Город под морем

ГОРОД ПОД МОРЕМ

Господа, вы что — с ума все посходили в ваших турагентствах? Да невозможно за пару школьных уроков понять ни Блока, ни Достоевского — нет, не полюбить, а хотя бы просто понять! А вы хотите с наскока показать гостям Питер — этот самый фантастический, самый необычный и невозможный город мира! Город, который Пушкин увидел «под морем», а Блок — «над бездной»… 

Чтобы увидеть и полюбить Питер, не спешите на типовую экскурсию! И вообще — попав сюда, постарайтесь не торопиться: ведь «служенье муз не терпит суеты», а Петербург — не антикварная лавка на открытом воздухе. А если разрываться на части между Эрмитажами, закусочными и магазинами, то город Петра может навсегда запомниться вам холодным и неуютным, мрачным и неприветливым, промозглым и грязным. На самом деле все не так — просто знайте: Петербург на вас обиделся.

Питер — город настроения: он всегда и для всех разный. Даже Александр Сергеевич видел в нем то «скуку, холод и гранит», то «полночных стран красу и диво». Хотите полюбить его — поверьте в сказку. Да и не понять вам иначе, как умудрились предки воздвигнуть город против всех законов здравого смысла! Не могли они построить здесь ни одного дома — все тонуло. И возвели город-призрак на небе, а потом осторожно опустили на землю. Болото сдалось…

Красивая сказка — наверное, так все и было… Да тут все сказочное: к примеру — что такое Нева? Река, говорите? Тогда отыщите ее начало! А кто такой Петр IV? Зайдите в Петропавловку… И почему злой разбойник Бармалей обрадовался, когда его из Африки повезли сюда? Не потому ли, что здесь есть улица его имени?

Движение в городе тоже сказочное… А своими парковками Питер распорядился по-царски: тряхнул плечами и разлетелась толпа мздоимцев, торгующих городским асфальтом! Аж до Москвы долетела — здесь эта шушера в своей стихии. Зато в Питере теперь можете оставлять свой экипаж хоть напротив Русского музея, хоть у Александринки.

Разный город. Для каждого — свой. На свае у Петропавловки сидит зайчик: остров-то Заячий… Попробуйте попасть в него монеткой — это куда сложнее, чем в Чижика-Пыжика на Фонтанке. Прикиньте количество пролетов у моста Лейтенанта Шмидта — говорят, что государь, желающий ускорить строительство, за каждый сданный пролет повышал инженера в чине. Еще говорят, что тот быстренько пересмотрел проект и дослужился до генерала… А вон маленький мостик — Кокушкин: там когда-то стоял с Онегиным его творец. Стоял, опираясь э-э-э… задом о гранит — так изящно он сам изволил выразиться.

— «Зенит» — чемпион! — весело машут флагами из проезжающей по Невскому кавалькады.

— Быть Петербургу пусту! — звучит сквозь века голос Дуси Лопухиной.

Понять бывшую Первую Леди можно — и не такое скажешь, когда тебя, законную царицу Всея Руси, сердитый муж сгоняет с трона в монастырь. В сказке бывает всякое... Но не сбыться злобному пророчеству до тех пор, пока стерегут город Петя На Савраске, Чугунный Задник и Обормот На Бегемоте. Императоры Петр I, Николай I и Александр III на народные прозвища не обижаются.

И пока эти три всадника на посту, никакие наводнения и перестройки Питеру не страшны.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые