Джон Стек, "Крайслер Рус": «Работать в России для меня большая честь».

Джон Стек, «Крайслер Рус»: «Работать в России для меня большая честь».

Джон Стек (John Stech), родился в 1967-м в Германии, окончил Нью-Гэмпширский университет (США), с 1996 года в компании «Мерседес-Бенц», с ноября 2007-го генеральный директор «Крайслер РУС».

— Г-н Стек, хотелось бы представить вас читателям не только как руководителя «Крайслера» в России, но и как человека. Кто вы по темпераменту?

— Со стороны я выгляжу сдержанным, немного отстраненным. В стрессовых ситуациях на работе коллеги спрашивали, как могу оставаться невозмутимым? Внешне спокойный, но внутри все бурлит. Когда обсуждается стратегия, эмоции выходят наружу. Я требую, чтобы и коллеги эмоционально высказывали мысли, потому что им за них отвечать.

— В России за прошлый год упали продажи «Крайслера». На какой автомобиль вы делаете здесь ставку?

— Рискованно ставить на одну машину. У нас в этом году пройдет фейслифт 300С, появится новый «Гранд Чероки». Кроссоверу «Калибр» скоро два года. Чтобы привлечь еще больше покупателей к этой машине, мы выпускаем «Калибр SRT4» — настоящий автомобиль для удовольствия. Мы считаем, что нам нужен именно такой эмоциональный автомобиль, который поможет продать и другие машины этой же модели.

— Какие изменения в ценовой политике думаете провести?

— В ноябре мы уже перевели цены в доллары и не просто по курсу. Мы пересмотрели цены. В среднем они уже опустились на 7%. Как результат, в январе продажи трех марок («Крайслер», «Додж», «Джип») выросли на 57%, а в феврале на 125%. По сегодняшним цифрам, за два месяца мы по всем брендам увеличили сбыт машин по сравнению с аналогичным периодом 2007 года на 93%, тогда как рынок за два месяца вырос на 76%, то есть мы «впереди» рынка.

— Поддерживаете ли идею строительства совместного завода в России?

— Я не участвую в переговорах, которые сейчас ведутся, но с надеждой жду, когда решение будет принято.

— Вы недавно в России — обжились?

— Когда уехали из Америки в Каир, было немного сложно с детьми. Три-четыре месяца прошло, пока они нормально почувствовали себя в новой обстановке. А сюда мы приехали всей семьей в январе. Через две недели дети пошли в школу, а еще через пару недель сказали, что любят Россию, и школа хорошая.

Египет был по-своему интересен, там маленький рынок, но есть сборочный завод. В прошлом году компании удалось достичь 80% роста продаж. А когда «Даймлер» и «Крайслер» разделились, а начинал я в «Мерседесе» — решил, что останусь в «Крайслере». Вскоре мне предложили отправиться в Россию, а это сегодня один из приоритетных рынков. Работать в России для меня большая честь.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии