До Колымы — не рукой подать

До Колымы — не рукой подать

Позади 23 дня пути, свыше 11,5 тыс. километров российских дорог, куда вошли без малого 900 км по недостроенной трассе «Колыма». Это — рекорд!

Так завершилась трансконтинентальная экспедиция «Дороги России — 2006».

ПАРТНЕРЫ И МАШИНЫ

Началось все прошлой зимой с интервью руководителя Росавтодора Минтранса РФ Олега Белозерова журналу «За рулем». Именно тогда и возникла идея пересечь всю Россию на автомобилях.

Наряду с трассой «Амур» (в 2003 году экспедиция ЗР первой проехала по еще недостроенной дороге Чита-Хабаровск), О. Белозеров предложил включить в маршрут и строящуюся дорогу «Колыма». Предполагалось, что по ней можно доехать до самого Магадана! Мы с радостью согласились.

Вместе со специалистами Рос-автодора был детально разработан маршрут, в отработке финальной части которого принимал активное участие и.о. директора строящейся дороги «Колыма» Виктор Игнатьев. По его информации, существующий на трассе разрыв вседорожники сумеют преодолеть летом без особых проблем, тем более что на это время намечалось сократить его до двадцати километров.

На наше предложение принять участие в уникальном пробеге откликнулись производители российских полноприводных автомобилей, предоставив семь вседорожников: «Нива 4х4» (АВТОВАЗ), «УАЗ Патриот» и «Саньён-Рекстон» («Северсталь-Авто»), «КИА-Спортидж» («Автотор»), «Шевроле Тахо», «Шевроле-Трейлблейзер» и «Хаммер Н3» (все — «Дженерал моторс», сборка — «Автотор»). Единственным «отказником» стал тольяттинский «Джи-Эм-АВТОВАЗ», причем мы так и не поняли, почему там не захотели пустить в пробег одну из самых известных иномарок российской сборки — «Шевроле-Ниву». За три года выпущено свыше 150 тыс. этих автомобилей! В конце концов нашли выход: включили в состав экспедиции такой автомобиль из парка журнала. Но это была не последняя корректировка плана. Уже по ходу экспедиции, в Новосибирске, в команде появился девятый автомобиль — китайский пикап «Тянма», производство которого разворачивалось в этом городе.

Определились и партнеры по экспедиции. Кроме Росавтодора, ими стали Росбанк, «Новая перевозочная компания», ВАОN, «Геолидар» (картографическое и навигационное обеспечение), радиостанции «Маяк» и «Милицейская волна», телеканал ДТВ. Компания «ЛУКОЙЛ — смазочные материалы» решила использовать пробег для эксперимента: в двигатели всех вседорожников было залито высококачественное фирменное масло, и по ходу маршрута отбирали его пробы для анализа.

Костяк экипажа составили водители-испытатели «За рулем». Предстояло не только довести автомобили до конечного пункта, но и проанализировать поведение новых российских автомобилей на российских дорогах и бездорожье. В команду вошли депутат Государственной Думы РФ Леонид Хвоинский (бывший дорожник, а ныне член комитета по промышленности и строительству), а также представители наших партнеров по экспедиции и средств массовой информации.

Утром 1 августа на «нулевом километре» Красной площади, где начинаются все дороги России, участники экспедиции были в сборе. Напутственные слова министра транспорта РФ Игоря Левитина и руководителя Росавтодора Олега Белозерова — и вот звучит команда главного редактора журнала «За рулем» Петра Меньших: «По машинам!». Автомобили отправляются на Колыму!

КОГДА ДОРОГУ «ПУЧИТ»

Мы, жители европейской части, нещадно ругаем наши дороги — за плохое покрытие, перегруженность, отсутствие информации и т.д. Все справедливо, но только если никогда до того не видеть федеральных дорог Дальнего Востока!..

Когда пересекаешь Урал, начинаешь даже получать удовольствие. Нет, дороги не становятся шире, просто интенсивность движения здесь много ниже, а качество покрытия, по нашим меркам, вполне нормальное. По дорогам Тюменской, Омской, Новосибирской и Кемеровской областей колонна легко держала среднюю скорость под 100 км/ч. Проблемы начались на границе Красноярского края и Иркутской области, где грунтовые разрывы в асфальте (а это около 100 км) осложнялись размывами после проливных дождей (еще около 40 км). Удивительно только, почему можно содержать в приемлемом состоянии тысячи километров дорог и при этом оставлять сто километров разрыва? Как был он три года назад, так и здравствует по сей день…

Дорога вдоль великого Байкала потрясает своей красотой и… ухабами. Она построена в начале 60-х годов и с тех пор ни разу капитально не ремонтировалась! Денег отпускали разве что на «ямочный» ремонт. Только в последние годы ситуация улучшается — по всей трассе работают дорожники. Сейчас, как рассказал начальник управления дороги «Южный Байкал» Александр Битуев, на одном из участков идет небывалый эксперимент — на его содержание выделено столько средств, сколько положено по… нормативам. Ой, что будет!..

С нетерпением ждали мы встречи со строящейся трассой «Амур». Три года назад наша экспедиция «Евразийский путь — 2003» стала первой, преодолевшей ее от Читы до Хабаровска. Что там сейчас? Дорога в общем не обманула наших ожиданий! Ныне большая часть ее — хорошего качества грунтовка (есть даже асфальт!), но встречаются еще и разрывы, объезды по разбитым местным дорогам и горным кручам, участки с острыми камнями. А как «достает» пыль — из-за нее колонна растягивалась порой на 4–5 км (иначе ничего не видно!). На преодоление участка в 800 км у нас ушло около 16 часов, не считая семи пробитых колес. Да, без двух-трех запасок на эту дорогу лучше не соваться… И все же за три года главная трасса основательно изменилась.

— Сегодня здесь проходит около двух тысяч автомобилей в сутки, — рассказал директор строящейся дороги Валентин Иваненко. — Пока — преимущественно легковых, но все чаще встречаются и грузовики: малый и средний бизнес активно осваивает новый транспортный путь. А сколько за три года появилось новых АЗС, предприятий автосервиса, придорожных кафе! Дорога начинает работать…

Шесть из семи пробитых колес нам удалось отремонтировать в шиномонтажной мастерской поселка Сковородино, там же купили и новые шины для «Патриота». После этого свернули на трассу «Лена» и двинулись в Якутск.

…Тут требуется отступление. Трассу с этим нежным именем строили заключенные в сталинские времена. С тех пор многое изменилось в России, даже сам государственный строй, только вот эта дорога — единственная, соединяющая центр и север Якутии, а также Магаданскую область с «материком» (железной дороги здесь нет), — осталась такой, как была. Более того, семь десятилетий ее капитально не ремонтировали! При том, что построена она на вечной мерзлоте!

В дни, когда мы ехали на северо-восток, стояла жаркая, солнечная погода, но федеральная трасса «Лена» являла собой труднопроходимое болото. На участке в двести с лишним километров ее просто вспучило (это не ругательство, а технический термин)! Как нам объяснили, после дождей вода просачивается до «линз» вечной мерзлоты, образуя парниковый эффект, и участок дороги просто «взрывается», выбрасывая на поверхность груду земли высотой до метра. «Взрывы» бывают такой силы, что порой переворачивают проходящие грузовики! Мы, к счастью, этого не видели, но последствия ощутили в полном объеме — вспученный участок в сухую погоду потребовал 12 часов! Двести километров мы лавировали по единственной колее между отвалами земли. Что тут творится во время дождей — даже представить невозможно…

— Нормальные дороги нам жизненно необходимы! — горячо говорил нам вице-премьер правительства Республики Саха (Якутия) Артур Алексеев. — Без них добраться до наших городов и поселков можно только самолетом или по зимникам, когда ударят морозы. А в итоге население тает, из разведанных здесь запасов полезных ископаемых (их оценивают сейчас в 1,3 трлн. долл.) добыть и переработать можем не более 3%! Если мы не в состоянии эти богатства освоить сами, через несколько лет проблемой озаботятся другие…

ДОРОГА В НИКУДА

В Якутске нас торжественно провожали на Колыму, по одноименной трассе, и желали легкой дороги до Магадана. Говорили, что там в сухую погоду не то что на УАЗах и КамАЗах — на «шестерках» ездят! В дирекции строящейся трассы «Колыма» наш энтузиазм несколько поутих. (И. о. директора В.Игнатьев отбыл в отпуск, хотя и знал о нашем прибытии.) Да, проезд по трассе возможен почти на всем ее протяжении… за исключением небольшого разрыва, где протекает основной приток Индигирки — Эльга и еще несколько мелких речушек! Мостов, конечно же, нет, но вроде должны быть броды… Правда, две недели в горах шли дожди, реки разлились, но насколько — узнать не у кого.

Целый день мы убили на то, чтобы добыть какую-то информацию о разрыве и найти проводников (местные-то ведь ездят!). Увы, ни одного человека, который бы проезжал летом по строящейся трассе от начала до конца (или хотя бы через проблемный участок), найти не удалось ни за какие деньги. Пришлось трогаться в путь на свой страх и риск — в сопровождении руководителей дороги (для них, как оказалось, это была первая поездка в том направлении!). Мы прошли почти 900 км по потрясающей красоты местам, через отроги Верхоянского хребта, где дороги нет вовсе. Ее «заменяет» только что отсыпанная насыпь из камней и крупной щебенки. Двигаясь по ней, мы уперлись в тундру. Вернее, в болото — такой представилась нам тундра после непрерывных в течение двух недель дождей. Стоило только спуститься с насыпи, как вы по пояс проваливались в болотную жижу. Разрыв, по данным, которые мы получили от геологов, через 40 км упирался в реку Большой Селерикан, а затем — в Эльгу, разлившуюся в бурный поток шириной 300 и глубиной до 4,5 метра. А дальше — еще двадцать пять километров болот.

Для наших обычных, серийных вседорожников это было не под силу. Впрочем, как и для любых, даже специально подготовленных колесных машин. Мы, наконец, совершенно точно выяснили, что летом еще никто по этой дороге (вернее, направлению!) не проходил. Когда-то недалеко отсюда проходила другая местная трасса, но с распадом страны она пришла в полную негодность и тоже стала непроходимой. Летом невозможно достичь не только Магадана, но и северных районов Якутии. Однако не только в Москве, в Росавтодоре, даже здесь, в дирекции строящейся дороги… об этом не знают!

В течение двух дней искали варианты, чтобы преодолеть непроходимый участок. Хотели организовать понтонную переправу, перебросить машины вертолетами — не удалось. И приняли единственно возможное в этих условиях решение: завершить экспедицию здесь, на 866-м километре трассы «Колыма» и вернуться в Якутск.

Обратная дорога вспоминается как сущий кошмар. К тому времени непрерывные дожди шли по всей Якутии, и даже благополучные участки дороги между Якутском и поселком Хандыга (в сухую погоду мы ехали тут со средней скоростью 80 км/ч) превратились в грязевую кашу. Чтобы преодолеть 300 км этой «трассы», потребовалось 14 часов. У трех вседорожников с мясом вырвало крепления задних амортизаторов, у двух — оторвало глушители (подробнее о том, что пережили автомобили — в следующем номере ЗР). С потерями, мы все же добрались до Якутска. Дальше ехать на машинах было некуда — трасса «Лена» после дождей была официально закрыта. Оставалось только загрузить автомобили на баржу, которая отправилась вверх по Лене до порта и ближайшей железнодорожной станции Усть-Кут. Оттуда их наши партнеры из «Новой перевозочной компании» отправят по железной дороге в Москву. А участники экспедиции добирались до Большой земли на самолете.

КУДА МЫ ЕДЕМ

Мы не дошли, как планировали, до Магадана, но экспедиция «Дороги России — 2006» выполнила свои задачи. За 23 дня, стартовав на Красной площади, мы проехали 11 500 километров по 16 регионам России — от Москвы до Колымы, в том числе свыше 3 тыс. километров — по недостроенным трассам «Амур», «Лена», «Колыма». Если о первой уже знают многие — она объявлена одним из приоритетных направлений дорожного строительства в РФ, — то о «Лене» и «Колыме» мало кто слышал. А ведь это, считайте, единственный круглогодичный путь, который соединяет Якутию с остальной частью России (в перспективе — и Магаданскую область). Мы смогли воочию убедиться, что обе эти трассы буквально в плачевном состоянии; большинство участков, построенных в 30-40-е годы заключенными, ни разу не ремонтировали и любой дождь может превратить «федеральную дорогу» в непроходимое болото…

Несмотря на сложные дорожные условия и суровое бездорожье, все девять автомобилей — вседорожники российской сборки — с честью дошли до финиша. Конечно, случались неисправности, но нам ни разу не пришлось обращаться за технической помощью. В Москве в техцентре «За рулем» специалисты определят, как все машины, их агрегаты и узлы перенесли путешествие, и поставят диагноз — насколько российские вседорожники приспособлены для российских условий эксплуатации.

Главный вывод, к которому пришли участники экспедиции, не назовешь открытием — России позарез необходимы новые дороги! Нельзя в ХХI веке рассчитывать на проселки, которые 70 лет назад строили заключенные! Присоединимся к тем, кто сегодня предупреждает: не построим здесь нормальных дорог — можем эти богатейшие регионы просто потерять…

А в Магадан мы обязательно приедем — только несколько позже. Надеемся, наша экспедиция еще раз привлечет внимание к транспортным проблемам этого региона и строительство здесь жизненно необходимых для всей России дорог ускорится. Пока же по планам 60-километровый разрыв в районе Эльги будет ликвидирован не раньше 2010 года…

Вместо постскриптума. Двадцать пятого августа участники экспедиции возвратились в Москву, но и последний день не обошелся без приключения. Федеральная трасса «Лена» (от Якутска до Алдана) из-за дождей была закрыта, а выехавший за пределы летной полосы самолет Ил-96 больше чем на сутки перекрыл единственную взлетную полосу аэропорта Якутска. Железная дорога сюда не доходит, и на два дня столица Республики Саха (с населением около 300 тыс. человек) была отрезана от внешнего мира. Впрочем, как и вся центральная и северная часть Якутии. Нужны ли еще доводы в пользу строительства здесь нормальных дорог?

Благодарим наших партнеров по экспедиции «Дороги России — 2006»:

Росавтодор Минтранса РФ, Росбанк, «ЛУКОЙЛ — смазочные материалы», «Новую перевозочную компанию», компании «ВАОN», «Геолидар», радиостанции «Маяк» и «Милицейская волна», телеканал ДТВ.

Отчет о машинах — в следующем номере.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые