Мы должны срезать на поворотах!

Мы должны срезать на поворотах!

Обойти тему сочинской Олимпиады сегодня невозможно — о чем бы ни шла речь. Участие в ней на любом уровне и в любом качестве — это знаковое событие. Ну а если марка удостоится титула официального авто Олимпиады — это, конечно же, супердостижение. Готовы побороться, Вадим Аркадьевич?

— Да, но выставлять на такой конкурс нужно только то, что производится в стране! — уверенно заявляет Швецов. — Мотивация отличная, спору нет — это всегда помогает в бизнесе. Впрочем, считаю, что своего рода олимпиаду — вернее, цель, к которой стремишься, — каждый задает себе сам. И не только цель, но и время для ее достижения.

Отечественная машина — это, конечно, хорошо, но… останутся ли к тому времени, скажем, УАЗы? Вадим улыбается и... уходит от прямого ответа. Дескать, останутся, конечно — только вот что под этим понимать? Имя? Так мы сейчас переименовываем «Северсталь-Авто» — проводим ребрендинг! К осени новое название будет окончательно определено — тогда, возможно, и многие наши автомобили будут называться иначе. Насчет ЗМА и ЗМЗ пока решение не принято — первым крещение примет холдинг, а там — посмотрим.

Напоминаем — компания Вадима Швецова владеет контрольными пакетами акций ОАО «УАЗ», ОАО «ЗМЗ» и ОАО «ЗМА». Ульяновский автозавод, помимо известных вседорожников, выпускает грузовые автомобили «Исудзу», в Заволжье делают двигатели, а ЗМА в Набережных Челнах занимается лицензионной сборкой «саньёнов» и ФИАТов. А на новой производственной площадке в Елабуге с декабря 2007 года будет выпускаться коммерческий грузовичок «ФИАТ-Дукато». Кроме того, создано первое российско-японское СП «Северстальавто-Исудзу».

— Запросы российского потребителя через два-три года станут европейскими, — отмечает Вадим. — Покупателю в первую очередь важны универсальность, экономичность, стиль. А креатив начинается как раз с клиента — поэтому в идеале хотелось бы делать автомобили конкретно под заказчика. Это примерно как в Дрездене, где «Фольксваген» делает «фаэтоны» — можешь прийти и проследить, как собирают именно твой автомобиль. Новый завод в особой экономической зоне «Алабуга» как раз позволяет это делать. Еще отмечу, что жизнь автомобиля после его продажи едва ли не важнее, чем до нее. Шоу-румы, сервис, трейд-ин — все это у нас в стране практически не развито. А покупателю нужно помогать! Он зачастую не может самостоятельно оценить свои реальные потребности!

Хорошо бы, конечно… И все же странно — зачем уважаемый бизнесмен вообще связался с непонятными, в общем-то, компаниями? Ведь как ни крути, а реален сегодня только все тот же УАЗ, а зависимость от корейцев да китайцев — дело ненадежное. Да и «Албеа» ну никак не тянет на автомобиль-мечту. Странный выбор, не правда ли? Но бизнесмен думает иначе.

— «Саньён» — это амбициозная компания, — утверждает он. — Десяток лет они фактически тренировались, клепая чужие модели, а затем взялись за разработку сами. А мы протаскиваем их бренд в Россию — им это интересно. Что касается ненадежности корейцев как деловых партнеров, то мы на своем опыте убедились в обратном, — тем более, что за этой компанией стоит крупнейший китайский автопроизводитель — САИК (SAIC — Шанхайская автомобильная корпорация), иными словами, самые дешевые комплектующие изделия в мире. Под них можно выстраивать сеть и проводить… локализацию!

Локализацию? Модное слово, за которым, как правило, почти ничего не стоит на практике. Что конкретно сможет сделать фирма Швецова и как она собирается конкурировать по цене с теми же китайцами?

— Да, дешевле сделать невозможно, — соглашается Вадим. — Но каждый должен заниматься своим делом, поэтому мы будем сами производить большие детали, которые за тридевять земель просто не навозишься. Цель ясна: 30% — локализация, 70% — импорт. Что касается ФИАТа, то «Дукато» — это уже наш автомобиль! Мы его купили целиком, с потрохами. Штампы, платформа — в общем, теперь это полностью наш, российский продукт. И локализация здесь начнется конкретная — штамповка, пластмасса и т.п.

Итак, на данный момент завод микролитражных автомобилей в Челнах выпускает трех «корейцев» — «Рекстон», «Кайрон» и «Актион». Сегодня это примерно 120 автомобилей в сутки. Запущен участок сварки ФИАТов — «Албеа» и «Добло». А российскую-то «Оку» зачем похоронили, Вадим Аркадьевич?

— Из-за цены, — пожимает плечами Швецов. — Понимаете, простые вещи вообще делать сложнее — это удовольствие себе могут позволить только очень крупные компании, истинные исполины авторынка! Тогда в малютках реализуется целый симбиоз различных решений, а в «Оке» — абсолютно все тупиковое. Ее цена сопоставима с «пятерками» и «шестерками» — главным образом, из-за двигателей. Если даже «406-й» заволжский мотор дешевле вазовского — о чем можно говорить?

В общем, сегодня нам интереснее другие ниши — скажем, «B» и «В-плюс». Кстати, на УАЗе мы рассчитываем заниматься фейслифтингом автомобилей наших партнеров. В будущем хотим брать подходящий автомобиль и дорабатывать его до требований российского рынка. А затем займемся разработкой своего, российского авто! «Саньён» смог — чем мы хуже?

Вообще Швецов убежден, что успех в бизнесе способна принести только нестандартная идея. Мол, можно сколь угодно долго производить хороший стандартный продукт, но других при этом не догнать никогда. А нам сегодня остается одно — рисковать, срезать на поворотах! Тот же завод в Набережных Челнах построили в считанные месяцы, решительно уничтожив все следы того, что некогда выпускало «Оку».

— Я с детства боялся самолетов! — неожиданно заявляет Вадим. — Не то что за штурвалом сидеть, а просто пассажиром летать боялся. Но ничего — протоптал дорожку на местный аэродром, даже свой самолетик потихоньку соорудили. Теперь же, как говорится, кайф от полета ловлю, новые для себя навыки обретаю. Скажем, прием отключения двигателя при посадке — в бизнесе такие ситуации на каждом шагу. Впрочем, одновременно это и отдых.

Швецов вообще предпочитает активный отдых — авиацию дополняют горные лыжи. В прессу даже просочились байки, что он, дескать, в отличие от других олигархов, ездит не на S-классе, а на ульяновском «Патриоте». Олигарх улыбается — ерунда, мол: что за бизнес без «Мерседеса»? Но на УАЗе действительно отъездил чуть ли не целый сезон: захотелось самому почувствовать русское авто, оценить его проблемы. А любимая личная машина — «Эм-Джи»: разогнаться под 240 — очень даже приятно. Но символом технологичности Швецов считает «Тойоту»! А вот по части дизайна выше других он ставит «Мазерати», по техническому наполнению — БМВ и, опять-таки, «Мерседес».

— Я — бизнесмен, но не на волне приватизации! — отмечает он. — Кредо простое: сколько протопал, столько и полопал. Сам заработал на свой бизнес и купил то, к чему лежит душа. Но при этом я ориентирован не на технику, а на рынок. Высоких слов не люблю: болеть за автомобиль не стану. Потому что не болеть надо, а работать! А одна из проблем России — крайне низкая компетенция управленцев! И вообще, меня очень волнует российское образование — вот хорошее направление для новых инвестиций. Вырастим управленцев, а они будут развивать нужный бизнес — хоть автопром, хоть «социалку».

Отметим, кстати, что для работы в своей команде Швецов привлек ряд зарубежных специалистов с именем. Скажем, Герхард Хильгерт — нынешний руководитель проекта по развитию собственной дилерской сети «Северсталь-Авто» — до этого в течение многих лет возглавлял «Даймлер Крайслер Автомобили Рус». Питер Тиссингтон — руководитель центра локализации — пришел из «Форда». А Витторио Саита — технический директор «Северстальавто-Елабуга» — долго работал в компании ФИАТ.

— А в политику податься желания нет, Вадим Аркадьевич?

Ответ уверенный — нет! Во-первых, это, мол, «не мое», а во-вторых, по убеждению Швецова, бизнесмен теоретически не должен быть чиновником — иначе он неминуемо начнет «протаскивать» свой бизнес по доступным ему каналам. К тому же один человек в системе ничего не сделает. Есть ли у него «мигалка»? Нет. Бывал ли в метро? Да, конечно, но не понравилось — некомфортно…

— Через семь лет у каждого из нас будет, если хотите, своя Олимпиада! — повторяет бизнесмен. — Дело не в Сочи — просто всегда нужно ставить перед собой достойную цель и добиваться ее реализации. В нашей компании такие цели есть. Да, создание автомобиля — это зачастую стандарт и рутина, но у нас есть деньги и желание. А главное — уверенность, что мы справимся!

ШВЕЦОВ ВАДИМ АРКАДЬЕВИЧ, генеральный директор ОАО «Северсталь-Авто»

Родился 30 августа 1967 года в Череповце. Закончил Московский институт стали и сплавов, в 2001-м получил степень MBA университета Нортумбрия (Великобритания).

Свою карьеру начал на Череповецком металлургическом комбинате. Занимал должности коммерческого и генерального директора компании «Северсталь-инвест», возглавлял дирекцию по продажам ОАО «Северсталь», затем был назначен первым заместителем генерального директора «Северстали». В 2000 году стал инициатором приобретения компанией «Северсталь» активов Ульяновского автомобильного завода и Заволжского моторного завода. Весной 2002 года на базе приобретенных ранее активов было создано ОАО «Северсталь-Авто» — с этого момента Вадим Швецов является генеральным директором компании. Под его руководством выведена на рынок новая модель российского вседорожника UAZ PATRIOT, а также начата реализация проектов с компаниями SsangYong, FIAT и Isuzu. В настоящее время, помимо Ульяновского автомобильного завода и Заволжского моторного завода, «Северсталь-Авто» также владеет производственной площадкой ОАО «ЗМА» в Татарстане и заканчивает строительство нового автомобильного завода на территории особой экономической зоны «Алабуга». В период с 2002-го по 2004-й Вадим Швецов был первым председателем Объединения автопроизводителей России. Владеет английским языком. Увлекается пилотированием самолетов и дайвингом. Имеет двух сыновей — 14 и 7 лет.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии