По дороге к цивилизации

По дороге к цивилизации

Рассказывать о дорогах Монголии легко. Ну, во-первых, асфальт закончился. А во-вторых, нас сопровождают потрясающие пейзажи дикой и в то же время величественной первозданной природы.

— Первой «находкой» стал каньон, — вспоминает Валерий Озаренко, руководитель клуба «Металлург-Авто». — Вся эта многокилометровая громадина напоминает одну большую борозду посреди степи, на дне которой — маленький замерзший ручей. Вода в этих местах — большой дефицит. Мы наблюдали, как тут добывают питьевую воду. На яках, двухколесными телегами местные жители перевозят большие куски льда, вырубленные в горных ледниках или озерах, чтобы после их растопить.

Окутанные клубами пыли, от которой нет спасения, мы несемся по рытвинам и ухабам, радуясь, что потолок «уазика» обит чем-то мягким.

Уже на второй день такого путешествия человеком овладевает некий мистический пофигизм, смешанный с почти наркотической эйфорией. Холод, пыль, тряска бесконечная, а тебе все равно… Тут невольно начинаешь понимать монголов, живущих в таких условиях. Они никогда особенно не заботятся о завтрашнем дне. Была бы вода — остальное приложится.

Заснеженная степь сменилась цепью гор. Перевалы длиною в добрую сотню километров.

— В условиях полного бездорожья, — рассказывает Владимир Макарчук, руководитель автопробега, — осознаешь, насколько УАЗ подходящая для этого машина. С любой другой было бы куда больше хлопот.

Весь февраль в Монголии «белый месяц», идет празднование наступления Нового года по буддийскому календарю, а посему никто и ничто не работает. В деревне из нескольких юрт, на карте обозначенной как город, еле нашли владельца бензозаправки, чтобы продолжить путь дальше.

А продвигаться вперед пришлось сутками напролет, лишь изредка останавливаясь, чтобы насладиться местным ландшафтом или немного поспать. Пристанище и ночлег нашли только через два дня...

...Фары качающейся на ухабах машины выхватывают из темноты куски степной дороги. Казалось бы, если вокруг гладкая степь, то и дорога должна быть идеально ровная, но в действительности дороги быстро превращаются в бугры. На этих терках любая машина распадется в прах, как бы добросовестно механик ни затягивал ее многочисленные болты и гайки. Небо чистое и безоблачное, от этого звезды не кажутся такими уж далекими...

— Самое сложное в автомобильных путешествиях по Монголии — правильно встать на нужную дорогу, — объясняет Владимир. — Они веером расходятся из одной точки и теряются в степи. Здесь и дорогой-то можно считать то место, где пару раз проехал «уазик». Спрашивать у монголов о пути практически бесполезно. Они не понимают ни русских, ни английских слов. Так что получить совет без переводчика — мертвое дело.

До границы с Россией двигались четыре дня. Каково же было удивление, когда уже почти рядом с границей встретили КамАЗы с номерами 22 RUS. Алтайцы. Родные лица.

— Границу пересекли как-то незаметно, — вспоминает Сергей Кузнецов, водитель автомобиля сопровождения. — Чуйский военный тракт, который когда-то строили заключенные, ландшафтом мало отличался от монгольского. И только километров через 50 мы осознали: это Россия. Вздохнули легко. Видимо, почувствовали себя дома.

Вот так и закончилось наше путешествие длиною в семь тысяч километров. В памяти пестрые картины степей Монголии. Храмы, монастыри. Жуткая пыль и вкус соленого чая.

Только теперь понимаю, какой это большой путь. А еще приятно вспоминать о том, что ты побывал в семнадцатом веке шестнадцатой республики. Правда, по буддийскому календарю.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые