Чили и Боливия: распахнутый мир

Пару лет назад я путешествовал по Патагонии с Роберто и его женой Соней — гидами из «Мотоавентура Чили», и когда они предложили двухнедельный тур по Боливии и Чили, с радостью согласился. Итак, ¡VAMOS!*

777

777

VAMOS! (С исп.: «Поехали!», читается как «бамос»)

Команда подобралась из шести человек, опытных мототуристов. Сам я езжу практически круглый год, накатывая по 40 000–50 000 км. Мои познания о стране назначения ограничивались скупыми данными справочника: «Боливия расположена в центральной части Южной Америки.

2

2

На севере и северо-востоке граничит с Бразилией, на юго-востоке — с Парагваем, на юге — с Аргентиной, а на юго-западе и западе — с Чили и Перу; выхода к океану нет». У нас лето, а в там, в южном полушарии, зима. Прикинули, раз страна находится недалеко от экватора, то зимой там наверняка не слишком холодно. Ошибку поняли поздно, но об этом — ниже. Багаж весом примерно 23 кг на человека (всю экипировку тащили из Москвы), на удивление, не вызывал никаких вопросов у служащих авиакомпании. Летели с пересадкой: 5 часов до Мадрида, потом еще 13 до столицы Чили — Сантьяго. В полупустом самолете удалось выспаться, растянувшись на нескольких креслах. Так что к разнице часовых поясов адаптировались быстро.

3

3

Сантьяго встретил пасмурной погодой и +12оС. Город узкий и длинный, потому жизнь в нем сосредоточена вдоль основной магистрали. В отель, как оказалось, мы приехали рано и номера еще не готовы. Нам предложили подождать в баре и заодно позавтракать. В качестве «велкам дринка» принесли традиционный чилийский напиток Pisco Sour. Как утверждают перуанские историки, этот напиток появился в XVIII веке, его изобретатель — эмигрант из США Моррис, хозяин бара. На протяжении долгих лет перуанцы и чилийцы боролись за право считаться изобретателями этого коктейля. Перуанцы оказались проворнее: запатентовали продукт и активно продвигают его на мировом рынке. Рецепт прост: в шейкер наливают виноградную водку Pisco, добавляют взбитый яичный белок, лимонный сок, сахар и мелко размолотый лед. Затем все это хорошо смешавают и сверху посыпают корицей.

32

32

На следующий день — еще один перелет в город Арика, к Тихому океану. Несмотря на прохладную погоду, едва разместившись в очередном отеле, мы побежали купаться. Потом — оформление документов и знакомство с мотоциклами. Все — BMW 2009 модельного года: три R1200GS (на одном из них я и ехал) и по одному F800GS, двухцилиндровый F650GS и одноцилиндровый G650GS. Подготовлены для езды по асфальту, грейдеру и камням. Кроме Роберто на мотоцикле и Сони на автомобиле сопровождения, с нами отправился опытный механик Алехандро.

6

6

Во время приветственного ужина Роберто провел инструктаж. Услышав, что первые дни поедем только по асфальту, даже расстроились — скукота! Но он тут же добавил, что поднимемся высоко в горы. Там важно не расслабляться и не отвлекаться, а также пить как можно больше воды… Утром нас ждали первые 520 км горного серпантина. Эта дорога ведет к границе с Боливией, откуда мы поедем в столицу — Ла-Пас. Так как путь предстоял неблизкий, да еще с пограничным контролем, завтракать пришлось в 6–30, а в семь утра мы уже услышали: «Бамос!». Солнце только поднималось, и погода обещала быть хорошей. Через час пути дорога начала медленно подниматься в горы, и скоро мы въехали в облака. Видимость нулевая, двигались очень медленно с включенной аварийкой. Иногда я не видел не то что переднего мотоцикла — асфальта под  колесом!.. Температура быстро понизилась с +18 до +6оС. Еще через четверть часа туман резко исчез, появилось ослепительное солнце и перед нами открылась невероятная по красоте картина: мы находились на высоте 1300 м, а внизу в долине лежало огромное белое облако.

7

7

Стали встречаться животные — викули, ламы, альпаки. Где-то через час движения по горам я (а потом выяснилось, что и другие члены команды) почувствовал, что у меня участилось сердцебиение, стало труднее дышать, заболела голова, подкатывала тошнота, иногда бил озноб. Взглянул на GPS: за два часа мы поднялись с уровня моря на 4700 м! С непривычки началась горная болезнь, или, как ее называют альпинисты, «горняшка». Когда остановились, один наш товарищ сильно побледнел и потерял сознание; пришлось загрузить его вместе с мотоциклом в машину. Однако еще не все поняли, в чем дело, некоторые даже пытались курить.

Чилийскую границу прошли достаточно быстро, пара километров по нейтральной территории — и мы на границе Боливии. Здесь лица еще двоих участников приобрели бледно-белый оттенок. На контрольном пункте задержались на несколько часов — местные, включая пограничников, справляли какой-то праздник, и огромная толпа в национальных костюмах устроила шествие с музыкой и танцами прямо на границе! Пришлось ждать окончания гуляний. В это время еще троим членам группы стало хуже. Места в машине больше не было, так что, наглотавшись специальных таблеток и отдохнув, двинулись дальше. К вечеру мы добрались до Ла-Паса. Он находится посередине плоскогорья в огромном кратере потухшего миллионы лет назад вулкана (высота над уровнем моря около 3600 м). Это крупнейший город Боливии и самая высокогорная столица в мире (к тому же, здесь самое «высотное» поле для гольфа). Потыркавшись по огромным столичным пробкам, добрались до отеля, где нам предложили воспользоваться кислородными баллонами, чтобы быстрее прийти в себя после резкого перепада высот. Ужину в тот день почти все предпочли минералку или чай.

8

8

Следующий день мы отдыхали и знакомились с «городом контрастов». Центральная часть Ла-Паса ничем не отличается от современных районов других латиноамериканских столиц: здания банков, международных компаний, правительственных учреждений и торговых комплексов придают городу космополитический облик. А вот склоны огромной котловины сплошь покрыты «самостроем» — незатейливыми домиками из дешевого кирпича, в которых живет основное население города. Особое впечатление произвела «Лунная долина» (Valle de la Luna): трехкилометровая пешая прогулка по огромным песчаным камням неправильной формы помогла окончательно прийти в себя.

9

9

Прощались с Ла-Пасом ранним утром. Но город не отпускал: потребовался примерно час, чтобы пробраться через пробки. Усложняли задачу и крутые подъемы, один байк закипел. Вновь достигли 4700 м, температура упала до +2оС, по обочинам — сугробы и замерзшие реки. Но вот перевал пройден, и дорога быстро пошла вниз. Воздух прогрелся до + 30оС.

Началась знаменитая «Дорога смерти», проходящая в боливийской провинции Юнгас. Ее построили парагвайские заключенные в 30-х годах прошлого века. На участке протяженностью около 70 км, соединяющем Ла-Пас и Коройко, ежегодно разбивается больше двух десятков машин и гибнет до трех сотен человек. Он действительно очень сложен: перепад высот — с 3600 до 330 м, много крутых склонов, покрытие скользкое и грязное, к тому же дорога очень узкая. Прибавьте и неблагоприятные метеоусловия: на смену прохладе плоскогорья Анд приходят влажные джунгли Амазонки. Довольно часто появляется туман, и тогда видимость уменьшается до нескольких метров. Во время тропических ливней случаются оползни, и кусок трассы может оказаться просто смытым! Свое название дорога получила десять лет назад, когда автомобиль с восемью израильскими туристами упал в пропасть. Но для местных страшнее более давняя трагедия: в начале 80-х в каньон рухнул автобус, в котором находилось больше ста пассажиров…

Три года назад власти открыли «дублер» этой дороги с хорошим асфальтом, так что теперь по «Дороге смерти» ездят, в основном, туристы вроде нас, которые желают поднять уровень адреналина в крови.Благополучно добравшись до городка Коройко, мы не стали испытывать судьбу дважды и назад в Ла-Пас вернулись по «дублеру».

10

10

Следующий пункт маршрута — один из крупнейших городов Боливии с забавным названием Кочабамба. До него — 250 км по плоскогорью на высоте 4500 м. Очень холодно — около +4оС, но солнечно. Потом еще 200 км горного серпантина удивительной красоты, и, наконец, дорога стала спускаться вниз; снова резко потеплело до +30оС.

Символ Кочабамбы — 34-метровая статуя Иисуса Христа на горе Сан-Педро. На гору можно попасть по канатной дороге, а в определенные дни и забраться на саму статую, сквозь смотровые окна которой открывается прекрасный вид на город.

В отеле, сбросив мотоциклетную экипировку, мы окунулись в бассейн, чтобы расслабиться после трудного переезда. Затем часовая обзорная экскурсия по городу на такси за 25 боливиано (примерно $3), ужин (еда вкусная и дешевая; ужин в ресторане обходился в $3–4) и…. Нет, поспать нам не дали. Оказывается, местные испытывают слабость к «зеленому змию» — всю ночь за окнами гремела музыка, слышались песни, оглушительные залпы фейерверков, не дававшие нам уснуть до пяти утра!.. А в восемь наши гиды уже скомандовали «по коням!», и мы отправились в самый богатый город Боливии — Санта-Круз-де-ла-Сьерра.

Асфальт то и дело сменялся гравием. Въехали в облака — видимость нулевая; дорога мокрая и грязная, визор шлема приходилось постоянно протирать, много машин — в основном, огромных грузовиков, идущих в обоих направлениях. На трассе валяются трупы животных, встретилась даже мертвая лошадь, лежавшая посреди дороги (судя по виду, уже не первый день). Скоро еще и заморосил дождь.

11

11

Санта-Круз-де-ла-Сьерра известен своим мягким климатом — разница летних и зимних температур тут незначительная. В этом уютном городе мы остались на день. Особая гордость города — огромный ботанический парк с музеями живых бабочек, орхидей, термитов и попугаев, в которых мы провели всю вторую половину дня.

На следующий день предстояло вернуться в Кочабамбу. Грузовиков стало уже меньше, поэтому мы насладились горным серпантином, откручивая ручку газа до предела. Оттуда выдвинулись в самый высокогорный город мира Потоси. Роберто обещал нам почти полтысячи километров асфальта, но уже буквально через десяток мы попали на разбирую гравийку с бродом через стремительную горную реку. Это оказалась старая дорога на Оруру. Через 30 км она воссоединилась с новой, вновь выехали на асфальт и покатили по горному серпантину.

В Потоси настоящим испытанием стал подъем без лифта на третий этаж в отеле: на высокогорье и так еле передвигаешься из-за недостатка кислорода, а подъем пешком по лестнице в полной мотоэкипировке да еще и с багажом — величайший подвиг! Однако, пока мы тащились наверх, туда-сюда мимо нас с легкостью носились дети. Позже выяснилось, что это детская сборная по теннису на тренировочных сборах. Потоси, по сравнению с другими городами, показался мне унылым. Зато в здешних недрах — огромные залежи серебра. По легенде, когда первые люди пришли сюда и разожгли костер, серебро стало плавиться и издавать шипящий звук — «потох-потох». Так город получил название Потохчи, а позже испанские колонизаторы переименовали его в более удобопроизносимое для них Потоси. Именно в Потоси в 1810 году произошло первое восстание против испанской короны и ее наместников.

После небольшой прогулки по центру мы отправились в главный музей города — Монетный двор. Он занимает целый квартал. В нем представлены монеты всех веков и машины, которыми их чеканили, минералы, оружие, археологические находки, предметы искусства. Одна из загадок этого места — маска «маскарон», символ Монетного двора и всего Потоси. Говорят, «маскарон» появился в главном дворике в 1865 г., но никто толком не знает, кого изображает маска — бога, индейца или колонизатора… Мы даже поспорили — лицо это мужчины или женщины.

12

12

Отовсюду в городе видна гора Серро Рико, где добывают серебро. В штольни нас повела гид Ольга — типичная боливийка, несмотря на русское имя. Но прежде мы отправились в местную лавку за «подарками для шахтеров». Каждый подарок включал пакетик с листьями коки, бутылочку алкоголя (попробовать никто не решился — судя по запаху, это был неразведенный спирт отвратительного качества) и пачку сигарет без фильтра в подозрительно простой упаковке. Набор стоит порядка 10 боливиано (около $1,5). В том же магазинчике можно прикупить динамит, чтобы взорвать его в шахте. Рисковать мы не стали.

Купив сувениров, все пошли переодеваться. Нам выдали шахтерские брюки, куртки и каски, а на пояса повесили большие сумки, куда загрузили по огромному аккумулятору для фонарика… Узкий отвесный тоннель уходил глубоко под землю. Шли с интервалом, чтобы, если сорвешься, не упасть на голову впереди идущему. У одного из членов команды из-за пояса выскользнула пластиковая бутылка с водой и полетела вниз. К счастью, никого не задела. Половина группы решила вернуться наверх. Я же с другими смельчаками пошел дальше по тоннелю. Появились рельсы, по которым ходит вагонетка для перевозки минералов.

Около входа в каждую пещеру установлена каменная статуя сидящего на скамейке бога Горы с рожками. Он охраняет пещеру и шахтеров, работающих в ней. Бог Горы символизирует собой отца семейства, гора — это мать, а минералы — их дети. Чтобы добыть как можно больше минералов, а по окончании трудового дня выйти из пещеры, бога нужно задобрить. Дары — вполне мирские: на его голову, плечи и колени сыпят листья коки, обливают их спиртом, а в рот божеству вкладывают прикуренную сигарету.

Через несколько минут хождений по пещере в одном из ответвлений мы услышали звук. Пробравшись туда, увидели шахтера, который долбил стену. Как и много сотен лет назад, он добывал полезные ископаемые киркой и лопатой. Подарив шахтеру пакетик с сувенирами, отправились наверх. Там встретили еще одного шахтера с семьей, которому отдали остатки «сувенирного пайка». В благодарность вся семья радостно сфотографировались с нами.

13

13Бог горы с подношениями: листьями коки и сигаретами.
Бог горы с подношениями: листьями коки и сигаретами.

А утром — на тебе: за окном —3оС! Дорога местами покрылась тонкой коркой льда. Мотоциклы нехотя завелись. Асфальт закончился быстро — впереди участок с песком и гравием. Трасса сильно петляла, мотоциклы поднимали столбы пыли, поэтому шли группами с довольно большой дистанцией. На дороге велись и ремонтные работы, некоторые участки оказались закрыты, а рядом стояли указатели объездов. На очередной развилке вопреки указателю один из членов группы, шедший впереди, показал ехать прямо: «Сам видел: только что впереди идущие туда направились». Поверив ему, двинули по прямой. Вдруг начался безумно крутой спуск, усыпанный огромными камнями. Но разворачиваться поздно. Один мотоцикл упал, сломался рычаг сцепления, другие два байка благополучно спустились. Внизу дождались машину сопровождения с запчастями — она подъехала через несколько минут. Механик Алехандро заменил рычаг, и мы поехали дальше. Нас уже поджидали другие члены группы. Тут выяснилось, что один райдер пропал! Нашли его через полчаса: сам цел, разбитый мотоцикл валяется внизу — чтобы разъехаться со встречной машиной, несшейся в облаке пыли, ушел в обрыв. Достали мотик, приступили к ремонту: заменили вентилятор, рычаг сцепления, скотчем склеили воздухозаборник и обшивку, им же приклеили фару и поворотники. В общем, через полтора часа смогли продолжить маршрут.

14

14Жевание листьев коки — часть боливийской культуры. Их продают мешками в уличных лавках. В горах, где мало кислорода, они помогают сохранять активность.
Жевание листьев коки — часть боливийской культуры. Их продают мешками в уличных лавках. В горах, где мало кислорода, они помогают сохранять активность.

Заехали в небольшой городок Уюни. Через него проходит главная железная дорога, по которой со всех частей Боливии в сторону океана идут через чилийскую границу поезда с экспортной продукцией. Слегка перекусив, продолжили путь — до отеля оставалось каких-то 25 км. Начался ужасный грейдер, покрытый смесью песка и пыли. В пыльном облаке ничего не видно, а ветерок настолько слабый, что не сгоняет ее. Еще и дорога петляет. Но ехать на скорости ниже 80 км/ч нельзя — иначе на грейдере неимоверно трясет… Когда догнали грузовик, трое обогнали его успешно, а вот четвертый влетел в кучу песка на скорости «под сотню». Результат — пара синяков у водителя, а у мотоцикла сломан рычаг тормоза, разбиты ветровое стекло, защита переднего колеса и пластик по правому боку. Снова ремонт и латание, а отель уже виден на горизонте…

15

15Так он сидит уже несколько сотен лет.
Так он сидит уже несколько сотен лет.

Он расположен в небольшом поселении Колчани на берегу соляного озера. В лучах заходящего солнца все здание отеля искрилось. Оказалось, все оно — из соли: стены, колонны, стойка регистрации; столы, стулья и даже кровати в номерах! На полу вместо ковра — толстый слой той же соли. Нам захотелось тут же заказать текилы и закусить ее стулом, столом или хотя бы лизнуть стену.

16

16В соляном отеле...
В соляном отеле...

17

17...из соли стены, пол и даже мебель!
...из соли стены, пол и даже мебель!

С заходом солнца стало очень холодно, температура в номерах сильно упала (по ощущениям, ниже —10 оС). Спасло термобелье, а также одеяла и простыни из шерсти ламы. Как мы узнали позже, в этих краях зимой (а в июне, когда мы путешествовали, в Боливии как раз зима) по ночам температура часто опускается ниже —20 оС, а порой и до —40 оС!

Утром нам предстояла прогулка на мотоциклах по солончаку Уюни. Полагаю, мы были первыми и пока что единственными русскими мотоциклистами, которым удалось забраться в такую глушь и покататься по соляному озеру на высоте около 3700 м над уровнем моря. Площадь озера гигантская — более десятка тысяч квадратных километров, это крупнейший солончак в мире. В сезон дождей тонкий слой воды покрывает соль, превращая абсолютно плоскую и ровную поверхность в огромное зеркало. Такое ощущение, что едешь по идеальному льду, но колеса мотоцикла хорошо цепляются. Можно переключиться на высшую передачу и лететь на полной скорости, куда глаза глядят. Главное — найти дорогу назад, так как берег достаточно быстро скрывается за горизонтом, а следов от колес на поверхности не остается. Так что все строго держались за Роберто, у которого был GPS.

Меньше чем за час отмахали сотню километров и остановились у острова, сплошь покрытого кактусами. После небольшого перерыва на чай и прогулку по острову, направились на противоположенный берег осматривать древние захоронения с мумиями. К вечеру температура опять стала резко падать, но мы успели добраться до соляного отеля до захода солнца.

4

4Недооценили мы здешние зимы...
Недооценили мы здешние зимы...

Наутро обнаружили, что все окна покрыты слоем инея. Завести моторы не удалось: замки зажигания и стартеры замерзли. Оказывается, после прогулки по солончаку Алехандро решил помыть мотоциклы… Отогревали их горячей водой, после чего завелись все, кроме одного. Затащили байк в отель и грели феном. Завелся! Мы все вопросительно смотрели на Роберто: «Неужели поедем в такой мороз?» Но Роберто был неумолим: «Бамос!». Натянув на себя всю одежду, тронулись в путь. До населенного пункта Оллагуе, что на границе Боливии и Чили, примерно 250 км настоящей зубодробилки — грейдер, гравий, иногда песок.

На боливийской стороне границы — шлагбаум и железнодорожная станция без признаков жизни. В одном из домиков обнаружили таможенника и пограничника. За оформление документов таможенник запросил с каждого по 23 боливиано. Мы собрали по 25, сказав, что сдачи не надо. Он страшно обрадовался, пожал каждому руку и уладил все формальности за три минуты. Самостоятельно открыв шлагбаум, через пару минут мы оказались у чилийской границы. Тут дело поставлено серьезнее: нас попросили заполнить кучу бумаг и произвели полный досмотр багажа. Найдя в поклаже два батона колбасы, сыр, хлеб и йогурты, таможенник заявил, что ввоз продуктов в Чили запрещен. Учитывая, что мы весь день ничего не ели, не долго думая, разложили на столике все припасы и принялись их поглощать! С последним проглоченным куском путь в Чили нам открыли, и мы двинулись в Каламу. Когда хозяин местного ресторана, где мы решили поужинать, узнал про наши похождения, он пригласил нас в свой винный погребок и предложил продегустировать лучшие вина и грушевые настойки из личных запасов…

Подошел заключительный день нашего путешествия. Дорога на всем протяжении плавно спускалась, и через несколько часов мы уже были на уровне моря. Наконец-то смогли вдохнуть свежий морской воздух полной грудью! Мы в Антофагасте, городе-порте Чили. Остановились на заправке, от нее до отеля какая-то сотня метров. Но тут один из байков напрочь отказался заводиться! Попытки его оживить не увенчались успехом. Гиды решили: потом заберем на эвакуаторе — благо до отеля пять минут пешком…

Вечером нас ждал торжественный ужин, на котором нам вручили сертификаты о прохождении маршрута, а на следующее утро мы отправились на самолете домой.

Информация (на отд. плашке): Такие туры, конечно, недешевы. В стоимость нашего входили и проживание (простые гостиницы — $5–10, шикарные отели — $50–60), и аренда мотоциклов, и бензин (около доллара за литр; транспорт, в основном, ездит на газе — выходит намного дешевле). Байки застраховали: по $15–25 в день в зависимости от модели мотоцикла; в случае повреждений или поломки максимальная сумма покрытия составляла $1500–2500 соответственно (все, что свыше — из своего кармана). Но, замечу, стоимость запчастей в Боливии и Чили выше, чем в Европе.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии