Запахи земли

ЗАПАХИ ЗЕМЛИ

фото

автора

, коллажи

Сергея Чиркова

Часть 1. ЕВРОПА

24 апреля — 12 мая 2006, Москва — Лондон

Протяженность этапа — 5930 км

Honda Gold Wing 1800

Однажды понял: пора. Сыновей вырастил, дом построил (даже три), деревьев насадил — тьма! А кругосветного путешествия еще не совершил! Так что мешает?.. И в один прекрасный апрельский день вышел на маршрут Россия — Белоруссия — Европа — Америка — Япония — Россия.

В Белоруссии все складывалось удачно: хорошая погода, приличный асфальт, доброжелательные гаишники. Столица страны — в этом я солидарен со многими, побывавшими в ней, — просто поражает типично советской архитектурой, просторными площадями и проспектами. Минск чист и ухожен. На дорогах редкая машина идет с превышением скорости более чем на 10 км/ч.

Отсюда — в Польшу. До Варшавы все шло нормально.

Скоро понял, что слепо доверять навигатору нельзя: он-то советует кратчайший путь, а мне нужен скорейший — с учетом объезда запруженных транспортом больших городовѕ А понял после того, как после подсказки электронного «поводыря» в жару +24°С простоял в пробках Варшавы больше часа, а чуть позже, по еще одному «совету», накрутил лишние 40 км на подъездах к границе Польши и Чехии.

Главное отличие мотопутешествия от автомобильного — в ощущении запахов. Они особенно сильны после дождя, когда воздух насыщается ароматами. Проезжаю лесопилку — дурманит пряная смесь свежепиленной хвои. Миную железнодорожную станцию — в нос бьет характерный «аромат» железной дороги — он с детства ассоциируется у меня с дальней дорогой и приключениямиѕ А вот знакомый, родной запах: жена Ольга ко времени моего прибытия в столицу Чехии прилетела в Прагу. Мотоцикл — в гараж, мы двинулись в центр города. Столица Чехии — это особая красота, ее обязательно нужно наблюдать. Тем более она рядом

В Германии мы на ближайшие четыре дня объединились со своими друзьями, которые катались по Европе. Наш отель находился на высоте 950 м над уровнем моря и располагался на берегу горного озера. Несказанная красота, запах чистоты и свежести! Шапки гор усыпаны снегом, ломаная линия горизонта величаваѕ Мы даже начали шутить, что зря оставили дома лыжи.

Наутро, когда собрались в путь, мне сюрприз: сел аккумулятор. Еще бы, накануне я забыл выключить подогрев рукояток. Ну ничего, прикурили, завелись и тронулись. Путь был недалеким, но дорога извилистая и с перепадами высот от 200 до 2200 м. На вершине горы температура воздуха — ноль градусов, за ночь выпало 20–25 см снега! Швыряли друг в дружку снежки, лепили снежную бабу иѕ Шутки о катании на горных лыжах как-то пугающе начали оформляться в желанияѕ Этот день запомнился еще тем, что за 10 часов движения мы побывали во всех четырех временах года: утром счищали снег с мотоциклов, днем на разных склонах — южных и северных — природа дарила нашему взору весну и осень, а вечером мы окунулись в летнюю прохладу Венеции.

Это странный город. Растет из воды, в приливы его затапливает. Транспорт, кроме водного, отсутствует напрочь (мы видели только двух велосипедистов), на пересечении каналов установлены светофоры. Движение настолько хаотичное, что удивляешься, как только водилы избегают аварий.

По совету товарищей, поехали в Милан через озеро Кома. Красота чумовая! Идеально ухоженные дороги, буйная растительность вдоль береговой линии, виллы небедных итальянцев. И еще узнали, что именно здесь снимали фильм «11 друзей Оушена».

Вот мы и в Ниццеѕ Жена «принюхалась», огляделась и заявила, что отсюда не уедет никогда. «Потерпи, дорогая, вот чуток постареем — тоже будем со своим песочком приезжать летом на песочек Лазурного берега Франции„ѕ Дошли до площади перед резиденцией князя Монако, наблюдали, как вышагивают местные гвардейцы. Красиво, но, скажу вам, наши кремлевские — впереди планеты всей!..

Все время тянуло свернуть с магистрали «в жизнь и запахи», но — график! И в Париж поехали по автострадам. Кстати, давно хотел сказать о здешней «автострадной» культуре вождения: ее нет! Шоферюги без оглядки просто включают поворотник и идут на обгон, и им все равно, что они кому-то помешают и что этот кто-то (в данном случае я) вынужден резко притормаживать. Причем те же финты выкидывают и «пилоты» на фурах!

К вечеру — в столице Франции. Следующий день грустный: проводил жену в аэропорт. Далее у меня «одиночное плавание». Не в обиду жене будет сказано, но Gold Wing, работавший ранее как ломовая лошадь, теперь, налегке, понесся галопом! 150–160 км/ч — его крейсерская скорость. Естественно, имея в снаряжении навигатор, захотел узнать, какова в «Голде» максимальная скорость. Увы, по паспорту и по разметке спидометра — 210 км/ч, а беспристрастный навигатор зафиксировал 199 км/ч.

И вот меня уже с пристрастием допрашивает английский иммиграционный контроль — какого лешего мне понадобилось в Великобритании? Грубоватый они народ. Или только в этой службе?.. В Англии у меня начался мандраж, вызванный левосторонним движением. Оказалось, зря — на мотоцикле совсем не сложно адаптироваться. А еще через пару часов езды по городу я понял, почему многие русские хотят жить в Лондоне: потому что здесь все едут по «встречке», а обгоняют справа — не приходится менять московские привычки.

Лондонских достопримечательностей я так и не увидел — все время отняла канитель с отправкой мотоцикла в Россию. В Америке возьму напрокат другой, американский. Немного побродил по городу, подышал его воздухом с предельно высокой, как все утвержда ют, влажностью, и наутро отправился в аэропорт.

Часть 2. АМЕРИКА

12 мая — 5 июня, Нью-Йорк — Сан-Франциско

Протяженность этапа — 4620 миль (7430 км)

Harley Davidson Electra Glide

Нью-Йорк, наверное, поражает каждого, кто оказался в нем впервые: блеск и нищета — равноправные хозяева здешней жизни. Отель, в котором я заночевал, в 50 метрах от Бродвея и Тайм-сквер — центра Манхэттена, главного района мегаполиса. А улицы все грязные и зачастую дурно пахнут.

Первое утро в Америке прошло интересно. Около 9.30 завыла сирена — пожар! Выглядываю в коридор: сумятица и паника. Ну, думаю, приплыли. Схватил документы и бегом спускаюсь по лестнице с шестого этажа. В холле, опять-таки, полно людей, но одни что-то спокойно обсуждают, другие даже шутят. Ничего не понимаю. Запаха дыма нет, огня, вроде, тоже. Через десять минут со скандалом выводят какого-то пьяного — разит алкоголем! — мужика. Скорее всего, он и нажал кнопку тревогиѕ Но поразило другое: только я один эвакуировался по лестнице, все остальные — в лифте! Грубейшее незнание правил поведения в ЧС! Однако для Америки чего-то не знать — норма.

Купил билет на автобус до Вашингтона («моя» прокатная контора мотоциклов, с которой договаривался заранее, до поездки, именно там) и, чтобы скоротать время до отъезда, пошел в военный музей. Он расположен на борту списанного авианосца «Интерпрайд». Позже сходил в известный ресторан «Планета Голливуд». Ничего особенного, скажу я вам, разве что кого-то «зацепят» элементы интерьера — фото, автографы и костюмы кинозвезд. Еда самая обыкновенная.

А Вашингтон поразил: по уровню жизни это предел мечтаний среднего класса. Центральный вокзал («Юнион Стэйшн») сделан так, что кажется высеченным из составленных глыб мрамора и гранита.

От «Юнион Стэйшн» прогулялся до Капитолия. Зашел и во внутрь здания — это можно, как в наш Кремль. Знаете, какое самое сильное впечатление? Если везде на улицах городов видел американок все больше страшных и толстых — кошмар! — то в Капитолии работают одни красавицы: все сплошь стройные. У власть придержащих в этой стране губа не дураѕ Пытался сфотографироваться на фоне Капитолия. Закрепил аппарат на треноге — и тут же ко мне подбежал полисмен: «Так снимать нельзя, можно только с руки». Странные у них правила безопасности. Приятно было увидеть в Национальном музее авиации и космонавтики, что часть (правда, небольшая) экспозиции посвящена Королеву и Гагарину.

Утром поймал такси и отправился за мотоциклом. Добрались, водитель объявляет цену: 98 долларов. Дядя, ты что, оборзел?! Перемешивая русский (не без мата) с английским, я объяснил ему, что заплачу максимум полсотни. Тут замечаю табличку, на которой написано: «26 миль — 44 доллара». Выдал коронную фразу: «Мейби ай кол ту полис?» (Может, я позвоню в полицию?) Швырнул в него полтинник и выбрался наружуѕ Кстати, по навигатору я позже определил, что он возил меня кругами. Впрочем, это присуще таксистам всех стран: как же не надуть приезжих.

В прокатной конторе меня уже ждали. Я быстро оформил все документы и стал упаковывать вещи в кофры. Странно, «Голда» снаружи кажется гораздо больше, чем «Харли», а места в кофрах где-то на треть меньшеѕ Выставил навигатор на север и направился в сторону Ниагары. Скорость больше 55–70 миль/ч держать не хочется: «Харлей» не для скоростного путешествия. Природа вокруг очень похожа на ту, что в нашей средней полосе, только здесь все чище и ухоженней.

Дороги в США похуже, чем в Европе, но разбитых нет. Бензин стоит около трех долларов за галлон (3,8 л) — это где-то 22 руб./литр. Оплата почти везде производится по кредитке через автомат — очень удобно для путешественников из других стран. Расход топлива у «Харлея» на умеренной скорости — 6 л/100 кмѕ Немного и о скоростных возможностях мотоцикла: 70–80 миль/ч даются «Харлею» легко. Один раз я разогнался до 90 миль/ч (145 км/ч), однако заметно вырос расход топлива — раза в полтора больше, чем обычно.

Главная цель движения на север — Ниагарский водопад. Но самые сильные впечатления я получил на пути к нему.

У меня возникла проблема с зарядкой GPS-навигатора, и пришлось соорудить устройство из батареек и скотча. Однако мое «изобретение» работать упорно отказывалось, и я бросил все это хозяйство в кофр до лучших временѕ Ну и вот, еду себе «вслепую» в сторону Ниагары, дорога проходит через город Баффало. Еду медленно, фотографируюѕ Когда до цели оставалось несколько километров, сзади стала приближаться полицейская машина «при параде» — все огни на крыше мерцают в полный накал. Останавливаюсь, жду. Помню, что в США не положено выходить из машины, но я ведь на мотоцикле — слезаю. Справа, стараясь остаться незамеченным, подходит полисмен: как в боевике, рука на кобуре. Видит, что я его заметил, жестами показывает, чтобы я сел на место. Ладно, сел. Подходит второй, спрашивают, кто я и что здесь делаю. Как могу отвечаю. Следуют вопросы, которые я, к сожалению, наполовину не понимаю. Они тычут пальцем в фотокамеру: «Снимаешь?» — «Да, фотографирую». Проверяют документы: «Турист из России?» Просят встать, обыскивают, отнимают нож, телефон, документы, усаживают на заднее сиденье своего автомобиля. Заблокировали двери, начали рыться в моем багаже. Один из них вытаскивает батарейки с проводами, обмотанные скотчем.

И тут начинается шоу! Мне ничего не говорят, но интенсивность их радиообмена с «центром» возрастает, страсти накаляются. Очень скоро подъезжают еще две машины, из них вываливается жутко серьезный народ, начинает тщательнейше по кругу изучать документы и совсем строго батарейки с проводами. Затем приезжает — какая честь! — местный шериф. Ему все показывают и рассказывают. Из отрывков разговора понимаю, что эта толпа стражей порядка ждет еще кого-то, кого приходится ждать еще 15–20 минут. Наконец, прибывает еще одна машина. Ого! Это ж ФБР! Все осматривают и все увиденное записывают. Уже обнаружили и распотрошили из упаковок гору сувениров, купленных в магазинах и музеях. «Ну же, — посылаю я им свои мысли, — соображайте быстрей! Я простой турист». В машину садится полисмен, заполняет какой-то протокол. Спрашивает, какой у меня рост, вес. Вот тут я ни на шутку напрягся. «Для чего? — говорю ему. — Чтобы мне подготовили тюремную робу удобную, чтобы нигде не жала?!»

Самый главный из ФБР открыл дверь, представился, назвал остальных. В очередной раз на элементарном английском выяснили: кто я, откуда, как попал в Штаты, что я здесь делаю, куда поеду дальше, служил ли в армии, есть ли родственники в Америке и когда я возвращаюсь на родину. Еще раз пролистали фотоснимки. Ничего компрометирующего не обнаружили. Наконец-то у них что-то щелкнуло в мозгах! Долго прощались, извинялись, сказали, что им позвонили благонадежные граждане и сообщили, что, дескать, здесь какой-то подозрительный человек на подозрительном мотоцикле и, что вовсе подозрительно, снимает подходы к гидроэлектростанции. Вот тут я сообразил, что, наверное, проезжал мимо стратегического объекта. Когда прощались, один из полисменов сказал, что служил в Боснии, общался там с русскими десантниками, что они молодцы. И обрадовал: у меня будет теперь остросюжетная байка — будет чем позабавить друзей и домашних, когда вернусьѕ Точно, будет, причем с эффектной концовкой: мой ножик ведь так и не вернули

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые