Черт с пулеметом на капоте

Черт с пулеметом на капоте

ВСПОМИНАЯ ПРОПИСИ

…«Проба пера» (вернее — аэрографа) закончилась фиаско. Вначале из тонкого отверстия металлического карандаша вылетал исключительно воздух. Стоило же сильнее надавить на кнопку подачи краски, как на «холст» — плоскую жестяную поверхность, покрытую слоем грунта, шлепнулась изрядная порция краски. Вместо того чтобы застыть, она растеклась аляповатой кляксой. Я судорожно пытался что-то исправить, но с каждым новым «штрихом», с каждым движением аэрографа задуманный цветочек — мой тест на профпригодность — превращался в бесформенную грязно-весеннюю тучу. А если бы это было не «бэушное» крыло неизвестного автомобиля, а лакированный бок серебристого «кадиллака»?

Аэрограф покоряется сильным и нежным.
Аэрограф покоряется сильным и нежным.

— Вы, Андрей, рисовали когда-нибудь? Хотя бы буквы? — вопрос моего наставника, одного из самых модных сегодня аэрографиков Москвы Бориса Кудряшова прозвучал безжалостно. Увы, мой художественный опыт ограничивался написанием плаката с перечислением стран Варшавского Договора. Дело было в 1987-м в армии, когда замполит поверил в мой талант.

Капризов у заказчика больше, чем красок в наборе аэрографика.
Капризов у заказчика больше, чем красок в наборе аэрографика.

А ведь кажется, куда проще! Аэрограф напоминает фломастер средней толщины. Нажимаешь на пипочку — из отверстия ровной струей ложится на поверхность аэрозоль, словно из баллончика. Во всяком случае, у маэстро Кудряшова все так легко, ловко и быстро получается! Будто обычным фломастером на бумаге рисует. И успевает при этом контролировать работу учеников-подопечных.

— Да не наклоняйте вы аэрограф, — подсказывает ученица Бориса, экстравагантная Галина. — Он должен всегда смотреть перпендикулярно поверхности, а не под углом, как вы привыкли писать.

С грехом пополам мне удается добиться более-менее правильного «нажима»: из-под аэрографа выходит корявая надпись. Наставник и ученики снисходительно посмеиваются:

— Буквы-то выходят лучше — типичный случай для журналиста! Пройдете обучение — сможете больше, чем в журнале, зарабатывать.

Хотелось бы! Не столько зарабатывать, сколько научиться внешне легко и непринужденно расцвечивать образчики мирового автопрома всеми цветами радуги собственной фантазии.

Ученику доверят лишь снять трафаретную пленку с машины клиента.
Ученику доверят лишь снять трафаретную пленку с машины клиента.

ГАРАЖНЫЙ НАТЮРМОРТ

Автоарт(Avtoart) студия Бориса Кудряшова, где мне пришлось постигать азы аэрографии, расположилась в одном из уголков крупного автосервиса. Сходства с классической мастерской художника никакого. Ни тебе набора гипсовых форм, ни разбросанных полувыдавленных тюбиков с краской, ни в беспорядке сложенных холстов и этюдников. Нет даже прелестных обнаженных натурщиц.

Подготовительные работы проводит подмастерье. Но художник обязан знать технологию.
Подготовительные работы проводит подмастерье. Но художник обязан знать технологию.

— Специфика, знаете ли! Служение автомобильной музе требует соблюдения технологии, — отшучивается Борис. — А если серьезно, то заказчик вряд ли поймет творческий беспорядок в мастерской. В конце концов, он доверяет свой автомобиль. А поскольку заказывает для него украшение, то ясно, что психологически такой человек ценит свою машину куда больше, чем обычный автовладелец. Он в него просто влюблен! И потому вряд ли проявит снисходительность к беспорядку. Времена, когда аэрографией занимались в темном гараже при свете настольной лампы — миновали!

Аэропалитра для аэрографа.
Аэропалитра для аэрографа.

На сегодняшний день в Москве около десятка профессиональных арт-студий, где клиент, не беспокоясь за качество выполняемых работ, может заказать рисунок на свой автомобиль. В условиях подобного дефицита на необычную услугу естественным образом появляются халтурщики, готовые расписать вашу машину «под орех» за небольшие деньги.

Проба пера… Вернее — аэрографа.
Проба пера… Вернее — аэрографа.

— Иные умельцы обещают за сотню долларов нарисовать на кузове «Тайную вечерю», — рассказывает художник Кудряшов. — Но я убежден, что подобное творчество лишь испортит машину. Аэрография — четкий технологический процесс. Он требует тщательной подготовки поверхности, правильной ее обработки после завершения «художественной» части.

В мастерской художника ХХI века.
В мастерской художника ХХI века.

ЗАЩИТА ОТ УГОНА

Оказывается, цены на аэрографию фактически не имеют верхнего предела. Минимальная стоимость рисунка — 3500 рублей за одну деталь кузова. Соответственно, чем сложнее рисунок, чем больше объем работы, тем выше цена. Более-менее качественная «роспись» машины стоит от 50 тыс. рублей.

Таким заказчик пожелал увидеть свой автомобиль.
Таким заказчик пожелал увидеть свой автомобиль.

Любопытно, что столь высокая на первый взгляд стоимость услуг в известном смысле экономически оправдана. По статистике ГАИ, даже самые популярные по части угонов «ленд-крузеры» крайне редко «исчезают», если машина расписная.

ШКОЛА МУЖСКОГО РИСУНКА

— Повышенный спрос на услуги аэрографиков определяет не только высокую стоимость работы, но и немалые доходы специалистов, — считает Кудряшов. — Естественно, профессионалы стараются не допустить дискредитации аэрографии. Мы даже создали объединение художников-аэрографиков. Членство в нем может определенным образом гарантировать качество работ той или иной студии.

Профессионалы заботятся о своей репутации. Кудряшов, сделавший первую работу на кузове «шестерки» своего знакомого еще в начале 90-х, сегодня превратился в настоящего мэтра — с учениками и фирменной школой.

Учат основам аэрографии, как говорится, без отрыва от производства.

— С одной стороны, желательно, чтобы будущий аэрографик знал основы рисунка, владел элементарной техникой, — рассуждает Борис о необходимом минимуме знаний будущего художника. — Но, на мой взгляд, не менее важна любовь к автомобилям. Классический пример: многие мальчишки, скучая на уроках, рисуют в тетрадках фантастические автомобили с не менее удивительным дизайном. Так вот, аэрография позволяет воплотить мальчишеские мечты в жизнь. А технике работы с материалами, азам обращения с самим аэрографом можно научить.

Само собой разумеется, подобное образование стоит денег: 20 тыс. рублей за 50 часов обучения. На практике студенты, получающие образование без отрыва от производства, уже к концу занятий с лихвой возмещают эти расходы.

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ КЛИЕНТА

Наносить краску на машины заказчиков маэстро Кудряшов мне не доверил. В конце концов, это справедливо — образования не хватает. Но поучаствовать в технологическом процессе корреспонденту все же доверили. Под неусыпным взором наставника я, повязав косынку на манер вольного художника, сдирал с боков открытого «Мерседеса» трафаретную пленку. Маэстро оценил мои услуги на отлично.

К слову сказать, авторская работа Кудряшова на бортах этого кабриолета хороша. Художник словно вывернул машину наизнанку — аэрография представляет собой некий разрез внутренностей автомобиля. Зритель как бы видит все механизмы сквозь кузов. Роспись в стиле «техно» — штука спорная, как любое творчество. Но, безусловно, второй такой машины нет и не будет!

— А знаете, что хотел заказчик изначально? — Кудряшов лукаво улыбается. — Просто просил нарисовать на капоте знаменитую эмблему — трехлучевую звезду. Но когда увидел на компьютере, какой может стать его машина, усложнил заказ.

В коллекции работ Кудряшова — удивительные картины. Кто-то из клиентов заказывает портрет любимой. Кто-то просит нарисовать для нее ласковых зверушек. А один серьезный офицер-силовик придумал, казалось бы, сюжет из абсолютно несовместимых элементов:

— Он, по его словам, убежденный анархист и хотел, чтобы в рисунке на кузове «Субару» были непременно черт, пулемет «максим» и тачанка, — вспоминает художник. — В архивах я нашел фото знаменитого помощника батьки Махно — Левы Задова. Он и стал прообразом нечистой силы. Я остался доволен своим творчеством. А клиент — исполнением заказа. Естественно, столь оригинальную работу начинающему художнику не поручат. Но фантазия у людей безгранична. А значит, есть перспектива творческого роста…

Наверное, еще не пришло время ставить художников-аэрографиков в один ряд с классическими живописцами.

Но ведь про «Черный квадрат» Малевича сто лет назад многие тоже высказывались весьма категорично...

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии