Фигуры высшего выпендрежа

ФИГУРЫ ВЫСШЕГО ВЫПЕНДРЕЖА

Америка, 60-е годы прошлого века. Молодые люди, жаждущие нового и рискованного, начали гонять на снегоходах по горам и долам. Но просто соревноваться, кто быстрее, тоже надоело. Кто-то попробовал прыгнуть с трамплина, потом исполнил в воздухе «кульбиты„… Так и зародилось то, что впоследствии назвали сноукроссом.

Его возникновение совпало с появлением мотофристайла, даже трюки схожи. И, как и мотофристайл, трюковые прыжки на снегоходах приобрели статус спорта в конце 80-х-начале 90-х годов. А вскоре увлечение распространилось на всю Америку, была учреждена Международная ассоциация IFSA — International Freestyle Snocross Association (это не опечатка, именно так с ошибкой в названии и пишется — «snocross». Почему? Кто знает.). Ассоциация регулярно, раз в месяц, проводит соревнования — и в помещениях, и на открытом воздухе. В них могут участвовать до 15 спортсменов одновременно. Но по результатам квалификаций только восемь лучших проходят в финал.

Оценки выставляются почти по тем же критериям, что и в фигурном катании: учитывается количество и продолжительность трюков, техническая сложность фигур и артистичность их исполнения. Максимальная оценка за каждый трюк — 100 баллов. Судейская коллегия, состоящая из 3–5 человек, выводит среднюю оценку. Оценки, заработанные на каждом из этапов, суммируются, и в конце года спортсмен, набравший наибольшее количество баллов, становится чемпионом.

Вот что любопытно: для спортсменов организуются летние тренировочные лагеря. И, представьте себе, на этих сборах они проделывают то же самое, что и зимой. Поверить трудно, проверить невозможно, но сами сноукроссеры в этом убеждают. Но неважно — зимой ли, летом ли — много ли смельчаков, находясь в здравом уме, отважится прыгнуть с трамплина на 250-килограммовой махине, которая по определению не предназначена для полетов, да еще и исполнить в воздухе какой-нибудь финт?! Не перевелись отчаянные! С одним из них, Крисом Бурандом (Chris «Big Air» Burandt), мне удалось поговорить.

— Крис, как тебя втянули в это безумие?

— Ничего сверхъестественного — все происходило логично: увлекался мотофристайлом, а потом решил попробовать себя в сноукроссе. Однажды после соревнований ко мне подошли представители команды Slednecks — предложили поучаствовать в создании их нового видео. Я, естественно, согласился — ведь получал дополнительную возможность прыгать... Благодаря нашим фильмам в Америке и других странах люди узнали о сноукроссе.

— А что это за Slednecks?

— Группа парней, которые первыми стали снимать видео о сноукроссе и организовывать шоу. За какие-то 10 лет Slednecks из кучки экстремалов-энтузиастов превратилась в мощную организацию, с которой так или иначе связано практически все, что касается сноукросса в США и Канаде.

— Крис, теперь о самом интригующем. Когда я смотрела фотографии и видео, поразило то, на какую взлетаете высоту и как далеко летите. А ведь снегоходы — неповоротливые, тяжелые…

— Мы прыгаем с трамплинов, которые подбрасывают машину на 10–13 метров вверх, а дальность полета достигает 20 метров. Вполне хватает, чтобы успеть выполнить какой-нибудь сумасшедший трюк.

— Вот уж точно — сумасшедший! Понимаю, в мотофристайле у пилота легкий, управляемый мотоцикл. А тут — 250-килограммовый «слон», который, кажется, в принципе не способен оторваться от земли. Как же им управлять в воздухе?

— Повлиять на траекторию полета можно главным образом до «взлета» — в этом отношении отличий в управлении снегоходом и мотоциклом практически нет: если нос машины задирается вверх выше положенного, — жми тормоз, если «зарывается», — поддай газу. Нам сложнее, поскольку, в отличие от мотоцикла, у снегохода нет колес, вращение которых создает гироскопический эффект (способность сохранять в пространстве неизменное направление по оси вращения — прим. авт.). Но есть парни, которые умудряются и в воздухе «пилотировать» снегоход. Смотрится очень круто!

— Любой экстремальный спорт не обходится без происшествий. Насколько велик риск упасть и получить травмы, и пользуетесь ли какой-то специальной защитой?

— Ничего специального для сноукросса нет — мы надеваем те же средства защиты, что и кроссмены и мотофристайлеры — шлем, наколенники, ботинки для сноуборда и комбинезоны с нагрудными вставками.

— А все-таки, как часто случаются аварии?

— Мы очень много тренируемся, поэтому снегоход и трамплин становятся «родными» — ты как бы начинаешь их ощущать. Но, конечно, каждый прыжок сопряжен с риском. Я видел несколько неудачных прыжков и тяжелых травм — весьма неприятное зрелище. Вот почему только самые безбашенные и решаются делать то, что делаем мы.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые