Детали

Детали

Паша и Валерий

Миргород и Истомин. Знают друг друга с незапамятных времен — соседи. Валерий рассказывает, что первый Пашин вопрос был «А как машина заводится?» Нормально, не каждый же мальчишка знает, «куда нажать, чтобы поехало». Вопрос попал явно по адресу: Истомин — автомастер, что ему руль с педальками показать — может и большему научить. Разумеется, так и случилось. Не сразу, конечно. Поначалу ученик «моет кисти», так сказать...

Прошло немало лет, сегодня они просто друзья. О таких говорят — спелись. Это уж точно! Даже водят одинаково. К месту съемки надо было проехать несколько кварталов — так их «восьмерки» маневрировали почти синхронно...

Истомин доволен учеником: во-первых, тот уже давно стал мастером, а главное — сумел полюбить технику. И ведь как рассуждает: «У каждого автомобиля есть индивидуальность. Машина умеет любить и ненавидеть, бывает доброй и злой. Иногда ревнует. И, конечно, у наших машин есть даже собственные имена...»

Мальчик и Чел

Это те самые «восьмерки».

Если бы Валерий не сказал, что Мальчику уже 16 лет, я бы не поверил. На кузове — ни единого скола, ни ржавчинки. Все стекла — без рисок, резиночки свежие. Этот морской порядок объясняется просто: «Плохо себя чувствую, если в машине что-то неисправно. Чуть что зашумело — сразу в гараж, исправлять. И биться буду до последнего. Машина у меня должна находится в таком состоянии, что можно встать посреди ночи, завести и поехать куда-нибудь в Южно-Сахалинск, не опасаясь, что она подведет». Вот так.

Между тем, кузов у серебристой «восьмерки» — далеко не первый. Как и основная масса деталей. А кажется, что мастер изменил только оптику, выхлопную, дверные ручки и поставил другие колеса. На самом деле переделок очень много. Приглядишься — их открывается все больше и больше. Валерий безо всякого лукавства говорит, что рассказать по пунктам, что именно и когда он делал — не может, потому что работал над машиной лет пять и многое, очень многое менял несколько раз. Однажды попытался составить список, но не смог закончить...

Чел выглядит не так эффектно из-за цвета: он темно-зеленый, да и кузов постарше «мальчикового». Интересная деталь: от одного из прародителей двух веселых «восьмерок» Челу достался лючок бензобака, где на черном фоне скалит окровавленные клыки страшнющий котяра. На Мальчике тоже кое-что нарисовано...

Секреты и идеи

Всех, кто видел машины, интересует оптика — явно не покупная. На зеленой стоят штатные фары и «газовские» белые поворотники. Все хозяйство прикрыто стеклопластиковой накладкой в стиле VW Passat B3 и решеткой радиатора из алюминиевой сетки. Крылья — укороченные «длинные», края капота закруглены. Поначалу все это Валерий делал на Мальчике, но свежие эксперименты заставили поменять детали. Все пошло Челу, по наследству. А на Мальчике теперь головная оптика из четырех фар Hella Micro DE.

Задние фонари на машинах одинаковые: 4 круглых красных и по одному белому под бампером. Схема — «американская». Каждая пара фонарей работает как «поворотник», а при торможении ярко загораются все четыре. Маленький белый фонарик под бампером — для обозначения заднего хода. Однажды Валерий увидел в магазине автозапчастей фонари для американского «трака» Peterson. Стоили недорого, и он купил все десять, что были в наличии. Восемь из них уже стоят на машинах. А еще два ждут новую партию «Петерсонов» из-за океана — клиенты требуют именно такие «фонарики» и никакие другие.

Дверные ручки — тоже ноу-хау мастера Истомина. Хотите секрет? Для начала надо просто обточить обычные штатные до металла, а потом насверлить несколько дырочек разного диаметра и отполировать. Можно украсить шестигранниками. Как говорят оба наших героя, «шестигранников в машине должно быть много». Это раньше их пришлось добывать поштучно по знакомым, а теперь купить сколько угодно — не вопрос.

Заливная горловина Sparco установлена хитро. Штатный лючок не заварен, а запаян по шву оловом. Но аэрографом нанесена имитация точечной сварки — так интереснее. Шестигранники на кузове — тоже не настоящие. Но нарисованы так реалистично, что хочется потрогать. Кроме большого живописного полотна по кузову нарисованы логотипы из двух букв VV. Это инициалы. Чьи — нетрудно догадаться.

В современном стиле спортивных переднеприводников — решетка радиатора с мелкой ячейкой, такая же — на бампере, замки на капоте и 15-дюймовые колеса с дисками Slik и шинами Yokohama 195/50. Это сейчас — норма...

Зеркала заднего вида — от какой-то «японки». Они регулируются джойстиком из салона и складываются нажатием кнопки. «Очень удобно на тесной парковке и в пробке, когда не хватает 10 сантиметров, чтобы куда-нибудь протиснуться», — объясняет Валерий.

В салоне Мальчика — импортные кнопки стеклоподъемников, выплывающая из-под консоли пепельница с микролифтом, дополнительные приборы от «классики» и россыпь тумблеров на «бороде». Часть из них отвечает за музыку, часть — за дополнительное оборудование.

«Торпедо» Валерий сделал на основе «низкой» панели с «десяточной» приборной доской. Измененная форма — последствия работы со стеклопластиком, эпоксидкой, кожзаменителем и клеем. Подсветка приборов точь-в-точь как на Audi — красная, чуть в желтизну. «Специально подбирали светофильтр, — демонстрирует Валерий „иномарочное“ свечение, — я опасался, что в дальней дороге будет раздражать. Ничего подобного!»

Потолок — черный, накладки стоек и некоторые пластиковые детали — «под алюминий». Ну что же, классическое сочетание смотрится выигрышно.

Спортивный бублик SWM с полиуретановым ободом и маленькими кнопками клаксона, «спарковские» накладки на педали и алюминиевая ручка кулисы — дело обычное для тюнинговых машин. А вот отделка из рифленого алюминия с «чечевичным» рисунком — непривычная. Красиво. Вместо саморезов стоят... правильно, шестигранники.

Сиденья, как говорит сам хозяин машины, — «сборная солянка». Подушки — от старых Recaro. Спинки — на основе «восьмерочного» переваренного каркаса, с дополнительной боковой поддержкой и заново обтянутые.

А вот «заряжена» машина в меру. Полуторалитровый двигатель с измененными валами и поршнями, «большой» карбюратор от «Картюнинга», коробка передач с ГП 4,1 и пятым рядом. «Жиклеры карбюратора подобрали так, чтобы машина была поэкономичнее. А то топлива не напасешься. О мощности ничего определенного сказать не могу — не меряли. Врать не хочется. Ответ „меньше 100 сил“ устроит? Ну так и запиши...»

Амортизаторы — «Плаза Спорт», пружины KW с прогрессивной навивкой (обрезал два мягких витка). Передние тормозные диски — Zimmerman, с перфорацией, под 14-дюймовые колеса. Задние механизмы — от «десятого» семейства, дисковые.

Выпускная система — стандартная, за исключением глушителя Asso. «Итак, машина обошлась в $8000 — если прибавить к ее начальной цене стоимость деталей. Это без работы, ведь основное делал сам. И без стоимости рисунка. А ведь этакое полотно обошлось бы в 1000 зеленых».

Да, мы совсем забыли о «полотне»! Работа молодой симпатичной художницы Маши, с который Валерий трудится в одной компании. Сюжет — хозяина «восьмерки», «огранка» замысла и его воплощение — художницы. В целом сюжет довольно спокойный — обнаженная суть машины в стиле техно, с трубопроводами, соплами и т.п. Пикантная подробность: кровь из-под горловины и надпись «резус-фактор положительный»...

Чел отличается от Мальчика прежде всего двигателем — это 1,7-литровый мотор, довольно прилично форсированный. КП, выпуск и проч. — как у Мальчика.

В салоне разница заметней. Во-первых, отечественные сиденья марки Rider, приборная панель и консоль поярче. А на потолке прибор от... вертолета (показывает время и дальность полета).

Street и Auto

Обе машины просто избалованы вниманием. Но при всем желании встречным-поперечным не расскажешь, что да как. Поэтому недавно оба повесили на машины наклейки фирмы, в которой работают — StreetAuto. Фирма новая, открылась менее года назад, но клиенты уже есть — благодаря рекламе на колесах.

Фото автора

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые