Замороженные

Замороженные

На заре автоспорта регламент формулы 1 состоял из одного пункта: оговаривался минимальный вес автомобиля. Сегодня это документ на 46 листах, и в болиде нет ни одного узла, о котором бы говорилось: без ограничений!

Свобода конструкторского творчества осталась в прошлом — последние автомобили, которые можно назвать оригинальными и самобытными, создали в 80-х. Современные внешне различаются лишь окраской и аэродинамическими изысками (их форма, материал, размер и расположение, впрочем, тоже заданы регламентом). Да и внутри, в общем-то, вариации минимальны — давно найден оптимум, от которого далеко не отойдешь. Вспомним попытку «Рено» — развал цилиндров на 110 градусов желаемых выгод не дал и обернулся провалом. Ныне, кстати, и этот параметр жестко зафиксирован — 90 и ни градуса в сторону. С 2008-го введут еще стандартные блоки управления двигателем…

Естественный вопрос: как машину сделать быстрее, если почти ничего нельзя? В последние годы основной прирост скорости достигался за счет моторов — росли обороты и мощность. Четырехлетний мораторий на разработку и модернизацию двигателей положил экспансии конец. Возможности аэродинамики, трансмиссии, подвески, электроники почти исчерпаны (либо ограничены регламентом). Даже рычаги подвески сегодня играют некую аэродинамическую роль — куда дальше?! И что же, четыре года в лидерах будут только те команды, которые на данный момент располагают лучшими моторами?

«БМВ-Заубер» заметно подтянулась к «Феррари» и «Мак-Ларену», и это логично — моторы БМВ лет пять числились рекордсменами формулы 1 по максимальным оборотам и мощности. Инженерам осталось «привести в соответствие» остальные элементы автомобиля, что они и сделали. А у «Рено» в сезоне-2006 моторчик был слабоват, о чем открыто говорил Фернандо Алонсо: «В мощности мы уступаем, причем не только „Феррари“. Наша сила — в удачном балансе автомобиля в целом». Стоило «Мак-Ларену» добавить к хорошему двигателю «Мерседеса» этот самый баланс и толику надежности, как команда начала побеждать. А действующий чемпион на старте сезона оказался в группе середняков — не потому, что машина плоха, просто улучшить было почти нечего.

Послушаем Эдриана Ньюи, главного конструктора команды «Ред Булл»: «Созданные с моим участием машины часто называли новаторскими и революционными. Чересчур громкие эпитеты — революции в современном автоспорте исключены. Наша основная работа — кропотливое совершенствование агрегатов и деталей в рамках регламента».

Предложение сделать из формулы 1 монокласс, где все машины одинаковые, прозвучало в эпоху тотального превосходства «Феррари». Его, конечно, отвергли: ведь титул разыгрывается не только для пилотов, но и для конструкторов, пусть так будет всегда. Дело же постепенно движется в сторону унификации. Бродят идеи единых для всех команд тормозных устройств и даже трансмиссий. В ходу «клиентские» моторы — десять лет назад такое считалось невозможным и недопустимым.

Купля-продажа готовых шасси «под ключ» пока запрещена, и команду «Супер Агури», невзирая на ее скорбное турнирное положение, отдали под суд за использование чертежей «Хонды». Но каков соблазн, скажем, оснастить шасси «Феррари» мотором БМВ…

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии