Борис Алешин, президент ОАО «АВТОВАЗ»: "Массовая сборка мобилизует"

Борис Алешин, президент ОАО «АВТОВАЗ»: «Массовая сборка мобилизует»

Алешин Борис Сергеевич родился в 1955 г. в Москве. Окончил Московский физико-технический институт (МФТИ) по специальности «Системы автоматического управления». Доктор технических наук, член-корреспондент РАН. В 2001–2003 гг. — председатель Государственного комитета РФ по стандартизации и метрологии. В 2003–2004 гг. — заместитель председателя Правительства РФ. В 2004–2007 гг. — руководитель Федерального агентства по промышленности, подведомственного Министерству промышленности и энергетики РФ. С сентября 2007 года — президент ОАО «АВТОВАЗ».

— Минувшим летом мы проводили традиционный супертест «60 часов „За рулем“ — в течение недели три автомобиля ездили на полигоне с максимальной скоростью. Я всегда с удовольствием принимаю в ней участие; нынче проехал часть дистанции за рулем универсала „Калина“. Мне показалось, что качество сборки значительно улучшилось; во всяком случае я был абсолютно уверен в машине, я доверял ей свою жизнь на скорости 180 км/ч.

— Я тоже сажусь за руль спортивной «Калины» во время всех соревнований, доверяю ей, хотя квалификации пилота у меня нет.

— Благодаря чему улучшилось качество?

— Главное, с моей точки зрения, — запустить в производство большую серию. Для такого гиганта, как наш, даже 75 тысяч штук в год — это мелкая серия. Надо ставить цель: одна минута — один автомобиль. Ближайшая задача — собрать в этом году 150 тыс. «калин», по 330 машин за смену. При таких объемах все возникающие проблемы с качеством надо решать очень быстро. Иначе может возникнуть цепная реакция. Иными словами, массовая сборка — мобилизует.

[caption id="attachment_" align="aligncenter" width="150" caption=""] [/caption]Важна и работа с поставщиками комплектующих: настойчиво требуем от них повышать качество, все время давим. Далее: мы разработали план мероприятий после введения новой редакции Закона о защите прав потребителей. АВТОВАЗ поставлен в очень жесткие условия, но план полностью выполняет. Четвертое — это менеджмент. Пришла целая группа управленцев, которая взяла на себя решение вопросов качества. И автомобиль становится все более надежным, как вы сами заметили. Пятое: с нами работала на договоре компания «Камау», которая помогла выявить некоторые проблемные места и устранить их.

Коснусь и кадровой политики. На конвейере ВАЗа работают преимущественно молодые люди, которые понимают, что не все измеряется деньгами, а еще можно гордиться, что ты выпускаешь хорошую, добротную продукцию, видишь результаты своего труда.

— А сколько у вас получают эти молодые люди?

— В июле средняя зарплата по заводу составила 19 тыс. руб. в месяц, в основном производстве — 22 тысячи. Не забывайте, что завод еще оплачивает каждому работнику социальный пакет.

— У наших читателей была возможность на сайте ЗР задать вам напрямую вопрос; пришло более 100 вопросов! Поэтому спрашиваю от их имени: в чем плюсы и минусы союза с «Рено»?

— Минусов я вообще не вижу, а плюсы налицо. В любом альянсе самое главное — на каких условиях сходятся партнеры. Да, у нас появился новый стратегический акционер, но он заинтересован в том, чтобы его акции приносили прибыль. Главная цель — технологический обмен, чтобы АВТОВАЗ в ближайшее время смог увеличить выпуск автомобилей до 1 млн. в год. Причем таких, которые по цене и качеству будут конкурентоспособны на любом рынке.

В свободном обращении на фондовом рынке не слишком много акций АВТОВАЗа — около 7%, и всегда была возможность привлечь средства, выпустив большую часть акций на рынок (или проведя допэмиссию). Но мы по такому пути не пошли, а целенаправленно искали стратегического партнера среди крупнейших мировых производителей. Решили, что это для нас более надежный путь, чем доверить рынку сразу большое количество акций.

— Еще вопрос от читателя: концепт С — ваш собственный продукт или вы будете создавать его совместно с «Рено»?

— Французы очень интересуются этим проектом. Мы поставили перед собой задачу добиться максимальной унификации по платформе с «Рено». Думаю, кузов и подвеску разработаем сами, а платформа и силовой агрегат будут унифицированы с моделями нашего партнера.

— Появится ли полноприводная «Калина»?

— Такую модель мы как раз показали на Московском автосалоне. Мы видим, что интерес к таким разработкам есть, но судьба проекта зависит от объемов, которые способен поглотить рынок. В этом году мы поставили перед собой трудные, но очень амбициозные задачи. Мало того, что собираемся увеличить объем производства на 70 тыс. шт., — на конвейере появились самые разнообразные опции. Мы уже продаем не просто автомобиль, а именно тот, что нужен потребителю. За год всех проблем тут не решить, для меня главное было — обозначить новую тенденцию. И уже видны сдвиги. В этом году появился штатный кондиционер, в будущем мы планируем расширить гамму автомобилей, оснащая их автоматом. Быть ли полному приводу — решим в ближайшее время.

— Можно ли заказать прямо на заводе «Ладу» в индивидуальном исполнении?

— Можно, конечно, особенно это касается современных автомобилей семейств «Калина» и «Приора». Можете заказать и датчик дождя, и парктроник — все, кроме коробки-автомата. Правда, такой автомобиль придется подождать, но это нормальная практика.

— Как сложится судьба заслуженных полноприводных машин — «Нивы» и «Лады 4х4»?

— Я лично занимаюсь этим направлением — и как президент АВТОВАЗа, и как председатель совета директоров СП «ДжиЭм-АВТОВАЗ». Мы тут видим большой потенциал. В ближайшее время с помощью известного ателье будет проведен рестайлинг «Шевроле-Нивы». «Ладу 4х4» мы привели в соответствие со всеми требованиями безопасности, увеличили выпуск, как того требовал спрос. Уверен, что эта машина будет востребована еще лет пять. За это время разработаем и обязательно запустим в серию новый полноприводный автомобиль. Вопрос, на какой платформе, остается пока открытым. Как известно, «Лада 4х4» выпускается на платформе «классики», но ее век небесконечен. И говорить о новом вседорожнике можно будет, только когда мы определимся с базовой платформой.

Наша главная проблема — нам не хватает моторов, любых. Нынешние мощности исчерпаны, в первую очередь по литью. Я пытаюсь договориться с КамАЗом, чтобы разместить у них заказы на литье и механообработку блоков двигателей. А пока мы привлекли крупнейших мировых производителей к модернизации своего завода, поставкам современного оборудования.

— Многих интересует, есть ли перспектива у «классики». Вы делаете на нее ставку?

— Куда большую ставку мы делаем на «Калину». Готовим уже рестайлинг, будет расширено количество комплектаций, возможно, появятся на ее базе и другие модели. А «классика», думаю, еще минимум года три проживет. Переход на нормы Евро IV мог стать критичным для судьбы «классики», но сроки, думаю, будут передвинуты. И тут дело не в автомобилях: не готова оказалась «нефтянка». Нет в стране массового производства экологичных сортов бензина! Поэтому мы ставим вопрос так: готовы перейти на выпуск современных двигателей, если для них везде будет в продаже соответствующее топливо. Этот вопрос уже обсуждали в правительстве.

— А дизельный двигатель будет?

— Обязательно. Этот вопрос решим в будущем году. Пока занимаемся автомобилем с газовым оборудованием, который отвечал бы требованиям Евро IV. Это будет наш совместный проект с «Газпромом». Причем речь не только об экономии для жителей крупных российских городов. У нас есть целые регионы Сибири, куда завозить бензин очень дорого (и это сказывается на его розничной цене), а газа там полно. Поэтому, думаю, спрос на такие машины будет.

— Читатели нередко интересуются: «Ока» может возродиться?

— Ее производство давно стало нерентабельным. В рознице автомобиль стоит уже 150 тыс. руб. — кому он нужен за такие деньги? Сами мы этим проектом сейчас не занимаемся — масса других нерешенных задач. Тем более что нет двигателя для «Оки». Если кто-то из партнеров возьмется за создание недорогого компактного автомобиля, АВТОВАЗ готов участвовать в таком проекте.

— А как будете развивать линию «Приоры»?

— В конце года, строго по графику, появится «Приора»-универсал. Готовятся и спортивные модификации, в том числе с 2-литровым двигателем. Видимо, сначала он будет импортным, а потом надеемся наладить производство сами.

 — Вы работаете по 166-му постановлению? Ведь оно позволяет беспошлинно ввозить многие комплектующие, которых у нас нет...

— Да, сейчас именно в рамках соглашения собираемся приобрести у «Рено» лицензию на производство и сборку силовых агрегатов и коробок передач, а также заключить лицензионный договор на производство, сборку и дистрибуцию автомобилей R90 и F90 и платформы B0 (речь, поясню, идет об автомобилях «Логан» и «Логан-универсал». — П.М.).

— Интересно, на какой машине вы сейчас ездите?

— Служебная машина в Москве мне досталась от предшественников — это «Мерседес». А в Тольятти — «Шевроле-Нива». Вы понимаете, у меня есть возможность приобрести практически любую машину. Но сам за рулем я езжу редко.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии