Восточный "триптих

ВОСТОЧНЫЙ «ТРИПТИХ

]

ВОСТОЧНЫЙ «ТРИПТИХ

Настал момент, когда понял, что давняя мечта попасть на Восток становится явью… Денег катастрофически не хватало, уйти в отпуск на работе еще не разрешили, на маршруте полно «белых пятен„… Но назло всему назначил дату отъезда — 13 числа месяца сентября прошлого года.

От Тольятти до Москвы пронесся за 12 часов. В столице пришлось задержаться — получал визы в посольствах Сирии и Иордании. Огромным белым пятном на карте маршрута светилась Грузия. К моменту выезда ничего хорошего про страну я не услышал: разбойные нападения на альпинистов в горах, обвалы и оползни на Военно-Грузинской дороге, захват в заложники миротворцев, тревожные предвыборные баталии в Тбилиси, сотни беглых рецидивистов, шатающихся в поисках жертв?.. В общем, без сопровождения БТРа лучше не въезжать…

Поехал через Шаумянский перевал, вышел к Туапсе и дальше к Абхазии. Границу прошел за полчаса по российскому паспорту. Не пришлось испытать ни досмотров, ни поборов. Наши погранцы не смогли сказать, пустят ли меня из Абхазии в Грузию, зато ни один не сомневался, что назад я вернусь пешком. Если вообще вернусь.

Остановился на первой же заправке. Цивилизация покинула эти места не до конца: бензин любой и дешевле, чем в Краснодарском крае, мобильная связь работала.

…Что-то хрустнуло в заднем колесе, но на то, чтобы поднять на подножку груженую «Африку», не осталось сил. Тут же ко мне подбежали абхазцы и стали помогать. Мне осталось сесть на бордюр и смотреть, как мужики чинили мой мотоцикл. Все доброжелательны и счастливы видеть меня в своей стране!

Вот и Гагра. Сюда понемногу возвращается жизнь: открыты редкие кафе и магазины, звучит музыка, практически все дома обитаемы. Уже почти октябрь, но на улицах и пляжах можно еще встретить туристов… Однако пора прорываться в Грузию. На заправке мне объяснили ситуацию. 100 км за Сухуми — мертвая зона, в ней почти никто не живет. Впереди четыре поста, между третьим и четвертым надо топить, не останавливаясь ни при каких условиях.

Открутил газ сразу после первого поста. Дорога вся в воронках от бомб, по обе стороны глухие заросли, на обочине знаки «Осторожно, мины!». Хорошо, что я на эндуро! Встал на подножки и, не разбирая дороги, несся со скоростью 130–140 км/ч. Первый, второй, третий пост… Останавливают меня двое абреков в замусоленной форме, забрали документы, заговорили что-то на своем языке. Чувствую, отпускать меня не собираются. Очень кстати подъехал глава администрации Гальского района, и это меня спасло. В двух словах разъяснил ситуацию. Во-первых, я заехал в зону боевых действий, для передвижения по которой необходимо особое разрешение сухумской ГБ. Во-вторых, проскочи я мимо этого поста, шансов доехать до границы — пятьдесять на пятьдесят: территория никем не контролируется, и неизвестно какой вольный стрелок засел в кустах на обочине. В-третьих, граница закрыта дней на десять, никого не впускают и не выпускают. И, в-четвертых: есть в Грузии такой город — Зугдиди, он расположен почти на границе с Абхазией, и его никак не объехать. Попади я туда, не выбрался бы: это территория беспредела. За последние несколько дней здесь «экспроприировали» пять бензовозов и похитили трех миротворцев… Уже этого перечня аргументов мне хватило, чтоб развернуться.

Под вечер добрался в Сочи, а на следующее утро отправился в порт. Здесь меня ошарашил тариф на переправу по морю в грузинский порт Поти на теплоходе — и я решил попытаться проехать через Владикавказ по Военно-Грузинской дороге. На границе все кричали мне «Hallo!». Поверить в то, что я — русский, почему-то никто не хотел. Но кордон пересек без сложностей и очереди, пограничных сборов не платил, даже страховку не покупал, взяток никто не вымогал.

Наконец-то я в Грузии! Надо мною снежные вершины, внизу бурный Терек. Справа — Кармадон, слева — Панкисия. Места «знаменитые». Асфальт практически отсутствует, а там, где еще остался, лучше бы его не было… Осетины настроены довольно враждебно — выкрикивают ругательства и показывают неприличные жесты, а в одной из деревень меня забросали яблоками.

Наконец-то вышел на трассу Тбилиси-Батуми. Здесь уже появились заправки, указатели на грузинском и английском языках и посты полиции. Полицейские в Грузии безобидны: останавливали несколько раз лишь для того, чтобы… пожелать счастливого пути. Никаких жезлов у постовых нет, машины останавливают жестом руки, как будто ловят такси.

Ехать днем на мотоцикле с зажженной фарой здесь считают странностью, каждый второй водитель моргает и жестикулирует — дескать, ты, дорогой, видать задумался — забыл выключить свет. А однажды меня остановил полицейский — только ради того, чтобы сообщить о включенной фаре.

У Грузии два погранперехода с Турцией. Главный расположен близ города Сарпи, недалеко от Батуми. Второй — в районе Ахалцихе, что для меня было намного ближе.

На контрольно-пропускном пункте остановили:

— Здравствуй, дорогой! Здесь надо немного отметиться…

— Сколько?

— Что-то около десяти долларов, дорогой.

— Может, пяти хватит? По дружбе?..

— Ну, давай пять! Это только для тебя!.. По дружбе.

Передали туркам. Въезд в сопредельное государство обошелся примерно $40.

Турция — горная страна. Сразу, как только въехал, пошел подъем на какой-то хребет. Путь проходил совсем близко от Курдистана. Курды — свободолюбивый и гордый народ, хотя давно живут на территории Турции, турками себя не считают. Из-за этого и все их проблемы. В городах Эрзурум и Бинголь я видел огромные палаточные поселения курдских беженцев. И это тоже Турция, такого не увидишь ни в курортной Анталье, ни в затоптанном нашими туристами Стамбуле: пастушьи хибары из кизяка, неухоженные женщины в паранджах — это совсем не то, что рекламируют брошюры российских турагентств.

Надо заправиться… Вот это да! Таких цифр в ценниках на бензин не увидишь, пожалуй, нигде: 1 800 000 TL (турецких лир) за литр горючего! Это ж не цена, а телефонный номер!

Здесь нельзя, как мы привыкли, ездить как хочешь и куда хочешь. Турция в этом отношении почти европейская страна: вся земля чья-то, и проникнуть на приватную территорию запрещено. И штрафы здесь тоже как в Европе… Несся по какой-то деревне и как-то не придал значения тому, что на знаке «Radar». Меня поймали на том, что я ехал на 100 км/ч. Полицейские невозмутимо сделали запись в «триптихе„* и отпустили на все четыре стороны. Я взглянул в запись: штраф составил почти $100. К тому времени я уже преуспел в изучении турецкого языка и знал одну единственную, но жизненно важную фразу: „Пара ёк!“, что означает „Денег нет!“. С этими словами я и обратился к невозмутимым стражам порядка. Мне дали понять, что наказание неизбежно, платить придется. Нет, не сейчас — при выезде из страны… Это конец!!! Если я отдам столько денег, можно сразу разворачиваться и ехать домой. Неужели так и не удастся увидеть Иорданию?.. С тяжелыми мыслями я продолжил путь на юг.

Я выбрал наименее оживленный погранпереход в Сирию в районе городка Килис на трассе Газиантеп — Алеппо. На КПП турки попросили предъявить «триптих». Я сделал глупое лицо и развел руками: «Моя твоя не понимай». Как ни напрягались турки, я наотрез отказывался их понимать! Со мной пытались заговорить как минимум на трех языках, но я оставался глух и нем как рыба. Подбежал ушлый таможенник, протянул телефон. В трубке говорили по-русски! Далее валять дурака было глупо, и я сказал, что «триптих» потерял — что хотите, то со мной и делайте! У меня отобрали паспорт — и приковали к этому месту. Пришлось спать в палатке. Еды не было, в Duty free только алкоголь и табак, вот и сидел — пил и курил, наблюдая жизнь на стоянке… Подъезжает шикарный белоснежный автобус, из него высыпает человек сорок арабов, вытаскивают из багажника огромных размеров керогаз и, усевшись в круг, начинают готовить чай. Ко мне никто не проявляет интереса, никто не пристает с идиотскими вопросами. Странно и даже обидно: у них что, русские на мотоциклах каждую ночь здесь спят и всем уже надоели?!

С рассветом иду в таможню. Стою в коридоре, жду решения начальника. Ожидание смерти хуже самой смерти! Мрачное настроение тут же рассеялось, когда мне принесли стул и пиалу чая, обхождение учтивое, никто не «пинает», а если что-то от меня требуется, турки сами ко мне подходят. Наконец принесли факс «триптиха» с той таможни, с которой я въезжал. Разумеется, никаких записей о штрафе в нем нет… Мне даже стало стыдно, что я коварно обманул этих приличных людей.

При въезде в Сирию вывешена памятка туристу: «Если ваш паспорт содержит какие-либо печати или визу Израиля, то в Сирию вас не пустят».

Но даже если паспорт «чист» и все документы в порядке, попасть в Сирию не так-то просто. Надо заполнить декларацию на арабском или на английском — как удобнее. Скажем, это не проблема. Пограничники передают вас таможне, а здесь требуют «триптих» и страховку, которую еще следует оплатить. Направился в банк. Кассир что-то посчитал и выдал: «Севенти…н долларс». Семьдесят баксов за клочок бумажки с арабскими иероглифами… Но и это еще не все — меня мурыжили еще час или полтора. Жара — плюс 40, я не ел больше суток, вода давно закончилась… На грани голодного обморока с криком и с воплем «Где здесь еда!!!» я въехал в Сирию.

Бросилось в глаза: везде мусор, горы мусора! Вонь жуткая! Запахи несколько отрезвили сознание, и я сумел обратить внимание на обилие портретов Хафиза Асада и его сына — ныне действующего президента Сирии… Остановился у первого же кафе. Coca Cola нет, Marlboro нет — нет ничего американского! Анафема Америке!.. Ан нет, кое-что купить можно, но из-под прилавка, по особой просьбе покупателя. Цены в кафе и магазинах после Турции кажутся смешными: на один доллар можно наесться и напиться до отвала. Сирия абсолютно безопасная страна. Спи где угодно, оставляй вещи и мотоцикл на улице на всю ночь. Воровство и бандитизм практически отсутствуют. Кроме того, сирийцы очень гостеприимны. Стоило остановиться на заправке или в городе, меня тут же приглашали в дом, кормили и поили, не спросив ни имени, ни откуда родом. А когда узнавали, что я из России, начинался настоящий праздник! Только из-за этого 200 км от границы до Дамаска я ехал два дня.

Позади более 10 000 км, и вот я в Дамаске — древнейшей столице в мире, городе с четырехтысячелетней историей. Чтобы в полной мере приобщиться к восточной культуре, лучшего места не найти. И я решил задержаться здесь на пару дней. Живу в отеле с интересными людьми, приехавшими со всего мира, в историческом центре столицы в двух шагах от всего самого интересного. Окна моей комнаты выходят, возможно, на ту самую улицу, по которой входил в город Иисус Христос. Я счастлив! Сегодня уже никуда не пойду — буду сидеть в холле у фонтана, курить кальян и наслаждаться ощущением счастья: мечта сбылась! Но пора в путь… Иордания — это, может быть, единственное королевство в мире, в котором запрещены мотоциклы. Аборигены передвигаются на транспорте с числом колес не менее четырех. Только гражданам зарубежных стран дана привилегия передвигаться по Иордании на двух колесах. Главная магистраль проходит через всю страну с севера на юг. Безупречный асфальт и обилие указателей на английском языке дают возможность путешественнику безмятежно любоваться потрясающими видами по сторонам. Единственное, что мешает назвать это идиллией, — огненный ветер с запада… Если кому-то наскучит ровное полотно дороги, можно свернуть и прохватить по пересеченке.

Большая часть пути проходила через пустыни. Они абсолютно разные: бескрайние каменистые россыпи, ровный песок или барханы — есть все, чтобы устроить себе крутой off road и получить львиную дозу адреналина… Наслаждаясь беспечной ездой, сам не заметил, как въехал в столицу Иордании — Аман.

Дорога вокруг Мертвого моря тянется по самому берегу. Фантастические виды! Слева причудливые скалы, в их расщелины проглядывает луна и освещает зловещим светом поверхность моря — мертвого как сама смерть. К сожалению, значительная часть побережья искорежена объектами турбизнеса: лечебницы, отели и пансионаты захватывают все большие территории. В конце концов, я нашел потрясающее место на самом берегу… Наутро проснулся от шума мотора: ко мне подползал огромный армейский Hammer со здоровенным пулеметом. Из кабины высыпало человек десять солдат, приблизились… Ничего страшного: обычная проверка. Осмотрели мотоцикл, посмеялись и, исчерпав весь свой словарный запас английского, удалились… А теперь — купаться! Вода горячая, непрозрачная, видно соляные разводы, вязкие, как вазелин. Утонуть невозможно: тебя держит на поверхности, будто ты поплавок.

11 октября. Сегодня великий день: спустя почти месяц, я добрался до конечной точки путешествия — города Акаба. Отсюда начался не менее напряженный путь домой. Только холодной ночью 29 ноября, весь замороженный и обледенелый, я завершил свой невероятный «трип».

За теплую встречу мотоклубам в Ростове, Сочи, Минводах, Кишиневе, в Крыму, Одессе, Волгограде и Саратова, за гостеприимство друзьям в Москве, Краснодаре, Туапсе, Гудауте, Новом Афоне, Боржоми, в городах Турции, Сирии, Румынии и чудесным жителям иорданской пустыни Wadi Rum — ВСЕМ СПАСИБО!

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии