Четыре года в дебрях Амазона

Четыре года в дебрях Амазона

]

В этом самом году поехал он в Финляндию в свадебное путешествие, а вернулся (в Краснокаменск) уже своим ходом, на автомобиле Volvo. Да на каком! P-120 Amazon 1961 года выпуска с объемом двигателя 1,8 л. Добрался без поломок.... Два года после этого он терзал шведского патриарха, обеспечивая свой магазинчик товаром. Немудрено, что несчастному «Амазону» потребовался серьезный ремонт, и приятель поставил машину на прикол до лучших времен.

Но лучшие времена все не наступали и не наступали. Пришлось машину продать. Новый хозяин делать ничего не стал — прямо так и проездил сезон. Зато когда машина окончательно развалилась, задумался о капитальном ремонте. Подумал-подумал, посчитал и понял — легче продать останки за копейку малую. Тут я и появился!

На самом деле я давно хотел купить себе красивый раритет. И вот оно — рядом! Летом 1997 года «Амазон» стал моим. Вернее сказать так: за небольшие деньги в мои руки попала большая куча ржавого железа шведского производства, да еще с гайками и болтами дюймового измерения. Моей радости не было предела...

За работу я взялся немедленно. Хотел успеть к Новому году. Но оказалось, кузов проржавел настолько, что когда я хотел щелкнуть ножным переключателем света, моя нога провалилась до земли. Пришлось полностью менять пол, пороги, брызговики, нижние половинки всех дверей и еще много-много чего. Разве что крышу не меняли. Правое переднее крыло мне сделали из стеклоткани, пропитанной эпоксидкой.

(Кстати, при разборке автомобиля выяснилось, что машина укомплектована деталями со всего света. Аж Австралия затесалась!)

Про выпускную систему и говорить не стоит — одна труха. Передняя подвеска тоже сильно пострадала — всю потом перетряхнули. А вот заднюю практически не тронули: там стоят еще родные газонаполненные амортизаторы, на которых машина приехала их Финляндии. Передние тоже в рабочем состоянии, но у них отгнили штоки крепления к кузову.

Всю проводку, ясное дело, пришлось выбросить и прокинуть новую, самодельную. Лобовое стекло (старое было разбито) заказывали в Ангарске по шаблону старого. Двигатель решил пока не трогать, работает вполне прилично, масло ест в меру. Поменял только передние и задние коренные сальники — они с войлочной набивкой! Привод распредвала шестеренчатый, как на ГАЗ-21. Коробка (4-ступенчатая) пока не вызывает никаких нареканий. Передачи включаются очень четко и легко. Навесное на двигателе было родное. Генератор, катушку зажигания и реле-регулятор отправили на отдых — поставили новые аналоги. А карбюратор и термостат — родные. Радиатор жигулевский (летом его маленько не хватает — думаю, в этом году поменяю на более мощный). Для вящей красоты захромировал крышку клапанов и «кастрюлю» воздушного фильтра, сделал хромированный кожух на масляный фильтр, звуковые сигналы и еще поставил в хроме множество маленьких железячек. В общем, как говорят друзья, теперь на двигатель можно смотреть только в сварочной маске. На полировку бамперов и хромированных деталей ушел кусок пасты ГОИ размером с мою голову. А размер головы у меня 63-й...

В салоне я сделал новый потолок, поменял обивку сидений и дверей. Но на приборной панели все родное (кроме магнитофона). Спидометр пришлось восстанавливать: он оригинальной конструкции, без стрелки, с красной горизонтальной полоской. Печку не трогал, отличная. В машине зимой стоит такая жара, что наши «Жигули» просто отдыхают!

Долго не мог найти подходящей резины. Диски — на 15. Колесные арки рассчитаны на очень узкую резину. Пока поставил колеса от старой «Волги», но они высоковаты, на кочках задевают за брызговик.. Да и спидометр с ними начал обманывать...

Покрасил машину в два цвета, мне тогда понравилось — модно. Госномер получил с «юмором». Да... ремонт я все же закончил к Новому году. Только к 2001-му...

Сейчас езжу на «Амазоне» редко. Раритет все-таки. Знаменитость, опять же — именно на нем впервые в мире начали применять ремни безопасности.

Понятно, что на дороге «швед» вызывает огромный интерес. Люди долго смотрят, улыбаются. Приятно. Не зря потратил 4 года своей жизни. И не только своей. Вот она, группа моих товарищей-сподвижников: Михаил Полевода, Юра Инкин, Олег Деменко, Владимир Ильич Кондратенко и ныне покойный Валерий Павлович Добромыслов. Низкий поклон. Без их помощи машина не стронулась бы с места.

И шведам-шестидесятникам спасибо: умели делать. Не знаю, сколько километров пробежал мой «Амазончик» за 40 с лишним лет, но одно могу сказать точно: еще столько же проедет. Эх, жаль только, интернет в нашем городе появился поздно! Сейчас-то я нашел столько любителей этой модели — запчасти предлагают, какие угодно. Вот бы к 93 году такие сокровища!

Фото Константина ШАТАЛОВА

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии