Золотая орда

Золотая орда

Порой 500–900 километров в день сложно проехать и по Центральной России, что уж говорить об африканских этапах гонки, где даже местный Макар верблюдов не пас. А надо еще уложиться во время и счет идет на секунды. Однако год от года количество участников экстремального рейда только растет.

Российская команда «КАМАЗ-Мастер» — давно признанный лидер в классе грузовиков. На ее счету 15 «Дакаров», из них семь «золотых». Напомним, что за всю историю гонки «мерседесы» собрали пять «бедуинов», «татры» — шесть, итальянские пожарные машины «Перлини» — четыре. Амбициозный голландец Де Рой на ДАФе, хоть и постоянно треплет нашим нервы, первым был только один раз — в 1987-м. Экипаж Чагин-Якубов-Савостин с пятью победами стал такой же живой легендой Розового озера, как чех Лопрайз, и вот-вот догонит самого Стефана Петеранселя. (Шесть побед на мотоциклах «Ямаха» и две на джипах «Мицубиси».) И еще одна причина гордиться командой — многолетний путь к пьедесталу отмечен не интригами, а благородством ведения борьбы. Надо видеть, как искренне поздравляют наших с победой вчерашние соперники!

ТЕХНИКА ВЫСОКИХ ДОСТИЖЕНИЙ

Из года в год «За рулем» сообщает о нюансах гонки, особенностях конструкции дакаровских КамАЗов. Но до сих пор идут разговоры, что своего в машине — разве что кабина. Нет, чемпионский КамАЗ-4911 — российский автомобиль, созданный в Набережных Челнах. Импортные узлы и агрегаты конечно есть, но зачастую такие же стоят и на конвейерных машинах. Например, пневмоаппаратура «Вабко» или коробки ZF. Российских 16-ступенчатых коробок нет, поэтому в прошлом году в Челнах открыли СП «КАМАZF» по их сборке.

В автоспорте нет мелочей, но на «Дакаре» особенно важны двигатель и подвеска. К своему первому «Дакару» КамАЗ подготовил две машины с экспериментальными двигателями V10. Да только подвели они, застучали, не дойдя даже до Мавритании. На «Дакар-91» грузовики получили форсированные до 500 л. с. турбодизели КамАЗ-7408 увеличенного объема, со стальным оригинальным коленвалом. Потом на их основе разработали длинноходную 50-ю серию, что ныне стоит на конвейере. Однако скоро стало ясно, что большей мощности с этих моторов не снять: слаб блок цилиндров, а для лучшего наполнения нужны четырехклапанные головки. Была задумка взять дизели армейских БМП, присматривались даже к вертолетным двигателям, но в конечном счете с 1995 года ездят на восьмицилиндровых моторах семейства ЯМЗ-840. Когда в 1988 году на трак-рейсинге с ними выступала команда МАЗа, их мощность была около 1200 л. с. В конце 90-х для лучшей развесовки сделали КамАЗы с центральным расположением двигателя, но в 2002 году прототипы в классе грузовиков отменили и пришлось спешно возвращать мотор под кабину. Тогда же начали строить серию в 15 автомобилей КамАЗ-4911 для омологации.

При подготовке к «Дакару-2006» учли прошлогоднюю досадную неудачу с машиной Чагина — пробитую прокладку головки блока и чрезмерный расход топлива. КамАЗы стали экономичнее, а кроме того, для улучшения развесовки топливные баки сместили назад.

Невезучим оказался 2005 год для третьей зачетной машины — быстрой технички. На прошлом «Дакаре», настраивая подвеску, на ней жестоко разбились штурман и механик. В августе, перегоняя уже новую машину на этап чемпионата России по ралли-рейдам «Великая степь», под Саратовом попали в аварию пилот Ильгизар Мардеев и механик Ильдар Кабиров. От тяжелейших травм не уберег даже мощный каркас безопасности. Пришлось на всех машинах изменить его конструкцию. Пусть это привело к увеличению массы автомобилей, но существенно повысило уровень пассивной безопасности.

В ЗДОРОВОМ ТЕЛЕ —ПОБЕДНЫЙ ДУХ

Уже второй «Дакар» в команде свой врач Сергей Бубновский. Практически у всех гонщиков застарелые травмы позвоночника, и каждый этап может добавить новую. Ведь ход спортивного грузовика мягким не назовешь. Подвеска сидений запрещена регламентом, а будь подрессорена кабина — оторвалась бы задолго до финиша. Поэтому все закреплено жестко.

В качестве профилактики доктор Бубновский предложил экипажам особую систему дыхания. Удар надо встречать на выдохе, с пустыми легкими. Нечто подобное применяют в различных единоборствах и тяжелой атлетике. Вместе с тем важна эластичность мышечно-связочного аппарата гонщиков, а для этого — специальная растягивающая гимнастика. Именно благодаря ей на прошлом «Дакаре» Бубновский за ночь поставил на ноги механика Андрея Мокеева, когда тот повредил позвоночник. Тогда экипаж Фирдауса Кабирова не сошел с дистанции и стал чемпионом. В этом году на пятом, 800-километровом этапе получил компрессионное повреждение позвоночника Сергей Решетников — нынешний пилот быстрой технички. Ехать не мог, машину на бивуак привел механик Эдуард Николаев. В это трудно поверить, но на следующий день Решетников был уже в «седле»! А 9 января на сложнейшем этапе техничка выручила экипаж Кабирова. Сергей отдал экс-чемпиону продольную тягу со своей машины взамен лопнувшей. Не будь в команде такого доктора, наши потеряли бы две машины и нынешнее третье место Фирдауса. Да что там наши, когда чеха Карела Лопрайза хорошенько тряхнуло в прыжке, он пришел к русскому врачу. Знал, что не прогонят…

ФАКТЫ ПРОШЕДШЕЙ ГОНКИ

Нервотрепка началась еще до старта — из-за выпавшего снега на дорогах Испании образовались пробки — едва успели на техкомиссию. Две команды на ДАФ — Де Роя и Бекса технические комиссары не допустили из-за модернизированной, не проходившей омологацию подвески. Должной серии из 15 машин с такими переделками не набралось.

Дакаровское братство сродни морскому — нельзя бросать терпящих бедствие. Несмотря на острую борьбу за призовые места, экипаж Кабирова помог выбраться из перевернувшегося МАНа Гансу Стейси, его механику и штурману. В прошлом году Кабиров порвал трос, пытаясь поставить на колеса машину Де Роя. Разумеется, не оставляли без помощи и российских джиперов.

В этом году машина не подводила Владимира Чагина, зато экипаж вдоволь намахался лопатами, дважды вызволяя грузовик из песчаных ловушек. Траншеи рыли в полный профиль и потом медленно, по трапам выезжали на безопасное место.

На втором этапе на грузовике Кабирова сломался привод сцепления — потеряли полчаса. На седьмом, на бивуаке механики меняли редуктор переднего моста — выкрошились зубья ведущей шестерни. А в день отдыха на местной мойке под машиной рухнул бетонный пол. Более двух часов ушло на поиски крана и вызволение автомобиля из западни. На следующий день лопнула рулевая тяга. Ожидая Решетникова, потеряли еще 3,5 часа. На быстрой техничке был сварочный аппарат, работающий от аккумулятора, им и заварили тягу. Потеря времени позволила Гансу Стейси на МАНе вклиниться на второе место, оттеснив наш КамАЗ на третью ступень пьедестала.

Дебютировавший на «Дакаре» Сергей Решетников финишировал восемнадцатым, причем без единого штрафного очка.

На «Дакаре-2006» ввели ограничения по использованию приборов GPS. Штурманам пришлось работать по старинке — с легендой трассы или с дорожной книгой, полагаясь на опыт и интуицию. Наши навигаторы Семен Якубов и Айдар Беляев в очередной раз подтвердили свой профессионализм — не плутали по Сахаре. Говорят, что Стейси своим вторым местом во многом обязан колее Чагина.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии