Затерянный на Сахалине

Затерянный на Сахалине

Тэйт ФАЙТ, гражданин США, фото автора

В прошлом году исследовал Сахалин. Оттуда собирался перебраться на континент, проехать вдоль БАМа, свернуть на Магадан. Оценил по карте — затея выполнимая: туда-сюда — какие-то несколько тысяч километров (по предварительным расчетам — 6000).

Учитывая, что дороги вряд ли будут европейского качества, заложил запас времени — за пару недель, думал, управлюсь. Ну, максимум за три. Ведь «делать» в день 300–400 км — реальный темп продвижения. Да я и на велосипеде их осилил бы!..

Прозондировав возможности нескольких компаний-грузоперевозчиков на тему доставки мотоцикла на остров, понял, что, если хочу попасть из Москвы на Сахалин вместе с моим Suzuki DRZ400 еще в этом веке, проще загрузиться в самолет и долететь до Южно-Сахалинска. Цену за все «удовольствие» мне выкатили такую, какую требуют в откуп за захваченные танкеры сомалийские пираты.

В Южно-Сахалинске светило августовское солнце. Оттуда выдвинулся на север. Монотонно отмахал 150 км, когда вдруг закончился асфальт. Ко всему полил дождь, и под колесами образовалось месиво. От Долинска пару сотен километров — вдоль океана. Что интересно, на всем протяжении ни одного поворота — только прямо.

Проливной дождь добавил морскому пейзажу драматичности. На побережье то и дело встречались рыболовецкие базы, промышляющие крабом… Вечером, вымокший до нитки и промерзший до костей, добрался до Поронайска. Дабы не свалиться с температурой, заночевал не в палатке, а в отеле. Правда, «отелем» это сооружение назвать сложно: обветшалое здание из цементных блоков, без горячей воды… Но ничего другого в округе нет, так что выбирать не пришлось. За то, что спрятали от дождя, я выложил… 5000 руб.! По обменному курсу на тот момент это 200 баксов. Или меня подвели карты и я оказался в Ницце?

Следующая цель — город Ноглики, что в 350 км к северу. Тучи не рассеялись, и все так же лил дождь. По дороге периодически попадались знаки ограничения скорости 80 км/ч. Да по здешним трассам быстрее 30 км/ч двигаться невозможно!

Ноглики произвели впечатление города, в котором ничего не происходит. Его главная достопримечательность — самый длинный на острове мост через реку Тымь. Местная гостиница по цене и качеству сервиса не уступала «отелю» Поронайска. В ресторане заказал «комплексный завтрак», на выбор — чай, сок или кофе. Попросил кофе. Счет за скромную трапезу огорошил: цена за чашку кофе значилась такая же, как за весь «комплексный завтрак»! Я обратил внимание официантки на это «совпадение». «Так завтрак включает только выбор напитков, а не сами напитки», — это цитата. Вы что-нибудь поняли из этих слов? Я, было, попытался узнать, что имелось в виду, но подошел охранник и предложил мне выйти, чтобы на воздухе разъяснить все тонкости меню их заведения…

Проехав еще 80 км, рассчитывал попасть в город Даги, однако так его и не нашел. Остановился в лагере нефтяников, чтобы узнать у них, в каком направлении мне двигаться. Объяснили, что это и есть Даги. Хотя бак мотоцикла еще не опустел, я решил не рисковать и заправиться здесь: «Где здесь продается горючее?» Однако в лагере вся техника работает на дизеле. Понимая мое нежелание сгинуть в глухих сахалинских лесах с пустым баком, нефтяники прямо из какой-то трубы «natsedili» (значение этого слова так и осталось для меня загадкой) горючки из конденсата, наполнил даже бутылку из-под «колы» — на всякий случай… У работяг настало время обеда, они пригласили меня к столу. Я расспросил про дорогу на Погиби. Никто из них в тех краях не бывал, тем не менее, они вычислили, что до города должно быть километров 130 и часа за три я туда точно доберусь. Расчеты обнадежили: уже пошла вторая половина дня, но я выдвинулся в путь.

На выезде из города Даги (из уважения к его обитателям буду называть его так — город) повстречал мальчишек на старом «Урале» с коляской. Те вызвались проводить до главной дороги. Наблюдать за тем, как парнишки тряслись на «Урале», было уморительно: их оппозит несся со склонов, разбрызгивая грязь во все стороны, а мальчишек в люльке мотало, как тряпичных кукол. Когда же карабкались наверх, всем стало не до смеха — бедный старый «Урал» едва-едва тянул в горку. Так мы ехали некоторое время вместе, а потом, махнув на прощание рукой, я оторвался от них.

Первые полсотни километров прошел по обычной лесной дороге из грязевых луж, глины и песка. Воздух был настолько свеж, что казался сладким. Двигался в приличном темпе и уже думал, что зря сомневался в предположениях мужиков из Даги, и до Погиби, действительно, осталось часа два езды… Не знал, что впереди у меня «ускоренный курс по изучению физической географии Сахалина». В центральной части острова несколько крутых холмов и лощин, и дорога на Погиби ведет прямиком через них. Именно «прямиком» — сперва на гору, потом круто вниз. Забрался на первую вершину, глянул вниз, а дорога размыта дождями, вся в глубоких рытвинах и канавах. За первым «нарисовался» другой холм, третий, потом река… Подъемы брал приступом, на полном газу. Старался не застрять в канавах: попадешь в такую — останешься навсегда! А места-то безлюдные...

Километров через двадцать выдохнул: кажется, худшее осталось позади. Но вот другие ловушки — бездонные топкие лужи. Грязь вперемешку с водой — это почище самых крутых вершин: если мотоцикл увязнет и двигатель зальет водой, не скоро на тебя кто-нибудь наткнется посреди леса. Форсировать топь нужно только без остановок! Несколько раз я застревал — плюхался лицом в жижу, однако поднимался и тащился дальше, пусть медленно, но лишь бы не застрять намертво. Байк падал, и я мигом жал на кнопку блокировки, чтобы вода не попала в двигатель… «Обещанные» нефтяниками три часа пути уже перевалили за пять, а конца не видно.

После очередного «погружения» с трудом нашел в себе силы, чтобы поднять более чем 200-килограммовый мотик. Темнело, я совсем выбился из сил… Разбил палатку и пошел осмотреться. Повсюду свежие следы диких животных, по большей части лосей. Одна из цепочек следов — сразу узнал — принадлежала огромному медведю. Я не большой знаток привычек и наклонностей бурых, но слышал, что косолапые иногда пробавляются человечинкой. Однако, как говорится в русском анекдоте, «куда ты денешься с подводной лодки» — только и надеялся, что летом медведи сыты и ночью они спят. А утром успею умотать — и не стану их завтраком…

Наступил новый день, но небесная канцелярия не «выключила» ливень, и без того шарашивший всю ночь. Дорога стала еще более скользкой — будто под колесами лед. За час я едва ли преодолел несколько километров. На одном отрезке дорогу настолько размыло, что я вконец растерялся и остановился: как быть дальше? Ни сантиметра твердой почвы! Показалось, что чуть в сторонке грязи поменьше. Но как только мотоцикл въехал туда, как завяз по самую раму. Сколько ни силился, вытащить его из «засады» не смог. Застрял безнадежно! Собрал я туристическое снаряжение, бросил несчастный моц и пошел искать подмогу.

Километров через восемь набрел на небольшое хозяйство. Уже хорошо! У дома столкнулся лицом к лицу с хозяином, он представился: «Володя». Объяснил ему, что произошло. Без лишних вопросов Володя провел меня в дом на кухню — на столе тут же появился обед. Наевшись, от бессилия я провалился в сон… Через несколько часов хозяин разбудил, и мы отправились спасать байк. Володя взял дробовик, топор, повязал на пояс патронташ, кинул в кузов старенького ЗИЛа несколько лопат, скомандовал: «Садись в машину»… В очередной необъятной луже у грузовика заглох двигатель.

Володя вручил изогнутую железяку, «кривой стартер» (объяснил, что это так называется), распорядился: «Крути!». (Позже хозяин поделился: последний раз, когда заводили ЗИЛ рукояткой, она отскочила, шарахнула по лицу и сломала крутившему челюсть. Я, было, решил, что это «русский юмор», но Володя не производил впечатление шутника.) Двигатель ожил.

Последний отрезок пути прошли пешком. Когда доплелись до мотоцикла, Володя без раздумий принялся рубить сучья, мелкие деревца и укладывать их вокруг байка. Подтащили бревна, выложили перед байком, несколько палок подоткнули под колеса мотоцикла. Плацдарм был готов, я высматривал, за что в моце ухватиться, чтобы было удобнее его вытаскивать. Но, к моему изумлению, Володя (настоящий силач-сибиряк!) сам приподнял байк и высвободил его! Я помог только чуток.

По дороге домой грузовик снова застрял. Вручив мне лопату, водитель отдал указание откапывать оси, а сам отправился рубить ветки. Я копал, копал, копал… Через час Володя скупо заметил: «Неплохо». Сел за руль и вытащил нас и из этой ловушки. Еще до темноты мы были дома.

Наутро во двор зарулил… танк! Без оружия, но натуральный танк! Его водитель направлялся в Погиби, и Володя решил, что для меня надежнее ехать на нем. А мотоцикл? Тогда мой ангел-хранитель загрузил мотоцикл в кузов ЗИЛа и отправился следом за вездеходом.

Новые друзья не дали мне заночевать в Погиби — опасались, как бы я снова не застрял в очередной глухомани. Сами нашли и договорились с каким-то рыбаком, чтобы тот перевез меня через пролив на материк в поселок Лазарев… Под покровом ночи отчалили от берега. На противоположной стороне я попросил «капитана» алюминиевой посудинки найти кого-нибудь, кто помог бы вытащить байк с лодки. «Да мы сами управимся…» «Мы» — это он говорил только о себе: рыбак тоже оказался силачом-сибиряком: подхватил аппарат и аккуратно перенес на берег…

В магазинчике, куда я заглянул за едой, подскочил парнишка: «Может, вам надо показать дорогу?» Взамен только и попросил — проехать мимо его дома. Потом сделали крюк — мальчик свозил к месту, окутанному легендой. Отсюда, по слухам, Сталин велел рыть под проливом тоннель до Сахалина. Копали с двух сторон — от материка и от острова. Но из-за ошибки в расчетах соединить «рукава» не удалось — промахнулись на метр. В ярости Сталин приказал затопить тоннель вместе с находящимися в нем рабочими.

И снова были встречи… В Хабаровске не нашел ночлега. Промокший, промерзший остановился около стройки. Строители пустили переночевать в своих «апартаментах». И сильно пожалели. Рассказали, я храпел так, что не давал им спать всю ночь.

Мой график продвижения летел вверх тормашками. В день, когда намеревался быть в Тынде, добрался только до Комсомольска. Но не проехать же мимо! В городе ко мне подошел мужчина, представился: «Алексей Мельников, профессиональный велосипедист». Разговорились — с ним было просто и комфортно. Как-то душевно сложилось общение и с его товарищем Виктором (интересное у него увлечение — ездил вдоль БАМа на велосипеде) и еще одним Сергеем, заядлым путешественником. Последний стал моим экскурсоводом. Бродили по городу — встретили женщину в возрасте с рюкзаком за плечами. Тоже — личность: три месяца она добиралась из Санкт-Петербурга в Комсомольск-на-Амуре, а передвигалась исключительно на местных электричках: поскольку пенсионерка, ей положен бесплатный проезд на пригородном транспорте. Ночевала на вокзалах и в поездах... Сергей посадил нас обоих в машину и повез показывать Комсомольск.

…Из-за всех задержек пройти весь маршрут все равно не успевал — БАМу придется меня подождать. Направился в Хабаровск. На выезде из города услышал пронзительный свист. Остановился: «Это вы мне?» Подкатила девушка на скутере и без всяких вступлений предложила угостить меня кофе. А в кафе свела с Сашей из местного байкерского клуба Twin Heads. Он дал контакты ребят из хабаровского клуба «Рыси Амура»: «Пригодится. Не пожалеешь»… Не пожалел: в Хабаровске я попал на грандиозную вечеринку с «живой» музыкой в исполнении известной в кругах местной молодежи группы «Кони Буденного». Пива было в избытке, нескончаемые разговоры, хорошая музыка, меня укусила бродячая собака… Словом, вечер удался!

После той ночи я снова и снова натыкался на байкеров: «тигров», «рысей», байкеров в форме ОМОНа, просто «одиночек», носившихся по дорогам… Никогда не подумал бы, что российский Дальний Восток — байкерский край!

Программа путешествия провалилась с треском! Однако считаю его более чем удачным. Злоключения — ерунда. Столько было встреч с интересными личностями, необычайно добрыми, отзывчивыми к страннику! Такие люди и делают путешествие незабываемым. А еще думаю, что я один из очень немногих иностранцев, кто познал, кто такие россияне.

Перевод и литературная адаптация Татьяны КОДАЧЕНКО.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии