Suzuki DRZ400S: Оружие массового покорения

Кроваво-красная земля под свинцовым небом, во рту металлический привкус. Погода меняется быстрей, чем в ускоренном кино. Воздух непривычно чистый, без намека на выхлопные газы и другие запахи цивилизации. Знаки радиоактивной опасности, на дозиметре — превышение допустимых норм.

Ржавые антенны радиотелескопов невидящим взором смотрят на закрытое тучами солнце. На разрушенных стенах надписи, сделанные руками давно ушедших людей…

Suzuki DRZ400S, эндуро 2009  399 см3 40 л.с.133 кг 340000 руб. Пробег в тесте, км 4500

Suzuki DRZ400S, эндуро  2009   399 см3 40 л.с.133 кг 340000 руб. Пробег в тесте, км 4500Suzuki DRZ400S, эндуро 2009  399 см3 40 л.с.133 кг 340000 руб. Пробег в тесте, км 4500
Suzuki DRZ400S, эндуро 2009  399 см3 40 л.с.133 кг 340000 руб. Пробег в тесте, км 4500

Оружие массового покорения

Suzuki DRZ400S нагло белел на фоне раннего осеннего серо-промозглого утра. На термометре +4 0С. Морось. На повестке дня — «перелет» до Ростова, ночевка, и конечная цель — горы Кавказа, которые давно напрашивались на мотопокорение. «Очковую зону» несмотря на адекватную погоде одежду сводит от холода и перспективы просидеть энное количество часов на этом белом «Zаборе». Что это — тест, путешествие или сеанс экзотического садомазо? Звук четырехсоткубовой «одностволки» заполняет мозг и душу, выдавливая последние сомнения: в путь!

Suzuki DRZ400S

Suzuki DRZ400SSuzuki DRZ400S
Suzuki DRZ400S

На улицах утренней Москвы «Zед» оказался очень удобным, дружелюбным и управляемым, — короче, в своей тарелке. По сравнению с некоторыми «дорожниками» и почти всеми спортбайками зеркала «Zед»а дают достойный обзор. А вот штатные Bridgestone Trailwing по мокрому холодному асфальту, покрытому кашей раздавленных листьев, скользили, как навазелиненный палец проктолога в рабочей обстановке. Недаром буржуи зовут их DeathWing*. Однако на сухой трассе «Дон» покрышки отчасти реабилитировались.

Тормоза DRZ400S вполне адекватны этому легкому и динамичному эндуро. Передний даже с родным неармированным тормозным шлангом без труда поднимает байк в стоппи, задний при сравнительно легком нажатии блокирует колесо. Мотоцикл при этом не теряет управляемости и не «колбасится» — верный признак отличного баланса. Конечно, чувство тормозов не идет ни в какое сравнение с ощущениями от «челюстей» хороших дорожников и тем более спортбайков, но их информативности достаточно для любой дорожной и внедорожной ситуации.

Электронная приборка DR-Z400 может похвастаться многими полезными функциями.

Электронная приборка DR-Z400 может похвастаться многими полезными функциями.Электронная приборка DR-Z400 может похвастаться многими полезными функциями.
Электронная приборка DR-Z400 может похвастаться многими полезными функциями.

Первая заправка показала, что до резерва мотик прошел 130 км. Запас хода не выдающийся. Но «питается» DRZ 92-ым бензином. По сравнению со многими современными эндуро других производителей, требующими 95-й, это большой плюс. Ведь далеко не всегда в глухомани можно найти мало-мальски приличную АЗС. Отметил удобную и функциональную приборку. Не считая привычных счетчиков промежуточного пробега, часов и одометра, есть таймер, секундомер и возможность калибровать счетчик пробега для предельно точных измерений дистанции.

Порадовала «максималка» — ровно 150 км/ч. Вот только комфортной ее не назовешь. Если сжимать руль чуть крепче, чем певчую птичку, байк немедленно реагирует на напряжение пилота плавным шимми. Сбрасываю скорость до 130, и поведение Z-ки нормализуется. Двигатель мерно урчит, ветер не донимает. Кайф. Но именно в этот момент «южный полюс» предъявляет ноту протеста.

Фара «внутри японца» легче, но не столь яркая, как у «европейца».

Фара «внутри японца» легче, но не столь яркая, как у «европейца».Фара «внутри японца» легче, но не столь яркая, как у «европейца».
Фара «внутри японца» легче, но не столь яркая, как у «европейца».

Седло DRZ довольно узкое, удобства — минимум. К тому же «дреZина» оказалась внутрияпонской, оснащенной сиденьем меньшей высоты** и толщины. Претензии «пятой точки» вполне понятны, но выбора у нее, увы, нет. Пусть терпит и желательно молча мечтает о продукции Corbin…

Где-то за Воронежем асфальт кончился, начались затяжные дорожные работы. Тут-то я — прожженный спортбайкер и «околонулевой» «эндураст» — впервые получил представление, на что способен мотоцикл. Автомобили ползли со скоростью километров 15–20 в час. Я же легко валил 90. Обалдеть! До Ростова добрался часам к 10 ночи, переночевал и утром обслужился у Саши-Моделиста***. Откушал классной ухи из судака — и снова в путь. Около шести я въехал в Минеральные Воды.

Перед первой поездкой вне асфальта заменил штатный Bridgestone более «зубастой» резиной Michelin T63 (почти идеальный компромисс дорожных и внедорожных качеств ****). Кроме того, установил защиту ручек сцепления и переднего тормоза, защиту двигателя и рукоятки руля с подогревом. А для удобства перемещения по «гумусу» удалил резиновые вставки подножек.

Проверенный временем двигатель DR-Z400 не менялся много лет.

Проверенный временем двигатель DR-Z400 не менялся много лет.Проверенный временем двигатель DR-Z400 не менялся много лет.
Проверенный временем двигатель DR-Z400 не менялся много лет.

Первым внедорожным тестом мотоцикла стала поездка на Бештау. По-татарски «Пеш Тау» означает «Пять гор». В честь этой горы близлежащий город назвали Пятигорском. Другая причина знаменитости Бештау — урановые шахты, которые в прошлом разрабатывались, как пелось в песне, силами «простых советских заключенных». К одной из таких шахт я и рванул.

Пролетев в высоком темпе ведущую к горе разбитую грунтовку, выехал на кольцевую дорогу, опоясывающую гору. Через три сотни метров встретилась первая преграда. На ширину всей дороги разлилась качественная и довольно большая лужа. Слева не объехать — отвесная скала. Справа тоже не вариант — обрыв.

200912102002_7

200912102002_7

Постфактум могу заявить: знал бы я глубину той лужицы, ни за что бы в нее не полез. Но глубину я не знал. В метре от края лужи Z-ка резко нырнула, вода поднялась до бензобака. В голове промелькнула мысль: «Забуксую, встану, заглохну и позорно утоплю мот». Но у DRZ-ки на этот счет было свое мнение. Да, мотоцикл стал буксовать, но при этом не только не встал и не заглох, но и весьма уверенно продвигался вперед. Секундами позже байк вынырнул из жижи, как подлодка в режиме аварийного всплытия.

До урановой шахты долетел за считанные минуты. Вход оказался закрыт железобетонными плитами, скрепленными между собой массивным швеллером, украшенным знаком «радиационная опасность» и автографами местных питекантропов. В верхней части глухой бетонной стены зияли несколько вентиляционных отверстий, из которых ровным потоком дул ветер. Я втянул носом воздух.

Сначала дыхание урановой шахты показалось обычным сквозняком. Но спустя секунду ощутил холод, сырость и запах ржавеющего металла. Тут же осенило: кроме запахов из вентканала в качестве бонуса получаю «живительную» ингаляцию из альфа-, бета-частиц и гамма-квантов — продуктов радиоактивного распада урана и сопутствующих изотопов. Поднес к отверстию дозиметр с лермонтовским названием «Бэлла». Редкое попискивание немедленно слилось в почти непрерывный надрывный писк. Когда прибор закончил счет, на дисплее высветилась пятикратная норма естественного радиационного фона. У шахты решил долго не задерживаться. Уж не знаю, какую дозу схлопотал, но флюорографию в этом году, пожалуй, пропущу.

200912102002_6

200912102002_6

Очередное открытие в области возможностей DRZ-ки сделал во время поездки на гору Змейка в компании местных друзей. Прикол ее в том, что примерно до половины высоты гора покрыта травой и лесом, а выше почти лишена растительности и выглядит как огромная каменоломня. В самом начале подъема, когда предстояло форсировать холмы с крутыми поросшими травой склонами, я заколебался. Склон с виду — градусов 40, высокая трава, полудорожная резина и полное отсутствие опыта хиллклаймбинга — все это вместе взятое заставило остановиться, как вкопанного, у самого подножия.

Мозг твердо вынес приговор: «Туда нельзя, там — боль и позор». Но друзья уже влетели на вершину и скучали в ожидании нерешительного спортбайкера. Делать нечего — без всякого разгона пошел на штурм высоты. Вопреки худшим ожиданиям мотоцикл с невероятной легкостью и почти без пробуксовок и отрыва переднего колеса одолел подъем.

200912102002_9

200912102002_9

Следующий поход затмил все предыдущие. Начался он с энергичного «продубаса» по проселочной дороге за Кисловодск и в горы. До аула Кичи-Балык дорога шла хорошая, но выше стало существенно веселее. И холоднее. Веселье обеспечивали качественная грязь, ямы с водой, иногда снег, а также множество камней. Несмотря на эти чудные дорожные условия скорость местами достигала 100–110 км/ч. Порой байк нещадно бросало в стороны, но я всегда имел достаточно контроля над машиной, чтобы избежать падений. Причина такой покладистости — длинноходная подвеска и жесткая рама. И, конечно, резина. Несмотря на закругленный «асфальтовый» профиль и плоскую поверхность «шашечек» она одинаково недурственно справлялась с любыми видами бездорожных условий, не падала «лицом» в грязи и умудрялась находить сцепление на траве, неглубоком снеге, сыпучих поверхностях и щебенке. Конечно, резина T63 не обеспечивала агрессивного «держака» кроссовой резины, но всегда предоставляла ровно столько сцепления с грунтом, сколько нужно, чтобы продолжить путешествие.

Для уменьшения дискомфорта, вызванного холодным воздухом, здорово пригодились ручки руля с подогревом. Обидно, что не поставил их в Москве, 1600-километровая дорога была бы гораздо приятнее.

На горизонте появилось плато Шатжадмаз с сияющими куполами горно-астрономической станции. Солнечная обсерватория — одно из самых красивых, интересных и загадочных мест окрестных гор. Оно вызывает чувство потери реальности, как будто через фантастический пространственно-временной портал попадаешь в параллельную вселенную, иной мир, который существует одновременно с нашим и имеет контакт с ним лишь в этом месте планеты.

200912102002_8

200912102002_8

Ощущение нереальности усилилось, когда спустился с плато к Малке. По берегу реки разбросаны нарзанные источники, вода которых богата солями железа. Из-за этого камни и земля вокруг источников окрашены в рыже-красный цвет. На вкус нарзан оказался довольно «металлическим», но приятным. В голову пришла странная аналогия: соли урана тоже имеют красный цвет (по-моему, где-то читал, что по этой причине один из городов назван Краснокаменском). И металлический привкус во рту бывает из-за передозы радиации…

Прогнав радиоактивное наваждение, двинул дальше вдоль берега реки. Пейзажи, открывшиеся глазам в следующие полчаса, окончательно добили последние капли рассудка, и им овладел мир фантастический. Ржавые еловые шишки, заброшенные селения, полуразрушенные стены домов с надписями, возраст некоторых из них превышал полвека, вид Кавказского хребта и Эльбруса — все это вызвало чувство абсолютного «сюрреала». День завершился термоядерным закатом…

200912102002_scheme1

200912102002_scheme1

В последующие дни DRZ-ка повидала Медовые водопады, Быкогорку, пещеру вечной мерзлоты рядом с Железноводском, первую в стране гидроэлектростанцию (ту самую, где зажглась лампочка Ильича) и другие интересные места. Почти в каждой поездке DRZ400S позволял пилоту без опыта в области эндурных покатушек проехать там, где это казалось невозможным. Мотоцикл форсировал с виду непреодолимые препятствия легко и непринужденно, из-за чего пришлось не раз пересматривать понятия «невозможного».

Недостатков у байка нашлось немного: чуть тяжеловат для крутого бездорожья (особенно если сравнивать с последними моделями эндуро и кроссачами), центр тяжести расположен высоковато, слабый свет, особенно у внутрияпонца. Сильных сторон гораздо больше. «Zед» продемонстрировал достойную динамику, управляемость и хорошую максималку, которой так не хватает многим эндуро меньшей кубатуры. Городская езда не требовала ни малейшего напряжения, пробки и колдобины вызывали лишь легкую усмешку. Даже дальнобой оказался по силам на этом мотоцикле. Однако главная сила «Zеда» — его универсальность, всепогодность и всепролазность. Редкий мотоцикл позволит проехать полторы тысячи километров по асфальту, покинуть этот самый асфальт там, где заблагорассудится, и залезть так далеко, что теряешь связь с реальностью.

200912102002_scheme

200912102002_scheme

* Крыло смерти.

** Список различий обычной и внутрияпонской модели см. в таблице.

*** У Александра в Ростове отличный мотосервис — обслуживают по высшему классу!

**** Любители DRZ-ок в качестве дорожно-бездорожного варианта также ценят резину Dunlop D606.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии