Изо льда — в гарь

Изо льда — в гарь

Это событие стало историческим. 10–12 июня 1958 года в Москве, на стадионе в Лужниках, состоялся матч городов СССР — первые официальные соревнования по гаревому спидвею. По результатам 63 заездов лучший результат показал гонщик московской команды «Сирена» Виктор Кузнецов.

Наш корреспондент встретился с победителем тех соревнований, вошедших в историю как начало спидвея в стране.

— Виктор Павлович, известно, до этой гонки в наших мотоклубах спидвей не культивировали, а во многих о нем и не слышали. Как случилось, что провели соревнования, да еще и на Центральном стадионе?

— В середине 50-х из Чехословакии поступила партия спортивных мотоциклов ESO-500, предназначенных для гонок по гаревой дорожке. Но спидвеем, в самом деле, у нас тогда никто не занимался, специализированных треков не существовало, а потому прибывшие машины долго пылились на складе в Центральном автомотоклубе. Руководители мотоспорта попытались заинтересовать директоров стадионов начать тренировки, опробовать технику в деле, но те отказались: мол, не будем портить «злыми» колесами полотно дорожек, предназначенных для бегунов-легкоатлетов. Тогда в дело включился заслуженный мастер спорта, тренер ЦАМКа Владимир Иванович Карнеев — он сумел убедить директора «Лужников» провести гонки. Но с условием: если сам же, Карнеев, сможет доказать специальной комиссии, что спидвей понравится поклонникам мотоспорта.

Но кто сядет за руль гаревых мотоциклов?.. Как раз в те дни проходил мотокросс среди студентов Москвы, я вместе с Георгием Плешаковым выступал за команду Московского автодорожного института, мы были уже мастерами спорта. К нам обратился Карнеев, предложил выступить в показательных гонках на гаревой дорожке. Интересно! Мы с Георгием тут же согласились. В те времена у мотоспортсменов не существовало узкой специализации — одни и те же выступали в разных дисциплинах.

Вскоре на одной из наших тренировок появился член комиссии, представитель Моссовета, он и должен был решить, быть или не быть «гаревым» гонкам. На старт выехали Плешаков и я. Карнеев напутствовал: «Ребята, не заводитесь! На виражах ограждений нет, и если погорячитесь, можете улететь на трибуны. Борьбу только изобразите. Но не вздумайте упасть!..» Показательный заезд прошел по сценарию тренера. Когда после финиша мы подъехали к Владимиру Ивановичу, его лицо сияло счастьем: «Можете считать, что в стране появился новый вид мотоспорта — спидвей»ѕ А через неделю состоялись официальные гонки.

— Кто в них участвовал?

— Карнеев разослал приглашения по мотоклубам Москвы и Московской области, Ленинграда, Риги, Таллина, Уфы, Минска, Киеваѕ Откликнулись все, в столицу приехали сильные гонщики, в основном мастера спорта — кроссмены, многодневщики, «кольцевики», у кого-то был опыт ипподромных гонок, но в них и мотоциклы использовались другие, и несколько иная техника езды. Она обусловлена в том числе размерами трека: круг на ипподроме — 1600 метров, на «гаревом» треке — 400. Перед соревнованиями у нас было несколько дней, и мы провели три или четыре тренировки.

— Расскажите о самой гонке.

— В первом заезде на гаревую дорожку Большой спортивной арены выехали Виктор Симонов из Московской области, Леонид Диоминский из Минска, рижанин Эдвид Крузе и Борис Самородов из Уфы. Тот исторический заезд выиграл уфимец. В течение двух дней Борис и я держались в числе лидеров. На третий день мне не повезло — в четвертом заезде, когда выходил из виража, очутился между Самородовым и ограждением. Задел крюком — подножкой для правой ноги — за забор, и меня выбросило из седла. Руки-ноги не сломал, но приземлился не совсем удачно — болела нога, под правым глазом сиял «фонарь». А вот мотоциклѕ Взглянул на него и понял: эти гонки для меня закончились — вилка погнута, колесо «восьмеркой»ѕ Подбежал Карнеев со своей мятой тетрадкой — в ней он вел подсчет очков всех участников — тычет ею мне в лицо и, перекрывая рев трибун, кричит: во что бы то ни стало выезжай на старт пятого заезда! И показывает цифры в тетрадке: чтобы завоевать «Большой приз» мне необходимо всего одно очко, а для этого достаточно финишировать даже третьим!

Посадили меня на другой мотоцикл, толкнули, мотор рыкнул, и я поехал к линии старта. Тогда старт давался резиновой лентой, но взлетала она не вверх, как теперь, а один конец отпускали, и она отлетала в сторону. И — вперед!.. Сам себе удивился, но на финише оказался вторым. Вот так и стал победителем первых «гаревых» гонок и обладателем «Большого приза».

— Что это был за приз?

— Диплом первой степени, а к нему телевизор «Рубин». Вручили его в здоровенной коробке. Одаренный многими талантами Карнеев тут же набросал на листе ватмана дружеский шарж на меня. Получилось очень похоже! Этот рисунок храню до сих пор. Наверное, он и есть для меня самый большой приз, вещественное напоминание о навсегда памятном дне.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии