Из россии — по мировым стандартам

ИЗ РОССИИ — ПО МИРОВЫМ СТАНДАРТАМ

Жан-Мишель Жалинье (Jean-Michel Jalinier), генеральный директор ОАО «Авто-фрамос», представитель «Рено» в России и СНГ. Родился в 1953 г. во Франции. Инженер, доктор технических наук. В 1975–1985 гг. вел исследовательскую и преподавательскую работу в университете Метца и Национальном политехническом институте в Гренобле. На «Рено» — с 1985 г., начинал в управлении исследовательских работ. 1995–1996 гг. — заместитель директора завода во Флэне, 1996–2003 гг. — руководитель программы производства «Рено-Трафик» (Renault Trafic), удостоенного в Европе звания «Фургон 2001 года». С июля 2003 года работает в России.

— Полтора года назад вы приехали в Россию. Что на вас лично произвело самое сильное впечатление в нашей стране?

— Зима. Меня удивила способность русских быстро приспосабливаться к низким температурам. Я тоже постарался этому побыстрее научиться и теперь нахожу зиму очень приятным временем года. Зима украшает Россию и Москву.

— Насколько адаптирован к нашей зиме «Логан», в какой степени его можно считать русским автомобилем?

— «Логан» разработан на совместной платформе «Рено» и «Ниссана» с проверенным силовым агрегатом. В конструкцию внесли ряд изменений технического и эстетического характера. Стиль соответствует «Рено», поскольку в Москве мы будем делать автомобиль именно под этой маркой. А технику усовершенствовали, чтобы гарантировать пуск двигателя при низких температурах и повысить коррозионную стойкость кузова, на который мы предоставляем 6-летнюю гарантию. Мы также усилили защиту днища, в частности тормозных и топливных трубопроводов, установили брызговики. Больших и малых изменений набирается достаточно. Мы опирались на опыт работы с моделью «Рено-Символ», неплохо зарекомендовавшей себя в России.

— Как ваш автомобиль переварит российское топливо?

— Мы предлагаем для России двигатели с оригинальной, отличной от западноевропейской, настройкой. Такие моторы можно эксплуатировать на бензине с октановым числом 90 и присущими российскому топливу характеристиками.

— «Рено» большое внимание уделяет безопасности. Последние модели получают по 5 звезд в классификации EuroNCAP. Убедительно ли будет выглядеть «Логан»?

— Как вы знаете, применительно к «Логану» основной задачей было снижение его цены. Поэтому решили не добиваться наивысших абсолютных показателей. Соответственно, он не получит 5 звезд, как другие «рено». Пока «Логан» не участвовал в подобных крэш-тестах, но совершенно точно можно сказать, что в своем классе он будет среди лучших.

— Летом в сегменте «С» будет уже как минимум шесть разных автомобилей российской сборки: «Лада-110», «Хёндэ-Акцент», «Шеви-Вива», «КИА-Рио», новый «Форд-Фокус» и «Рено-Логан». На какое место по техническому уровню вы в этой линейке поставите свой автомобиль?

— Как я уже говорил, машина создана на общей платформе альянса «Рено» — «Ниссан», на которой выпускается, например, новейший «Рено-Модус». «Логан» вобрал в себя все лучшее, что касается удобств и поведения на дороге для автомобиля своего класса. Мы занимаем лидирующую позицию в классе по размерам салона и багажника среди седанов. Поэтому автомобиль сопоставим с любым другим из сегмента, но при этом цена производства такова, что «Логан» выигрывает у одноклассников. Например, в салоне — цельная передняя панель, которая заметно дешевле составных. Благодаря таким решениям нам удалось добиться снижения себестоимости без ущерба характеристикам. Именно по техническому оснащению автомобиль находится на самом высоком уровне.

— Где будет дешевле производить «Логан» — в Румынии или России?

— Явно дешевле в Румынии. Во-первых, рабочая сила в России дороже. Во-вторых, «Рено» хотел бы развивать производство комплектующих в России, мы прикладываем для этого большие усилия. Рассчитываем, что в 2005 году локализация составит 20%. Вместе с тем это означает, что остальные 80% деталей придется ввозить. Таможенные издержки — вторая причина, по которой российские машины будут дороже. Ведь транспортировка на большие расстояния также добавляет стоимость.

— В какой валюте будут определяться цены на «логаны»?

— Мы всегда говорили, что этот автомобиль будет стоить 7–10 тысяч евро. Мы постоянно работаем над нашей коммерческой политикой и приняли решение в 2005 году перейти на цены в долларах США.

— Вернемся к теме локализации. Расчет на российских поставщиков комплектующих выглядит утопией...

— Подписано первое соглашение с ЗИЛом о поставке кузовных штампованных деталей. Речь идет о защите трубопроводов на днище. Оснастка для штампов — российского предприятия «Интеркос» из Санкт-Петербурга. Брызговики будет поставлять другое российское предприятие — «Эласт», также из Санкт-Петербурга. Все остекление автомобиля — от Борского стекольного завода. Сиденья изготовит на нашем заводе один из международных производителей, с которым идут переговоры. А наполнитель сделает нижегородское предприятие «Сотекс». Вот пять контрактов, подписанных нами.

Ведем также переговоры с рядом потенциальных партнеров и готовы вложить средства в переоборудование их производства и подготовку кадров, если уровень не дотягивает до наших стандартов. Планируем выпускать на «Автофрамосе» 60 тысяч автомобилей в год, возможно, и больше, то есть наши подрядчики будут обеспечены крупными заказами. У нас серьезные амбиции в отношении интеграции.

— Вы за то, чтобы снизить пошлины на ввоз комплектующих?

— Совершенно верно. Я выступаю за низкие таможенные пошлины или вообще за отмену таковых на отдельные виды продукции, не имеющей стратегического значения. Это послужит развитию автомобильного производства в России. Снижение пошлин должно увязываться с тем, какие вложения делаются в отрасль, служат ли они реально созданию автозаводов, которые в этих комплектующих нуждаются. И местные поставщики должны быть конкурентоспособны в сравнении с импортерами, выигрывая на транспортных издержках. Именно так формируются национальные производства международного уровня.

Поднимая пошлины на 20%, вы способствуете снижению конкурентоспособности местной продукции ровно на эти 20%. Возможно, сформируется некая сеть поставщиков, но ни один не сможет конкурировать на международном рынке, экспортировать свою продукцию! Это не очень хорошо для России, которая имеет все необходимое, чтобы вырастить производителей мирового уровня.

— Когда вы говорите о России там, за рубежом, вы оцениваете ее как страну с высокой степенью риска в финансовом, административном плане?

— Здесь и там, во Франции, я всегда говорил и говорю, что Россия — страна с высоким экономическим потенциалом. «Рено» отдает себе в этом отчет, так как начал работать здесь и развивать этот потенциал. Не скрою, в России инвесторам довольно трудно. Несмотря на проводимые реформы, слишком тяжел груз административной зависимости. Из-за большого количества реформ постоянно меняется юридическая база.

— Г-н Жалинье, вы работали во многих странах мира. Где вам дышится легче?

— Там, где я сегодня нахожусь. Нельзя ощутить себя счастливым, думая, что в другом месте лучше.

— Не бросит ли тень находящаяся по соседству разруха «Москвича» на динамично развивающуюся марку «Автофрамос»?

— Достаточно бегло осмотреть наш завод, чтобы понять разницу. Для меня история выглядит следующим образом: когда-то существовала известная марка «Москвич», теперь ее нет. Есть новое предприятие «Автофрамос», созданное правительством Москвы и «Рено». Оно не имеет с «Москвичом» ничего общего, но пытается возродить автомобильную индустрию в том историческом месте, где она существовала. Мне кажется, что жители Москвы будут рады появлению нового, динамично развивающегося предприятия на этой территории. Мы не располагаем никакой долей имущества «Москвича», у нас нет ни права, ни желания использовать его торговую марку. Мы выпускаем только «Рено».

— Кем вы себя больше ощущаете — директором завода или представителем «Рено» в России?

— Я отвечаю не только за территорию России, в моем ведении рынки бывших республик СССР. В России я отвечаю за работу всего, что связано с маркой «Рено», от производства до клиентских запросов. Перед собой я ставлю две основные задачи. Первая — оправдать вложенные «Рено» капиталы в объеме 250 млн. долларов. Доказать, что это было правильное и прибыльное вложение средств, чтобы получить инвестиции для дальнейшего развития. Вторая задача — обеспечить долговременный успех «Автофрамоса». Мы сейчас набираем персонал, численность которого к концу 2006 года превысит две тысячи человек, и перед ними мы будем нести ответственность. Мы хотим, чтобы работники гордились своим предприятием.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые