Профессия строитель мостов: соединить два берега

Профессия строитель мостов: соединить два берега

…Пот со лба затекает даже под защитные очки. Каску, кажется, вот-вот сдует ветром. Промышленная «болгарка» ходит в руках словно чеховский налим. А строгий наставник недовольно хмыкает, когда вращающийся диск под моим неумелым управлением соскальзывает с зачищаемого шва. Ему-то, привычному, что! А я как подумаю, что в метре слева, где кончается стальная плита, пропасть высотою 70 метров, — руки ходят ходуном безо всякой «болгарки».

— Ничего-ничего! Здесь и опытный монтажник поначалу робеет. Только не признается. Высота-то какая, а! А красота! — угадывая мою мысль о том, почему люди не летают как птицы, спокойно рассуждает заместитель начальника Мостоотряда № 131 Алексей Чеботарев.

НА БЕРЕГУ

Красоту возводимого компанией «Волгомост» автомобильного моста я оценил еще утром, на подъезде к объекту. Волга под Ульяновском едва ли не самая широкая (в пределах крупных городов). Вот и новый мост через год займет свое место в книге рекордов: 12 976 метров, из которых 5928 — над самой Волгой. Таких длинных в Европе еще не возводили! Но когда после инструктажа по ТБ и медкомиссии я надел спецовку, о красоте пришлось забыть.

Самый длинный мост в Европе близок к завершению.
Самый длинный мост в Европе близок к завершению.

все детали зачищаются пескоструйной машиной.
все детали зачищаются пескоструйной машиной.

Перед тем как соединять берега, их нужно укрепить.
Перед тем как соединять берега, их нужно укрепить.

От чего сильнее дрожь: от «болгарки» или от 70-метровой высоты?
От чего сильнее дрожь: от «болгарки» или от 70-метровой высоты?

На строительстве мостов трудятся специалисты десятков профессий: тут и водители, и крановщики, и сварщики. И даже капитаны малых и средних речных буксиров! Всем найдется дело, когда возводится такая гигантская конструкция.

Технологий здесь множество. В зависимости от уровня сложности отдельные фрагменты будущего моста собирают на берегу, чтобы затем установить на опоры, либо «мостят» непосредственно на объекте. «Волгомост» использует в Ульяновске самые передовые технологии. Пролеты монтируют при помощи гидромодулей, которые арендованы у французской фирмы «Фрейсине». Не углубляясь в детали, поясню, что с помощью этих гидромодулей можно устанавливать на опоры части пролетов весом более сотни тонн. Технология дорогая, но в итоге и средства экономит, и рабочую силу. И качество будущего моста гарантирует на срок… 150 лет!

На работу отвозит буксир.
На работу отвозит буксир.

Монтажник-высотник приветов не шлет! Он — на вахте.
Монтажник-высотник приветов не шлет! Он — на вахте.

Резьбовое соединение прочнее сварки.
Резьбовое соединение прочнее сварки.

Маленькое, но ответственное поручение: «Обедать!!!»
Маленькое, но ответственное поручение: «Обедать!!!»

Прежде чем попасть на железное полотно будущего пути через Волгу, я задерживаюсь на берегу: мне доверили его укрепление.

— Наше строительство осложняет сползающий в реку высокий берег, — рассказывает Алексей Чеботарев. — Из-за дождей он разрушается. Значит, нужно укреплять!

Казалось бы, работа с уплотнителем грунта особой трудности не представляет. Издали это напоминает покос лужайки. Когда же тяжеленный, вибрирующий уплотнитель буквально потянул меня за собой к склону, думаю, у наставников моих замерло сердце. Машину забрали, выдали кувалду и стальные скобы — фиксировать на уже подготовленном, гидроизолированном слое песка пластиковую обрешетку для щебня. Так, слой за слоем, точно пирог, укрепляется берег матушки-Волги.

ТОЛЬКО НЕ ПОД ВОДОЙ!

Новый мост — спасение для Ульяновска, раскинувшегося на обоих берегах реки. Старый, двухполосный, построенный еще в начале прошлого века, естественно, не в силах справиться с колоссальным потоком транспорта, в том числе транзитного. Многокилометровые пробки в центре города — следствие затрудненной переправы.

Старому мосту вообще не везло. Однажды, когда из-за настоящего волжского шторма на его опоры понесло сорвавшуюся с якоря баржу, властям пришлось вызывать… пушки. Баржу расстреляли, потопили, и тогда мост не пострадал. Двадцать лет назад он выдержал таран круизного теплохода — и снова уцелел. Зато сегодня он, старенький, едва выдерживает многотонные фуры. Из-за частых ремонтов обветшавший мост на время закрывают, тогда движение между берегами и вовсе прекращается. Новый будет двухуровневым: четыре полосы движения на верхнем ярусе в дальнейшем дополнят еще двумя на нижнем. Самое интересное, что строить его начали аж в 1986 году! Двадцать с лишним лет проплывающие на теплоходах туристы интересовались: а почему посреди Волги одиноко стоят брошенные опоры? Денег не хватило при социализме.

— Волга здесь стала такой широкой искусственно, — рассказывает Чеботарев. Мы беседуем на самой верхней точке моста. Под нами проплывают речные нефтяные танкеры, с высоты кажущиеся прогулочными лодками. — Когда со­оружали Волжское водохранилище, людей из деревень повыселяли насильно, а сами деревни снести не успели. Наши водолазы рассказывали, так и стоят там, на дне, дома, церковь…

Тут я понимаю, что водолаз — тоже мостостроительная профессия. Хорошо еще, что у меня нет удостоверения аквалангиста — на дно не полезу!

В Мостоотряде № 131, филиале компании «Волгомост», трудится более тысячи специалистов. Очевидно, что найти на месте, в Ульяновске, такое количество высококвалифицированных работников непросто. Да и не нужно: мостостроители работают вахтовым методом. На ульяновском объекте трудятся монтажники-высотники из Саратова и Казани. Вахта бывает недельная, бывает полумесячная. Работа по двенадцать часов каждый день. Или каждую ночь — ведь мост возводится круглосуточно.

Кстати, строители и конструкторы уже не стоят под своим детищем во время пробного пуска. Это, вообще говоря, красивая легенда: по строгим правилам техники безопасности оттуда во время испытаний всех выгоняют! Ведь для проверки на мост въезжает колонна груженных песком КамАЗов…

НА ВЫСОТЕ

К опоре моста нас везет малый буксир. Эту «составляющую» профессии мостостроителя мне попробовать не дают: штурвал дилетантов не терпит. Зато доверяют тяжеленный, килограммов на восемнадцать, болтоверт. Соединяют важнейшие детали моста не сваркой‑и не клепкой, а здоровенными болтами. Места соединений сначала чистят пескоструйкой, затем детали скрепляют — и опять пескоструйка. Потом герметизация, антикор…

Мастер недоверчиво следит за тем, как я, кряхтя по тяжестью болтоверта, забираюсь на часть будущей секции. Ставит в отверстие болт, показывает, как закрепить ручку. Ставит другой болт. У меня получается все лучше и лучше. На шестом болте я ухитряюсь накрыть головку буквально с первого раза. Только руки вот-вот выпустят агрегат в Волгу! Довольный собой, спускаюсь пред ясные очи начальства.

— Что ж, еще пара дней тренировок, и к твоему болтоверту можно подсоединять пневматику! — смеется Чеботарев. — Эх ты, монтажник-высотник!

Я с ужасом замечаю, что мой агрегат даже не был подключен к баллону. Вернее, мастер в нужный момент трубку отсоединил.

Мосты ошибок не прощают…

СКОЛЬКО ПЛАТЯТ?

Зарабатывают мостостроители неплохо. Даже выпускник техникума с третьим, самым низким, разрядом вполне может рассчитывать на 12–15 тыс. руб. в месяц. Если квалификация повышается, полагаются доплаты за сложность. Плюс за высотность, за работу в ночное время. В результате получка вырастет вдвое, а то и больше. Да, в Москве такими деньгами никого не удивишь, но в Ульяновске это отличный заработок. Да и кормят на стройке неплохо! Я, например, с аппетитом пообедал в рабочей столовой (три блюда плюс компот) за 58 руб. 90 коп. В городе цены повыше, но руководство мостоотряда дотирует местные столовые. Согласитесь, мелочь, а приятно…

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии