«Немецкий чемпионат» (Deutsche Tourenwagen Meisterschaft), как раньше расшифровывалась аббревиатура, ведет историю с конца 80-х. Нынче толкование буквы М несколько иное — Meisters («мастера») вместо Meisterschaft. «Немецкий» — это не только адрес прописки. Изначально в DTM участвовали только немецкие производители — «Опель», «Мерседес-Бенц», БМВ и, не удивляйтесь, «Форд», чье европейское представительство и заводы тоже расположены в Германии. На старт в DTM допускают только автомобили, построенные на базе серийных, выпущенных в количестве не менее десяти тысяч экземпляров. То есть в гараже «дэтээма» — привычные европейскому народу «Ауди А4», «Мерседес-Бенц» С-класса, «Опель Астра» и «Опель Вектра».

Первенство впервые провели в 1988 году, и, оказалось, его организаторы попали в яблочко. Популярность серии росла как на дрожжах — этапы показывали по ТВ, стартовали в них самые известные гонщики, а по числу болельщиков на трибунах «Дойтче Туренваген» стал сопоставим с формулой 1! 

ФИА заволновалась — по крайней мере, в Европе DTM серьезно конкурировал с обожаемым федерацией «Большим цирком». Разогнавшийся локомотив кузовных гонок требовалось срочно притормозить — деликатно, но эффективно. И гениальный ход нашелся: в 1995-м DTM преобразовали в ITC — международную серию с этапами в Германии, Португалии, Великобритании, Финляндии, Италии, Бразилии и Японии. Поди плохо?! А через год чемпионат умер «своей смертью» — команды и стоящие за ними заводы не выдержали резко скакнувших расходов.

ТОРМОЗА ПРОГРЕССА

Возрождение готовили четыре года, и усилиями «Опеля», «Ауди» и «Мерседеса», скучающих по былым временам, чемпионат учредили вновь. Играть решили на новый лад: уроки не прошли даром, а потому в правилах теперь регламентировано решительно все, что касается устройства автомобилей, дабы не допустить «гонки вооружений» и неконтролируемого роста бюджетов.

К примеру, по ходу сезона нельзя менять аэродинамику автомобиля. Естественно, до предела «удешевлен» и двигатель — объем не более 4 литров, восемь цилиндров, не более четырех клапанов на цилиндр, угол развала блока для всех — 90 градусов, с двумя обязательными шайбами на впускном коллекторе диаметром 28 мм (простейший способ ограничить мощность). А вообразите, какова надежность моторов, если на весь 11-этапный сезон автомобилю «отпущен» один двигатель! Перед стартом первой гонки его пломбируют судьи — какой-либо ремонт недопустим, в случае поломки мотор подлежит замене. Как и в формуле 1, пилот, воспользовавшийся запасным мотором, стартует с последних позиций.

Строгие меры дают отличный результат: мощность двигателей ныне держится на уровне 470–480 л. с., вне зависимости от модели. Все «механические» и «электронные» пути увеличения мощности перекрыты. Кое-что могут сделать химики. Питер Дамбрек, пилот «ОРС Тим Феникс», утверждает, что переход на новое масло «Вальволин» добавил мотору 4 л. с. Но такой довесок не слишком ощутим на трассе и чемпионом в одночасье не сделает.

Табун почти в полтысячи «лошадей» приводит задние колеса через опять-таки стандартную для всех шестиступенчатую коробку передач. Колеса обуты в шины «Данлоп», одинаковые для всех по размерности и составу смеси. Цель достигнута — простора для бурного технического прогресса нет. В регламенте же прописаны и элементы шоу — обязательные пит-стопы для дозаправки и замены шин. Добро пожаловать на старт!

ЛЮДИ И МАШИНЫ

Дорога в DTM открыта не только немецким производителям, а, по сути, любым — был бы подходящий базовый автомобиль. Но пока «чужие здесь не ходят». Первый сезон возрожденной серии прошел в борьбе «Мерседеса» и «Опеля». Чемпионом-2000 стал пилот «Мерседеса» немец Бернд Шнайдер, спустя год он повторил успех. Затем уступил корону гонщику «Ауди» французу Лорану Айелло, после чего в 2003-м вернул ее обратно.

В нынешнем чемпионате стартовали 10 команд на машинах трех марок. Среди пилотов: недавние звезды формулы 1 Жан Алези и Хайнц-Харальд Френтцен, многократные победители «24 часов Ле-Мана» Том Кристенсен и Франк Биела. Громкие имена — гарантия зрительского интереса. А вот грандам автогонок лавры и звания, добытые ранее, никаких гарантий в DTM не дают. Алези, выступающий здесь третий год, на подиумах весьма редкий гость. А дела новичка Френтцена совсем никудышные — никак не приспособится вице-чемпион мира 1997 года к управлению «Опелем-Вектра».

На первых ролях в этом году отнюдь не «немецкие мастера» — голландец Кристиан Алберс, британец Гари Паффетт и швед Матиас Экстрём. По ходу турнира «Ингольштадтский экспресс» раскатился настолько, что у мерседесовцев Алберса и Паффетта перед гонкой в Брно остались разве что математические шансы догнать Экстрёма. А «Опель», увы, «отбывал» кризис, откуда только-только начал выбираться. Питер Дамбрек считает, что у «опелей» однозначно лучший мотор, а проблема другая: «Мы никак не можем найти баланс автомобиля. „Вектра GTS“ не очень устойчива в скоростных поворотах. Мало того, на прямых на большой скорости иногда приходится чуть сбрасывать газ, иначе рискуешь просто вылететь с трассы. Всему причина — аэродинамика, а вмешаться в нее можно будет только зимой».

МЫ ВЫБИРАЕМ DTM!

Автодром «Масарик-Брно» — пять с половиной километров асфальта, петляющего по холмам и лощинам. Когда-то здесь проводили мотоциклетные Гран-при и кольцевые гонки грузовиков. Не всем пилотам незнакомая дорожка по душе. Ветеран формулы 1 Эммануэлле Пирро ворчит: «Трасса тяжелая — большие перепады высот, сложные повороты. Вроде широкая, а обгонять почти негде».

Театр начинается с гардероба, а гонки для зрителей — с кассы. Билеты вполне доступны даже по российским меркам. Самый дорогой — лучшие места на весь уик-энд, с пятницы по воскресенье — 75 евро. На подъездах к автодрому устроены кемпинги, сплошь заставленные автомобилями с домиками на прицепах — это болельщики, путешествующие с гонки на гонку. На премьеру чемпионата DTM в Чехии съехалось 35 тысяч зрителей.

Никакой толкотни — широкие дороги и тротуары внутри трассы позволяют свободно перемещаться, не мешая работе «маршалов» и команд. Немецкий порядок — на каждую трибуну билет свой собственный, отдельно продаются билеты в паддок. Напротив трибун — огромные телеэкраны, где идет прямая трансляция с повторами наиболее важных моментов.

DTM — главное зрелище дня. На гарнир знакомый российским любителям автоспорта Кубок «Поло», Кубок «Порше-Каррера», где стартует наш Олег Кесельман, формула 3 и формула БМВ, в которой первые шаги делает сейчас Федерико Монтоя — 15-летний брат знаменитого гонщика-колумбийца.

Чуда не произошло. Матиас Экстрём стартовал с первой позиции, обогнать себя никому не дал и роковых ошибок не совершил. Есть новый чемпион! «Опель» показал, что заметно подтянулся к лидерам: швейцарец Марсель Фесслер на финише был четвертым. Френтцен, также выступающий на «Опеле», — шестой. Алези за рулем «AMG-Мерседес» — девятый. В DTM полным ходом идет смена поколений. Ветеранов, в том числе экс-чемпионов Шнайдера и Айелло, мало-помалу вытесняет с пьедесталов молодежь. Новоявленному чемпиону — 26 лет. А его главные соперники Алберс и Паффетт, что сразятся теперь за оставшиеся призовые места, еще моложе. Все пришли в DTM из гонок младших формул, выбрав именно этот маршрут взамен считающегося более «правильным» и прибыльным: формула 3, формула 3000, формула 1. Как ни крути, а «туринговых дел мастера» опять начинают мешать «Королеве автоспорта».

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии