Прыжок в детство

Прыжок в детство

В последние годы «вирусом» автостарины заражается все больше людей. Ржавое, никому

не нужное железо

они превращают в сияющие лаком и хромом раритеты. Как в мир ретроавтомобилей приходят новички?

Как выбирают свою, единственную и неповторимую машину? Каких трудов стоит привести ее в оригинальное состояние?

Мы беседуем

с известным актером Леонидом Ярмольником, владельцем редчайшей «Победы»-кабриолет.

Леонид, на свете много интересных машин, наших и зарубежных. Почему все-таки «Победа»?

Вообще-то, лет 15 назад была у меня мечта — родстер «Мерседес» 1954 года. Именно 1954-го, это год моего рождения. Но денег на такую машину не было, я думал: вот когда-нибудь… А потом такие автомобили появились в нашей стране и стали мне неинтересны. Ну, будет еще один «Мерседес» в Москве… Мы все-таки живем в России, у нас своя история, свои раритеты.

И тут возникла «Победа». Ксюша (супруга актера — прим. ред.) подарила на 50-летие. Правда, не эту машину, а обычную, с закрытым кузовом. Обнаружил ее, собираясь въехать вечером в свой гараж: место занято какой-то рухлядью на колесах. Кроме кузова в ней было мало оригинального.

Первая машина, за рулем которой я сидел, была как раз «Победа». Году в 1966-1967-м на машине своего отца, героя войны, дал проехать двоюродный брат. У Ксюши все это правильно соединилось: первый раз за рулем, 1954 год, «Победа»... Кроме того, у меня такая профессия и жизнь: во всем устраивает только победа. Поэтому «Победа» — это еще и символ.

Но был и еще один повод обратить внимание именно на эту модель. Я считаю ее самой красивой машиной советского периода, самой близкой к мировым достижениям дизайна своего времени. В ней есть абсолютное совершенство форм. Поэтому она и сегодня смотрится как произведение искусства, в котором отразилось время.

Итак, у вас появилась «Победа». Но обычная — закрытая. А откуда кабриолет? Поиски были долгими?

Почти сразу после появления в моем гараже первой «Победы» я познакомился с по-хорошему сумасшедшими людьми — прекрасными реставраторами. И тогда решил: буду искать именно кабриолет и восстанавливать его. Кстати, закрытая «Победа» мне кажется красивей кабриолета. Но кабриолет — большая редкость и ценность.

Решили реставрировать автомобиль «в ноль», ничего не пропуская, не считаясь с трудностями. Сколько нужно времени — столько и потратим, куда нужно ехать за деталями — туда и поедем. Кабриолет нашли в Краснодарском крае через три-четыре месяца. Кузов привезли в Москву, потом купили еще одну «Победу» — на запчасти. Так что у машины два «родителя».

Я ездил в Нижний — искал чертежи. Правда, поездка почти ничего не дала, там все уничтожили. Зато за 500 долларов выписал альбом документации из Варшавы. Многие детали делали на заказ, найти их было невозможно. По сохранившемуся образцу специально заказывали ткань для салона. Даже провода — в матерчатой оплетке. Как в 1950-е! По сути, современные лишь лампочки да аккумулятор. На все ушло почти два года.

Вы хотели именно оригинальную машину? Не было мысли осовременить агрегаты, сохранив внешний вид?

Нет! Я сознательно сделал машину такой, какой она была. До последнего винтика. Мне неинтересно управлять переделанной. Хотелось чувствовать: это автомобиль 1954 года. Чтоб он тянул, как тогда, так же гудел… Репликары и прочие переделки приемлю только для кино, когда нужна лишь видимость. А мне дороги настоящие ощущения, начиная от запаха и кончая усилиями на руле и педалях.

В моей «Победе» немного более поздний бензонасос, поскольку родной при температуре выше 20 градусов в пробке быстро перегревался. А я на машине часто езжу: за сезон-2006 накатал 3000 км!

На «Победе» — по нынешней Москве! Не утомляет?

Это — приятное утомление! К тому же, если ездить часто — привыкаешь. Кроме того, на «Победе» получается даже быстрее, чем на современном автомобиле, несмотря на скорость 60–70, редко 80 км/ч. Все пропускают!

Что актер Леонид Ярмольник чувствует, управляя этим кабриолетом? Может быть, играет какую-то роль?

Нет! Играю я в кино, а в «Победе» — живу! Это путешествие в прошлое. Я еду на «Победе», как человек 1954 года. И это — не иллюзия, а совершенно натуральное ощущение. Когда сижу в современном автомобиле, скажем, «Мерседесе», — это солидно, но тривиально и пошло. В машине времени по имени «Победа» я — абсолютный мальчишка и это ощущение дорогого стоит. Это настоящий прыжок в детство, самое искреннее, самое чистое. Не знаю, как создать это чувство по-другому.

А еще я спрятал под сиденье CD-проигрыватель. Мне записали на радио передачи 1954 года. Включаю и слушаю «Лесную радиогазету», Шульженко, Бернеса, Утесова, другую музыку 1954 года...

Увлечение ретротехникой, как правило, затягивает...

Нет! Покупать и коллекционировать другие машины не буду! Не хочу, чтоб она на меня обижалась. Автомобили, они ведь ревнивые...

Беседу вел Сергей Канунников

ОДНА «ПОБЕДА»

Прототип ГАЗ-М20 появился в 1944 году. По конструкции кузова и передней подвески автомобиль был очень близок к «Опелю-Капитан», но в целом выглядел свежим и оригинальным. Это стало особенно очевидным в первые послевоенные годы, когда в Горьком начали серийное производство «побед», а ведущие европейские фирмы возродили выпуск довоенных моделей. На опытных образцах ГАЗ-М20 стоял 6-цилиндровый мотор, в серию в 1946-м запустили автомобиль с «обрезанным» на два цилиндра агрегатом.

В 1948-м из-за конструктивных недоработок (автомобиль ставили на конвейер в страшной спешке) сборку приостановили и возобновили осенью 1949-го. С тех пор машина слыла прочной, надежной, неприхотливой. До 1955 года строили версию с 50-сильным двигателем, затем вариант М20В — модернизированный, в частности, с форсированным на 2 л.с. мотором. В небольших количествах для спецслужб выпускали ГАЗ-М20Г с 90-сильным 6-цилиндровым двигателем. В 1949–1954 гг. построили 14 222 кабриолета — ныне самая редкая модификация. Всего до мая 1958-го произвели 235 999 «побед».

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии