Mv agusta после клинической смерти

MV AGUSTA ПОСЛЕ КЛИНИЧЕСКОЙ СМЕРТИ

]

фото

Киоши НАКАМУРЫ

ИНТЕРВЬЮ С КЛАУДИО КАСТИЛЬОНИ, ГЛАВОЙ КОМПАНИИ

Документ предоставлял возможность Proton, второму по масштабам производства автогиганту в континентальной Азии, приобрести у семьи Кастильони половину акций обанкротившегося производителя мотоциклов MV Agusta. Соглашение поможет MV вернуть долги (по слухам, их сумма превышает 200 млн. евро) и наладить нормальный ритм работы.

О договоренностях с Proton и о будущем MV Agusta я и расспросил 57-летнего Клаудио Кастильони.

— Клаудио, как вы могли бы охарактеризовать нынешнюю ситуацию в компании? Насколько она близка к нормальной?

— Ситуация складывается лучше, чем мы ожидали, хотя возобновить производство оказалось очень сложным делом. Из-за широкой «разрекламированности» проблем компании-поставщики комплектующих опасались отгружать детали. На сборке работа не шла, а ползла. Но этот кошмар мы уже пережили: сейчас выпускаем в день по 150 мотоциклов и уже в силах удовлетворить спрос на нашу продукцию на рынках США и Японии. К тому же ощутимо подняли уровень послепродажного обслуживания техники — это не менее важное достижение, чем восстановление производства.

— Сколько мотоциклов MV Agusta планирует выпустить в нынешнем году?

— Около 30 000, из них 15 000 — Husqvarna, 7000 — MV Agusta, остальное — Cagiva. Спрос на мировом рынке свидетельствует о некотором дефиците продукции MV, однако пока мы физически не в состоянии производить больше. Но «наращиваем мышцы»: в январе, скажем, запустили производство F4 Mille… Но если совсем откровенно, мы не то чтобы не можем производить больше, чем сейчас, — не хотим. Кто-то скажет: странная прихоть!.. Вовсе не так — это и философия, и рыночная позиция. Знаете, я с умилением и долей иронии наблюдаю за тем, как позиционируют себя в глазах мотоциклистов, покупателей наши конкуренты: хотят выглядеть так, будто каждый из них творит двухколесный Ferrari. Но то ли умалчивают, то ли забыли, что даже руководители Ferrari однажды поняли, что нельзя увеличивать производство уникальной техники выше определенного уровня. Спрос на эксклюзивную продукцию должен превышать предложение. И другая причина не впадать в конкурентную суету: если какая-нибудь мотокомпания и получит право заявить о себе как о производителе «двухколесного Ferrari или Maserati», то это будет только MV Agusta. Я не бахвалюсь — все наши конкуренты, если наберутся храбрости, скажут то же самое. Но пока мы помалкиваем и нос не задираем — прежде надо вписать новую яркую главу в историю спортивной славы марки, в условиях ограниченного производства мотоциклов обеспечить высокий уровень качества, надежности продукции. Растет технический уровень конструкции мотоциклов. Скажем, применяем уже такую сложную вещь, как изменяемые фазы газораспределения. Уникальный стиль превосходного дизайна шасси, выполненного Тамбурини, отличают наш продукт от того, что создается в Японии. Наши мотоциклы дороже, но они того стоят: мы не экономим на производстве, как японские производители.

— Когда, вы предполагаете, компания сможет выйти из-под государственной опеки, под которой находилась весь период после банкротства? И каким образом сделка с Proton поможет MV Agusta?

— Непременно хочу сказать, что правительство Италии очень помогло нам в трудный период. Можно было бы попытаться выбраться из банкротства собственными силами, но я решил принять предложение Proton. Задача не в том, чтобы найти деньги на расширение — мы и без того достигли почти идеального уровня производства. Замысел другой. Proton добился ошеломительного успеха и в Малайзии, но и, что для меня более впечатляюще, вне ее. Я имею в виду успехи дочернего предприятия Lotus, расположенного в Великобритании. Мотоцикл — предмет роскоши из сектора товаров для отдыха: он не нужен, чтобы добираться до работы. Lotus из того же сектора, только на четырех колесах. Боссы Proton прекрасно чувствуют конъюнктуру этой части рынка, потому я и расценил их как идеальных партнеров для MV. И еще одно прагматическое соображение. В последние годы азиатский рынок развивается очень динамично. Вспомните, еще сравнительно недавно здесь по преимуществу пользовались спросом мопеды, позже скутеры, маломощные мотоциклы, теперь же растет потребность в мощной технике. На пару с владеющим ситуацией сильным партнером у MV Agusta появится шанс извлечь выгоду из этой тенденции на азиатском рынке, укрепить свое положение. Именно так все и произойдет — уверяю вас.

— Но почему выбрали партнера именно из Малайзии? В свою бытность главой ассоциации производителей вы наладили контакт с японскими коллегами — не выгоднее ли было договориться с кем-нибудь из них?

— Не просто тесный контакт — между нами возникла дружба! Но у Proton'а есть одно громадное преимущество — он не производит байки. Японский партнер, приобрети он сколько-нибудь серьезное влияние, не позволил бы нам сохранить отлаженный механизм работы, итальянский дух продукции и ее индивидуальность. Proton на примере Lotus продемонстрировал другой подход, замечу, в условиях полного владения компанией. Lotus остался, как и был, английской маркой, производящей высокотехнологичную и очень своеобразную продукцию.

— Каким образом вы поделите сферы ответственности? Логично предположить, что Proton будет отвечать за административную сторону дела, чтобы вы вплотную занялись развитием продукции, маркетингом, сотрудничеством с создателями мотошедевров — Галлуцци и Тамбурини…

— Менеджеры Proton слишком далеки от нашего производства. Они составят стратегию развития компании, мы же сосредоточимся на создании продукции.

— Proton уже имеет отношение к миру мотоциклов — компания спонсирует команду Робертса в MotoGP. Вы уже обсуждали с Кенни Робертсом возможность сотрудничества?

— Это дело десятое. Когда окрепнем, то лишь тогда подумаем об участии в гонках, чтобы рекламировать наши мотоциклы. Когда эти дни наступят, мир Гран-при удивится, потому что мы представим не 3-цилиндровый байк, как все ожидают. Но это — будущее. Сейчас на первом плане задача совершенствования конструкции и налаживания процесса производства.

— В ваших планах нашлось место внедорожным машинам?

— Победа гонщика Husqvarna в чемпионате мира Supermoto подчеркнула превосходство марки в этом развивающемся секторе. Неожиданный уход ведущего конструктора Мачи и его группы в Aprilia никоим образом не повлиял на авторитет наших изделий. Мы нашли замечательную замену в лице Романо Альбесиано. Тот, кто сконструировал шасси гоночного байка Cagiva 500 Grand Prix, достигнет цели и в секторе внедорожников! Что же касается Husqvarna, то здесь главная цель — вернуть престиж марке на рынке внедорожников. Она существует 100 лет — это самая именитая, равно как и титулованная марка в истории гонок. Мы поступим с ней так же, как и с MV, — ограничим «тираж»: не будем выпускать больше 20 000 мотоциклов в год, даже спустя десять лет.

— Включая 2-цилиндровый ряд моделей? Это я спрашиваю в связи с дебютом Aprilia 450 МХ/Supermoto с V-образным двигателем, разработанным инженером Мачи?

— Это — детали. Я считаю, что любые действия в ближайшем будущем на рынке внедорожников следует предпринимать с большой осторожностью. Особенно в отношении того, что может удорожить производство и стоимость продукции. Судите сами, нынче 85% продукции нашей компании и КТМ — байки, которые в той или иной форме участвуют в соревнованиях. Эта техника недорогая. Если позволить цене в магазинах и затратам мотоциклистов на содержание байков вырасти (что вполне может случиться), то клиентская база сократится, снизится популярность внедорожного сектора. Народ не готов платить больше. Я очень обеспокоен вероятностью увеличения затрат, которую способна спровоцировать концепция V-образных двигателей. Если потребуется их производить, то, чтобы не утратить верховенство во внедорожном секторе, мы пойдем на это. Однако захотят ли подобного рода изменений любители внедорожников?

— Каким вы видите будущее MV Agusta через год и больше?

— К концу 2004-го ситуация стабилизируется, мы достигнем выпуска 7000–8000 высококачественных 4-цилиндровых мотоциклов в год. Через пять лет объем производства останется тем же. MV Agusta укрепит свои позиции, предложит покупателям мотоциклы с эксплуатационными свойствами высочайшего уровня. Но задача всех задач, во всяком случае для меня, — заставить покупателей наших машин улыбаться от наслаждения, когда они поедут на хороших мотоциклах, и гордиться тем, что владеют частичкой мотоистории Италии.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии