У деда был такой же

У ДЕДА БЫЛ ТАКОЙ ЖЕ

фото

автора

Что хотят собиратели мотостарины

Представлю некоторых персонажей «антикварной» тусовки. Я встретил их на московском «Мотор-шоу» подле экспозиции «Олдтаймер-галерея Ильи Сорокина».

Александр Ростиславович Нестеров — представитель старшего поколения любителей ретро-техники. В свое время в московском клубе «Следопыты автомотостарины» (САМС) больше был известен его брат, Олег Ростиславович — заядлый автомобилист. Он сохранил довоенную «эмку» ГАЗ М-1, на которой, представьте себе, его привезли из роддома! И он же собрал фактически «с нуля» знаменитую «полуторку» — грузовик ГАЗ-АА. — А я всегда больше интересовался мотоциклами, — рассказывал Александр Ростиславович. — Было у меня всякой техники изрядно — и Indian Big Chief, и Harley разной кубатуры… А как-то предложили приобрести любопытнейший мотоцикл — вот этот Henderson. Больно интересная машина — и согласился взять. Но всерьез ею заняться руки дошли только сейчас, когда стал пенсионером, а до тех пор все свободное время отдавал аквалангу … Ходовую часть приводил в порядок сам и красил тоже. Вроде получилось аккуратно, а сюда приехали, жена поглядела на всю ту красоту, что здесь выставлена, — давай обдирай, говорит, все свое малярное искусство да отдай кому-нибудь из этих ребят покрасить как следует — чтобы наш мотоцикл выглядел не хуже!

Шутки-шутками, а пришлось, так что пока мотоцикл экспонируется без двигателя. Разборка и дефектовка силового агрегата принесли владельцу сюрпризец: оказалось, ведущая шестерня первой передачи, работающая в постоянном зацеплении, сильно изношена. Мало того, что размер «питчевый» (т. е. дюймовый), так вдобавок к тому на одном валу с дефектной шестерней посажена еще и другая. Она еще и «хитрая» — со спиральными зубьями, и тоже «питчевыми». Такую деталь нынче никто даже не возьмется сделать, а без нее — никак: коленвал двигателя в раме расположен продольно, а валы коробки передач — поперечные, поскольку привод заднего колеса цепной. Спиральная пара, выходит, и обеспечивает передачу крутящего момента под прямым углом. Вот такой перпендикуляр! Но не менять же из-за дефекта весь двигатель! Он же сказка, если кто понимает: рядная нижнеклапанная 1300-кубовая «четверка» с раздельными цилиндрами, причем каждый отлит вместе с головкой, а клапаны устанавливаются через специальные отверстия с резьбовыми пробками… Поговорил я тут с ребятами, — просветлел лицом Нестеров, — вроде бы берутся помочь — есть в их головах гениальный вариант.

Впрочем, и ходовая часть тоже интереснейшая «штучка». Чего стоит один только ленточный задний тормоз! А, каково! А то, что перья передней вилки проходят сквозь крыло? Это ж изящнейшее дизайнерское решение конца 20-х годов.

— Вообще-то, это полицейский мотоцикл, — объяснил владелец. — На нем спидометр с дополнительной стрелкой: при сбросе газа она фиксирует показатель предыдущей скорости. Понятно — зачем? Догнал коп лихача, проехал сколько-то у него «на хвосте», потом остановился — а на спидометре зафиксировано превышение скорости. И радар не нужен!

(Не оспаривая это утверждение владельца, заметим, что некоторые специалисты считают такой механизм стандартным оснащением американских спидометров того времени — прим. авт.).

Два таких мотоцикла привезли в свое время работавшие в США инженеры. Позже одна из машин «уплыла» за границу, а вторая и, похоже, единственная в России — вот она, реставрируется понемногу. Глядишь, в скором времени мы увидим Henderson K 1928 года на ходу.

А вот другая история страсти — сравнительно недавно страдающего благородной «болезнью» реставратора. Тарас Арбузов мальчишкой ездил на велосипеде с моторчиком Д-6, на CZ, и ничто не предвещало больших «неприятностей», но лет шесть назад на глаза попалось объявление «Продам Harley-Davidson VL 1935 года».

— Он перевернул мою жизнь! Восстановление заняло около трех лет, старался все делать сам, разве что мехобработку заказывал на стороне. Постепенно раритеты захватили настолько, что занялся реставрацией профессионально. Уже полгода существует моя мастерская, сейчас в работе шесть мотоциклов. Надеюсь, половину из них сможем в готовом виде показать на следующей выставке, — рассказывает Тарас.

На подиумах по углам другого стенда «Мотор-шоу» — мастерской Дмитрия Лебедева — расставлены четыре мотоцикла, пятый — в центре. Наибольшее внимание посетителей привлекали, как ни странно, не довоенные аппараты, а скромная, но с большим вкусом восстановленная Pannonia.

Хозяин стенда делился с плохо скрываемой гордостью:

— Невзначай подслушал разговоры посетителей: «Такая же была у моего отца», «…и у деда», «…меня возили в такой коляске„… Это своего рода семейная ностальгия, — рассказал Дмитрий. — Pannonia помнит даже нынешнее поколение! Для коллекционера эта модель — вещь абсолютно некоммерческая. Но я себе сказал: такие мотоциклы должны жить дальше. Более того, их должно быть много! Не только чтобы ностальгировать. Думаю, для тех, в ком пока спит страсть к собирательству и реставрации, этот „малобюджетный“ вариант — импульс, чтобы сделать шаг в мир антикварной техники. А для того, чтобы тема ретро-техники жила и не угасала, увлечение должно стать массовым.

Хобби Дмитрия Лебедева когда-то началось с мопеда и работы с чужими «железками». А потом удалось купить полностью комплектный, но… до болтика разобранный BMW R-66.

— Мы с товарищем его собрали за трое суток без сна и отдыха — просто для того, чтобы прокатиться — до того было интересно. — А сейчас в коллекции Лебедева почти 20 мотоциклов.

Единственный в зале советский мотоцикл — спортивный М-75М, его представлял питерский коллекционер Ярослав Конкин. Знаменитый это был аппарат! В 50-е годы на таких выступали ведущие гонщики страны. До наших дней дошел только мотор, все остальное воссоздано по образцу, хранящемуся в Политехническом музее, по фотографиям, сведениям из книг. «Однако я считаю, что эта работа вправе называться реставрацией, ведь двигатель — „родной“, все детали — оригинальные или восстановленные, они с серийных мотоциклов, выпускавшихся на том же заводе», — объяснял Ярослав Конкин. Рассказал, что ретро-техникой интересовался с детства.

В разное время, в разном возрасте они вступили в этот удивительный мир, и «импульсы», подтолкнувшие их сделать шаг сюда, тоже разные. Одно у них общее: ни заговорами, никаким «хирургическим вмешательством» их назад не увлечешь: нет притягательности мощнее, чем исследование человеческой мысли. Да никому и в голову не взбредет звать их в «нормальную» жизнь: на них держится этот мир.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые