Что, интересно?

Что, интересно?

]

Надо сказать, государство особо не заморачивалось и рассчитывало по довольно простой методике. За основу взят опыт добровольного страхования. Средний ущерб при аварии для каждого региона (для Москвы, например, он составляет 800 долларов) соотносится с интенсивностью процесса: известно, что на 100 добровольных полисов приходится в среднем 12 (опять же в столице) страховых случаев. Простая арифметика и дает тот самый тариф для конкретного населенного пункта.

Но это еще не все. Денег стоит и сам бланк полиса (он, между прочим, недешевый — с несколькими степенями защиты, как у векселя Сбербанка) и стикер на лобовое стекло. Еще 1% от стоимости полиса идет на помощь (!) ГАИ в борьбе за безопасность движения. Здесь нужно поподробнее. ГАИ — организация государственная, а потому давать ей деньги просто так нельзя. Но помогать можно. Например, на каком-то перекрестке постоянно происходят аварии, значит движение организовано неверно, соответственно надо установить какие-нибудь знаки или светофор. У ГАИ возможностей, понятное дело, почти нет, вот тут-то на помощь и придут страховые деньги. Между прочим, страховые компании кровно заинтересованы в таком механизме решения проблем. Так что если вы вдруг увидели новый светофор, которого раньше не было, то, возможно, в нем есть и ваш небольшой вклад.

Это вовсе не российская специфика. Во всем цивилизованном мире именно страховые компании являются инициаторами нововведений в области безопасности дорожного движения. Например, в Германии на заре появления ремней безопасности, одна страховая компания снижала тариф в два раза для тех, кто пристегивался. Естественно, что все тут же начали пристегиваться.

У нас пока такому не бывать. В нашей стране обязательное страхование регулирует государство. Плохо это или хорошо? С одной стороны, неплохо: у страховщиков нет возможности устанавливать высокие тарифы. С другой — нет здоровой конкуренции, то есть в борьбе за клиента нет возможности по-немецки снижать тарифы или повышать размер страховой премии. В Европе некоторые страховщики вообще предлагают безлимитное покрытие, а не как у нас — 400 тысяч...

Рассчитывая тарифы, страховые компании вряд ли забыли про себя. Хотя сами они не признаются. Председатель президиума российского союза автостраховщиков (РСА) Евгений Кургин заявил, что убыточность обязательного страхования, согласно мировому опыту, составляет 80–90%, а многие западные страховщики просто обанкротились. Это очень странно, ведь у нас страховых компаний, желающих поработать в убыток, все время прибавляется! Но, по словам Евгения Кургина, они все... как это... «хотят приобщиться к цивилизованному рынку страхования и внедрить новые информационные технологии». Рейтинг, опять же, повысить. Да уж, «высокие отношения»...

Займемся расчетами сами. Гендиректор РСА Андрей Слепнев утверждает, что ежегодный ущерб от ДТП составляет 200 миллиардов рублей (примерно $6,7 млрд.), из них 47 миллиардов ($1,6 млрд.) — ущерб непосредственно технике. В России 30 миллионов транспортных средств. Возьмем среднюю стоимость страхового полиса в $100. Получается, что страховые компании получат от нас примерно $3 миллиарда. Весь ущерб им выплачивать не придется — ведь компенсацию получает только пострадавший, а виновник сам лечится и ремонтирует свое добро. Точно подсчитать выплаты сложно, но... а ведь получается действительно на грани рентабельности! Вот ведь фокус...

Какие выводы? Начало процесса будет похоже на разведку боем. Ввяжемся в драку, а там поймем, что к чему и что нужно поменять. Страховщики как увидят, что маловато зарабатывают, сразу с поклоном к правительству, а оно, согласно закону «Об обязательном страховании...», может изменять стоимость полиса раз в полгода. Вот прямо к новогоднему столу нас и «обрадуют». Может быть.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии