Четыре измерения Себастьена Лоэба

Четыре измерения Себастьена Лоэба

]

— Где вы острее чувствуете время: вот так, в обычном кресле или за рулем Xsara WR?

— Конечно, время лучше ощущаешь за рулем раллийной машины. Другое дело, насколько его приятно там проводить. Мне, например, очень нравится бывать в компании друзей…

— Вы, я знаю, умеете безошибочно считать углы поворота. А как рассчитываете скорость?

— Я определяю угол поворота, после чего в голове выстраивается схема действий, включая и скорость. Как это происходит, объяснить сложно, многое строится на собственных ощущениях.

— Какова была максимальная скорость вашей Xsara WRC на гонках? Хотелось бы услышать не просто о показаниях спидометра, а о ваших ощущениях при этом.

— По спидометру наибольшие скорости развиваешь на таких ралли, как «Швеция», где цифры доходят до 220 км/ч. Но когда ты в машине, всегда кажется, что едешь не так быстро.

— Скорость для вас понятие реальное или абстрактное?

— Конечно, реальное. Причем у меня оно напрямую связано с кривизной конкретного поворота. Скорость можно условно считать высокой или не очень, но для данного виража она совершенно определенная и другой быть не может.

— Представим: скорость высокая и движение управляемое. Где вы чувствуете в большей степени связь между вами и автомобилем: на руле, педали тормоза или газа?

— На сиденье! Именно кресло передает мне информацию о малейшем изменении в поведении машины, о боковых и продольных ускорениях. Ну а более точно — даже не сиденье, а находящееся в нем мое тело.

— Какая у вас посадка за рулем — вертикальная или с наклоном назад?

— С небольшим наклоном назад.

— В свое время я, как, наверное, и вы, занимался спортивной гимнастикой. И помню, как много времени тогда уделяли «чувству вертикали». Когда вы за рулем, не возникают ассоциации с гимнастическими понятиями?

— Гимнастика, считаю, мне помогла в том, что касается равновесия, научила выносливости, чувству пространства.

— Вопрос от российских гонщиков. Как вы проходите поворот?

— На асфальте — без заноса, на самой границе потери сцепления с дорогой. На грунте — с заносом, не слишком сильным. С таким, при котором не пришлось бы выкручивать руль в обратную сторону для стабилизации движения.

— В интервью журналу чемпион мира 2003 года Петер Сольберг сказал: чтобы быть лучшим, нужно быть безупречным во всем. Ваше трио — Лоэб, штурман Элена и автомобиль Xsara WRC безупречно?

— В этом году да, безупречно. Но к тому, что сказал Сольберг, я добавил бы еще и шины — именно они осуществляют связь между автомобилем и дорогой. В этом году нам с ними очень повезло.

— Но все же есть еще над чем работать?

— Работать надо постоянно над всем, что повышает твой потенциал. Малейшая остановка ведет к тому, что конкуренты начинают тебя опережать.

— Завтра у вас гонка, и перед глазами, наверно, уже зрители по краям дорог, пыль, бешеная скорость… Вечером перед сном не потянетесь к снотворному?

— Никогда не пользуюсь фармакологическими средствами — благополучно засыпаю сам. Исключение разве страны с большой разницей в часовых поясах, например ралли в Японии.

— Есть ли у вас этакая внутренняя кнопка «cтарт-стоп» и, если да, где она находится: в голове, мышцах или под сердцем, где солнечное сплетение?

— Кнопки у меня нет. Но мне прекрасно удается управлять собой. Концентрироваться перед выездом на спецучасток, расслабляться во время коротких перерывов между этапами.

— Что вы едите в день соревнований?

— Кукурузные хлопья, фрукты, пью много кофе. Даже очень много.

— В России есть примета: перед серьезным делом не возвращаться домой, если ты что-то оставил. Например, если вы в день гонки, выходя, забудете вашу кепку? Вернетесь?

— Нет, просто попрошу Мари-Пьер Росси (пресс-атташе), чтобы она мне выдала другую. Хорошо, что у нас нет таких примет. Представляю, что могло быть, если бы Элена, уходя, забыл свой штурманский дневник!

— После первой победы у вас не появился какой-нибудь талисман, который всегда с вами во время гонки?

— Талисман появился еще до моей первой победы. Это давний рисунок моего друга. У него есть даже имя — «злой хронограф». На рисунке — старый стрелочный прибор. Он со мной во всех соревнованиях. Так он выглядит… (показывает).

— Читая о вас, я понял, что ни вначале, ни потом вы не пользовались услугами тренера.

— Нет, никогда.

— А автомобиль вас чему-то учил? Можно его в какой-то мере считать вашим тренером?

— В общем-то, да. Точнее, мою страсть к автомобилям.

— Они вам что-то подсказывают?

— Подсказывать-то подсказывают (вот-вот здесь что-то сломается), но, как правило, слишком поздно, и уже ничего не изменишь.

— Вы говорите о вашей страсти к автомобилям. Какие из них любите больше?

— Конечно, спортивные. Но для жизни нужны другие — с просторными салонами и емким багажником. Если здесь в Испании по побережью прокатиться, я выбрал бы «Феррари», а чтобы поехать на другой конец Франции — «Ситроен С5».

— Ваш Xsara WRC — автомобиль уникальный: пережил своего конвейерного собрата и продолжает оставаться в строю. В чем его феномен? Почему он так долго живет — только потому, что на нем выигрывает Лоэб, или не только?

— Время этого автомобиля еще не прошло. Он рожден и прекрасно приспособлен для ралли. Это не только мое мнение. В отличие от других машин в чемпионате, он более что ли собранный — у него ниже центр тяжести. Можно сказать, он лучше других по всем параметрам.

— Недавно я встречался с главой «Ситроена» г-ном Сатинэ и спросил его: неужели он отпускает Лоэба на свободу? Как это возможно?

— Вчера официально объявили о том, что в следующем сезоне я буду выступать за частную команду на Xsara WRC, а в 2007-м вернусь в «Ситроен» на С4WRC.

— Вы не боитесь проиграть чемпионат в составе частной команды?

— Какой бы она ни была — риск проиграть есть всегда, как, впрочем, и шанс выиграть. Я буду выступать на автомобиле, который знаю очень хорошо, и это поднимает мои шансы.

— Доктор Винтеркорн, глава «Ауди», очень гордится успехами марки в чемпионатах по ралли, но в то же время не хочет, чтобы риск, связанный с гибелью людей, как-то ассоциировался с именем фирмы. Поэтому «Ауди» не участвует в ралли. Вы могли бы сказать что-то в защиту ралли?

— Увы, бывает всякое. Недавняя гибель штурмана у пилота Маркко Мартина из команды «Пежо» еще раз напомнила об этом. Но сделан огромный шаг для большой безопасности зрителей. Над местом гонок постоянно кружат вертолеты, и соревнования прекратят в любой момент, если возникнет опасность. Усиленные меры принимают, чтобы не допускать появления случайных лиц и предметов на трассе.

— И последний вопрос. Не могли бы вы хотя бы теоретически пообещать приехать в Россию на Гонку звезд «За рулем»?

— Не уверен. Посмотрите, как расписан мой годовой план. Я и дома-то не бываю. Ну а теоретически — согласен!

— Желаем успехов в гонке. Здесь на ралли Каталонии мы болеем за вас.

P. S. На обратной дороге в самолете читаем в местной газете отчет о победе Лоэба на испанском этапе уже в ранге двукратного чемпиона мира. За день до окончания гонок сошли с дистанции главные конкуренты — П. Сольберг («Субару») и М. Гронхольм («Пежо»). Уже в субботу Лоэб мог праздновать победу, но в воскресенье медленнее не поехал: «При чрезмерном замедлении подвергаешься другим рискам, которые возникают при работе механизмов в режимах, на которые они не рассчитаны. Нарушение этого равновесия таит в себе угрозу».

Я же могу только догадываться, о каком равновесии говорит чемпион мира. Это длина, ширина, высота и время, рассчитанное в голове, покрытой кепкой со «злым хронографом».

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии