Медпомощь на трассе: Без отказа

Мотивами людей, озабоченных спасением ближних на федеральных автодорогах Свердловской области, заинтересовались Михаил Колодочкин и Константин Якубов (с фотокамерой).

Чтобы поверить в добро,

надо начать делать его.

Лев Толстой

В детстве нам читали про дядю Степу и доктора Айболита, которые ежечасно помогали всем попавшим в беду. Сегодня, что греха таить, мы не любим ни милиционеров, ни врачей, и есть за что. Надеемся на их помощь, но и боимся возможного унижения и вымогательства. Вообще говоря, бесплатную неотложную медпомощь никто не отменял. Однако кто поможет дальнобойщику, которого в нескольких тысячах километров от дома сразил приступ аппендицита? Что делать обыкновенному «чайнику», у которого по дороге на дачу внезапно закололо под лопаткой?

Медпомощь на трассе

Медпомощь на трассеЭто не выставочный комплекс, а действующие моду- ли одного из трассовых пунктов автодороги Р-351 (Екатеринбург — Тюмень). Чуть поодаль вертолетная площадка. Энергия, вода, кондиционер, обогреватель, микроволновка, биотуалет, рации, сотовые телефоны — все это здесь есть. За клумбой, разбитой перед комплексом, ухаживают сменные бригады. Зарплата фельдшера — 16–18 тыс., водителя-спасателя — 11–12 тыс. рублей.
Это не выставочный комплекс, а действующие моду- ли одного из трассовых пунктов автодороги Р-351 (Екатеринбург — Тюмень). Чуть поодаль вертолетная площадка. Энергия, вода, кондиционер, обогреватель, микроволновка, биотуалет, рации, сотовые телефоны — все это здесь есть. За клумбой, разбитой перед комплексом, ухаживают сменные бригады. Зарплата фельдшера — 16–18 тыс., водителя-спасателя — 11–12 тыс. рублей.

При тяжелых авариях вроде бы ясно: вызывай ГИБДД — те разберутся. Но вот здесь-то и начинается «совок»: людям нужна немедленная медицинская помощь, но ожидать ее от экипажа ДПС не приходится. Лучшее, чем могут помочь, — вызовут «скорую» или МЧС. Но медик не в состоянии проникнуть в искореженный кузов автомобиля, а спасатель не умеет в одиночку останавливать артериальное кровотечение. Результат — сумасшедшие цифры смертности на дорогах. Цифры, которые стали бы менее трагическими, если бы действенная помощь пострадавшим приходила максимально быстро.

Медпомощь на трассе

Медпомощь на трассеПросторный медицинский отсек позволяет уложить сразу троих пострадавших. Если под капельницей, то двоих. Стоять в таком салоне можно в полный рост.
Просторный медицинский отсек позволяет уложить сразу троих пострадавших. Если под капельницей, то двоих. Стоять в таком салоне можно в полный рост.

Конечно, нас с детства приучали к самостоятельности. Однако же совершенно очевидно, что проезжающие водители не могут оказывать реальную помощь при ДТП! Их этому толком никогда не учили, а попытки вытащить пострадавших из искореженной машины или просто перенести куда-либо, продиктованные искренним желанием помочь, зачастую становятся причиной новых травм.

Итог знаем мы все: дорога от места ДТП до больницы зачастую оказывается последней… К тому же пострадавших частенько доставляют в допотопные сельские клиники, где и рады бы помочь, но как и чем, если речь идет, скажем, о детской хирургии или нейротравмах?

НЕ СКУЛИТЬ, А ДЕЛАТЬ!

Тому, что сумели сделать в Екатеринбурге, можно только по-хорошему завидовать. По инициативе правительства области здесь создан Центр медицины катастроф, службы которого оказывают экстренную медикоспасательную помощь на федеральных автодорогах Свердловской области. Трассовые пункты расставлены с шагом примерно 60 км: среднее время прибытия к месту происшествия — 11 минут. Важно, что прибывающие на выручку спецы — и спасатели, и медики.

Медпомощь на трассе

Медпомощь на трассеМедицинское оборудование внутри салона, а спасательное — снаружи, за особой дверкой. На других автомобилях такого не увидишь.
Медицинское оборудование внутри салона, а спасательное — снаружи, за особой дверкой. На других автомобилях такого не увидишь.

Сегодня таких пунктов в Свердловской области уже одиннадцать. Нечто похожее создают еще в нескольких субъектах РФ, но первенство — за столицей Урала. Организованная здесь отдельная служба системы здравоохранения закрыла прорехи в медико-спасательной работе на трассах, с которыми раньше не справлялись ни спасатели МЧС, ни службы скорой медицинской помощи. Более того, сотрудники трассовых пунктов принимают как окрестное население, так и всех проезжающих, помогая им справиться с любыми мелочами (если, конечно, можно называть «мелочью» то, что касается здоровья) — от головной боли до застрявшей в горле косточки.

Медпомощь на трассе

Медпомощь на трассеБригада — два медика плюс два подготовленных водителя-спасателя — дежурит круглосуточно. Сегодня день спокойный — без крови, переломов и искусственного дыхания.
Бригада — два медика плюс два подготовленных водителя-спасателя — дежурит круглосуточно. Сегодня день спокойный — без крови, переломов и искусственного дыхания.

Бесплатную неотложную медпомощь в стране никто не отменял!

За оказанную помощь с вас не возьмут ни копейки, полис тоже не потребуется. Найти уральских спасателей просто — нужно набрать 112 или 01. Волна центра хорошо известна дальнобойщикам. Само собой, подсказку даст и любой сотрудник ГИБДД, а кроме того, вдоль местных трасс висят информационные щиты.

НЕМЕЦКОЕ С НИЖЕГОРОДСКИМ

Таких автомобилей на всю Россию всего восемь, и все они трудятся в окрестностях столицы Урала. Длиннобазные «фольксвагены» переоборудованы нижегородской фирмой «Сикар-М» по техническому заданию Центра медицины катастроф. Немаловажно, что директор фирмы — медик. Поэтому оснащенные техникой автомобили годятся не только для показа высокому начальству, которое в медицине, как правило, не смыслит, но и для полноценной круглосуточной работы.

Медпомощь на трассе

Медпомощь на трассеЭкипаж трассового пункта — это 16 человек. В таких накидках, какие на фельдшерах, бригада выезжает на вызов. В нижнем ряду карманов накидки — маска, очки, перчатки… Затем — разноцветные ленты, которыми помечают степень тяжести состояния пострадавших. Дальше — бинты, ножницы и т. п.
Экипаж трассового пункта — это 16 человек. В таких накидках, какие на фельдшерах, бригада выезжает на вызов. В нижнем ряду карманов накидки — маска, очки, перчатки… Затем — разноцветные ленты, которыми помечают степень тяжести состояния пострадавших. Дальше — бинты, ножницы и т. п.

Каждый приписан к своему трассовому пункту. Набор оборудования поможет справиться с любой задачей — от ингаляции до реанимации. Снаружи — отсек со спасательным оборудованием: гидравлические ножницы и т. п. Специалисты, прибывшие на таком автомобиле, могут в течение нескольких минут извлечь пострадавших практически из любой искореженной машины.

Медпомощь на трассе

Медпомощь на трассеЕсли проезжающего прихватит в дороге, пусть сворачивает сюда — ему помогут. Заметьте, без полисов и кредитных карточек. И место прописки можно не называть.
Если проезжающего прихватит в дороге, пусть сворачивает сюда — ему помогут. Заметьте, без полисов и кредитных карточек. И место прописки можно не называть.

Для «полного счастья» этим автомобилям не хватает разве что навигаторов. Как только они будут установлены, диспетчеры смогут мгновенно определять местоположение этих реанимобилей на дорогах области и при необходимости перераспределять их или группировать.

Медпомощь на трассе

Медпомощь на трассеХвостатый охранник трассового пункта еще молодой — ему хочется не скалить зубы, а играть.
Хвостатый охранник трассового пункта еще молодой — ему хочется не скалить зубы, а играть.

ПОВЕЗЛО?

Ну, кто-то именно так и подумает. Мол, повезло, что в свое время дали денег на областную целевую программу, затем повезло, что нашлись бескорыстные энтузиасты, начавшие дело с нуля. А потом и вовсе повезло — пилотные варианты трассовых модулей увидел Владимир Путин и одобрил.

Медпомощь на трассе

Медпомощь на трассеПилотный образец трассового пункта состоял из единственного модуля. От такого быстро отказались: для нормальной работы и полноценного отдыха нужно четкое зонирование: здесь — лечим, тут — отдыхаем! А вот близость к ГИБДД успокаивает.
Пилотный образец трассового пункта состоял из единственного модуля. От такого быстро отказались: для нормальной работы и полноценного отдыха нужно четкое зонирование: здесь — лечим, тут — отдыхаем! А вот близость к ГИБДД успокаивает.

Может, и так. Но не стоит забывать известную мудрость: везучий человек — успевший сделать то, что другие только собирались сделать. И еще: если у лидера есть харизма, то и у сотрудников, как говорится, все поет. Особенно когда они знают, что руководители центра сами спасали людей — и не в ДТП, а в самых горячих точках страны. Впрочем, об этом здесь не любят вспоминать.

КАДРОВЫЙ ВОПРОС

Виктор ПОПОВ

Виктор ПОПОВ

Виктор ПОПОВ, к.м.н., директор Центра медицины катастроф Свердловской области:

— Наши медики по-настоящему гордятся своим делом. Дефицита кадров среднего уровня у нас нет — напротив, соискатели проходят самый настоящий кастинг. Отбор очень жесткий: мы выбираем лучших выпускников местного медицинского колледжа. Водители тоже охотно идут к нам: рабочих мест на селе очень мало, а работать в трассовой службе — это авторитетно. К тому же особая специфика труда: сотрудники трассового пункта живут, как правило, где-то поблизости, а потому работа не отрывает их от семьи и от дома. Не буду скрывать и другое: при графике «сутки через трое» всегда остается возможность подработать в другом месте — например, в той же «скорой». Это выгодно всем.

Не скажу, что проблем нет. В частности, нам требуется анестезиолог-реаниматолог и полостной хирург. Не на всех трассах устойчиво работает сотовая связь — из-за этого о многих происшествиях мы узнаем позже, чем следовало бы. И конечно же, очень нужны легкие медицинские вертолеты — в ряде случаев без них просто не обойтись.

Медпомощь на трассе

Медпомощь на трассе
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии