Итальянцы в трубе: испытания на аэродинамику мотоцикла GP125

Россия намного ближе к миру MotoGP, чем вы считаете. Подтверждением чему информация о том, что специалисты итальянской инжиниринговой компании Engines Engineering приехали в подмосковный Дмитров, в НИЦИАМТ (по-простому — Дмитровский автополигон), проводить испытания мотоцикла GP125 в аэродинамической трубе. То есть осуществлять доводку аэродинамических свойств гоночного байка для сезона-2004.

Предыстория такова: у итальянской компании есть в России отделение (Eco Engines), в котором творят выпускники Строгановки (столичной художественной Академии), а само отделение тесно сотрудничает с НАМИ. Основное направление деятельности компании — проектирование мототехники по заказам мотоциклетных фирм, в том числе и весьма известных (Yamaha, Ducati, Malaguti, Gilera и других). Несколько лет назад руководители решили вывести компанию на спортивную арену и поучаствовать в мотогонках, в том числе и в MotoGP. В 2002 году команда Engines Engineering выиграла чемпионат Италии в классе 125 смз на мотоциклах Honda. А уже в 2003-м фирма подготовила к участию в MotoGP мотоцикл собственной разработки. По окончании гоночного сезона по результатам пробного участия в гонках специалисты занялись совершенствованием байка. Помимо механических составляющих, полностью переработан аэродинамический обвес байка, то есть обтекатели, что и вызвало необходимость продувки в трубе с тщательными замерами результатов проведенных изменений.

Вот и приехали в Россию итальянцы во главе с главным специалистом фирмы по испытаниям и доводке Леонардо Троцци. Его сопровождали: Массимо Куффиани, главный дизайнер этого байка, Дмитрий Бурцев, один из ведущих сотрудников компании, а также гонщик Толмачи Габор, которому суждено выступать на испытуемом болиде в MotoGP-2004. Кстати, гонщик также «нуждался в продувке» — надо же понять и его аэродинамические свойства!

Началось все с продувки мотоцикла вместе с гонщиком в полной экипировке. Чтобы было видно, как воздух обтекает экипаж, из специального устройства перед «мордой» мотоцикла распылялась струя дыма. Подсвечиваемая с другой стороны мощным софитом, она давала четкое представление об организации воздушного потока. Посмотрев результаты, Леонардо распорядился снять со шлема гонщика гребешки и «антикрыло», установленные производителем, — эти детальки портили картину, правда, из-за своеобразной манеры гонщика держать голову.

Опять пошла продувка. Теперь шеф доволен. Но решил чуть-чуть приподнять край ветрового стекла. Поскольку испытывался настоящий байк с макетом обтекателя, изменение вносили так: добавляли на плоскости пластилина. И снова продувка. Гонщику предложили чуть поменять посадку.

Между тем ветер в трубе дует со скоростью 40 м/с, то есть 144 км/ч, а температура воздуха — минус 2°С (он подается с улицы, разумеется, без подогрева). Неудивительно, что Габор окоченел в своем гоночном комбинезоне из перфорированной кожи. Каждая продувка длится ровно три минуты — за это время приборы успевают считать все показания датчиков. Совершенство требует жертв, поэтому гонщик утепляется при помощи «поддевки» всего лишь из полиэтиленовых пакетов — поверх комбеза он ничего надеть не имеет права! Отмечу: предложение «принять чуть-чуть для сугреву» отверг с негодованием: «Я же спортсмен!».

Тем временем выясняется, что компьютер не обработал результаты последнего теста. Надо повторить… Повторили, после чего посиневшего гонщика отпаивали горячим чаем. На этом рабочий день завершен — Габор улетел домой. Греться.

На следующий день за руль байка усадили облаченный в гоночный комбинезон полигоновский манекен — итальянцы называют его «дамми-пайлот„*. И мотоцикл, и манекен обклеили специальными кусочками распущенных веревочек — чтобы было видно, как потоки воздуха обтекают экипаж. После каждого теста вносились какие-нибудь изменения: сначала дизайнеры поменяли форму воздухоотводов радиатора, потом вообще их закрыли. Замер Сх (коэффициента аэродинамического сопротивления) показал: изменения практически не влияют на обтекаемость, а параметры охлаждения меняются!

Следом пошли работы с задней частью мотоцикла. Когда вставили кусок пенопласта между «нижним отделом спины» манекена и задней частью обтекателя, аэродинамика улучшилась — завихрений меньше, соответственно обтекаемость лучше.

Еще одна любопытная вещь: зачем меряют давление в полутора метрах позади мотоцикла? Оказывается, нужно ухудшить аэродинамическую обстановку в зоне возможного нахождения соперников — чтобы никто не вздумал воспользоваться аэродинамическим «мешком», не «спрятался» в его комфорте и отдыхал до самого финиша. Для этого даже попытались сделать нечто вроде спойлера на заднем обтекателе. Разрежение позади байка ощутимо уменьшилось, а турбулентность усилилась. «То, что нужно!» — радуется Леонардо.

Произвели и множество не видимых глазу изменений обвеса, в том числе и канала инерционного наддува — и каждый раз с замерами… В конце концов, шеф испытателей удовлетворен: «Мы сделали все, что хотели!»

А на вопрос, почему именно дмитровскую трубу выбрали для проведения испытаний, Леонардо ответил, что его здесь все устраивает с технической точки зрения, а уж с финансовой — тем более… Вот и говорю, что мы можем гордиться причастностью к миру GP: наши соотечественники участвуют в проектировании мотоцикла. Может быть, чемпионского.

Фото: Георгий Садков,Дмитрий Бурцев
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии