Когда в страну пришла нефть…

Когда в страну пришла нефть…

Неутихающее кипение жизни во всем ее многообразии... Все перемешано в этом городе, которому присущи наиболее характерные черты и пороки, порожденные хаотическим строительством и бесконтрольным ростом населения, пополняемого в основном за счет провинции. Это, естественно, сказалось и на характере застройки, в которой смешались несколько стилей и эпох. Центральную часть города, плотно застроенную старыми малоэтажными домиками, сейчас смело вспарывают новые улицы и автомагистрали; как грибы растут высотные здания из стекла и бетона. И просто ошеломляет невообразимое количество автомобилей, которыми буквально забиты улицы и эстакады, мосты и тротуары, если последние еще кое-где сохранились.

Этот город невозможно себе представить без автомобильных заторов. Железная лавина машин то с ревом и гулом неудержимо несется вперед, то ползет со скоростью черепахи, то надолго замирает у перекрестков, растягиваясь на несколько километров. Попав в этот водоворот, можно простоять час, два и более, не продвинувшись буквально ни на метр.

Словом, поездку по этому городу можно сравнить с какой-то дьявольски изощренной пыткой. Автомобиль стал здесь настоящим бедствием — и это произошло за очень короткий период, буквально за пять-семь лет, когда в страну пришли большие деньги от продажи нефти. Поголовье машин в городе неуклонно растет, буквально не по дням, а по часам.

Для разгрузки центральной части была построена автомобильная эстакада. Периодически велась борьба с бесчисленными стихийными рынками, для чего использовались силы правопорядка и тяжелая техника, крушившая подряд торговые палатки, которые тут же возникали вновь. Не увенчалась успехом и мера по сокращению количества машин на улицах, когда в четные дни недели на улицу могли выезжать автомобили с номерами, начинающимися с четной цифры, а в нечетные — с нечетной. Жители тут же раскошелились на приобретение второй машины или обзавелись дополнительными номерными знаками. Естественно, на этом хорошо заработали магазины по продаже автомобилей и кустарные мастерские по изготовлению номеров.

Большие надежды возлагали власти на ограничение въезда в город с 6 до 18 часов автомобилей, которые следуют из провинции. Однако помимо больших проблем для водителей, томящихся долгие часы на подступах к мегаполису, это лишило горожан покоя в ночные часы, когда на улицы врывались полчища застоявшихся авто. К тому же основная масса местных автомобилей все равно осталась на улицах. Поэтому мера довольно скоро была отменена — вернее, отпала сама собой.

Пытались было ввести такой порядок: в случае мелкого ДТП предписывалось во избежание заторов разъезжаться или освобождать проезжую часть немедленно, не дожидаясь прибытия дорожной инспекции или агента страховой компании. На практике эта мера себя также не оправдала, так как у мест аварии на улицах моментально возникали пробки и стихийные сборища зевак — волей-неволей властям приходилось вмешиваться.

Кстати, регулировщики уличного движения очень скупо применяют предписанные правилами условные жесты, по возможности заменяя их общепринятыми движениями рук и богатой мимикой.

Помимо количества автомобилей ситуацию осложняют и местные нравы. Достаточно одному из водителей увидеть впереди крошечный просвет между машинами, который обещает возможность продвижения вперед, как он моментально, рывком вколотит в него свой автомобиль. А еще, будучи людьми по натуре эксцентричными и легко возбудимыми, местные жители безумно любят быструю езду. Обычная скорость движения по загородным дорогам, независимо от их состояния, 120–150 км/ч. Поэтому трассы известны исключительно большим количеством аварий и смертностью.

Местный водитель всегда должен быть собран и готов к самым неожиданным ситуациям. Он программирует свое поведение, исходя из несоблюдения другими существующих правил. Так, если перед едущей машиной на дорогу выскочит с примыкающей или второстепенной улицы другая, то можно быть почти уверенным, что водитель, едущий по основной дороге, этого ждал и постарается избежать столкновения.

Пора, наконец, сказать, о каком городе идет речь. Это — не Москва, и не Питер, а… Лагос образца восьмидесятых годов, бывшая столица Нигерии! Его опыт, на мой взгляд, наглядно показывает, что неконтролируемый рост автомобильного парка, недостаточное внимание к городской инфраструктуре, включая развитие общественного транспорта, отставание в развитии транспортных коммуникаций, особенно в условиях давно сложившейся уличной сети, дефицит гаражей и автостоянок, непродуманная организация движения способны превратить любой город, особенно перенаселенный мегаполис, в смрадное обиталище автомобилей, где жизнь станет невыносимой и в конечном итоге произойдет коллапс города и разрушение окружающей среды.

Согласитесь, учиться на ошибках других мы так и не научились! Конечно, можно сказать, что Африка — не пример для подражания, но схожесть ситуаций отрицать невозможно. А нигерийцы, между прочим, в итоге… перенесли федеральную столицу на новое место! Решение было принято еще в 1975 году, а в 80-90-х годах прошлого века был построен город Абуджа, в целом отвечающий современным градообразующим, строительным и экологическим требованиям. А за Лагосом остался неофициальный статус финансовой столицы.

Две столицы у нас уже есть. И ездить в обеих почти невозможно. Будем строить третью или начнем думать?

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии