Инщуринг в действии

Инщуринг в действии

]

Первое время страховые компании учились. Конечно, кто-то из пострадавших наверняка получил деньги. Однако со скрипом.

Пролог

Конец октября. В Москве выпал первый снег. На дороги вышла снегоуборочная техника. Рановато — рекордные сроки!

26 октября, вечер. Наталия с мужем Алексеем сидели в машине, припаркованной на обочине. Машина — подарок мужа — почти новый Fiat Brava. Наталия отъездила на ней около месяца. На улице холодно и темно, поэтому работал двигатель и горели габариты. По привычке она даже затянула ручник.

«Вдруг в зеркале заднего вида я увидела, как на нас надвигается стена. Я никак не успела среагировать, почувствовала сильнейший удар сзади, скрежет металла и сразу же лобовой удар. Все произошло настолько быстро, что я не поняла, что случилось. Это уже потом оказалось, что мы летели 23 метра, прежде чем врезаться во впереди стоящий Hyundai».

Шок. Естественно, шок. Первым очнулся муж. Наталия — чуть позже, и сначала начала собирать окурки по салону. Алексей вышел и увидел, что сзади никого нет. Неужели виновный скрылся? На самом деле снегоуборочный трактор МТЗ-82 объехал обе машины и остановился впереди у обочины.

«Мы с мужем пытались вытащить водителя из трактора минут 10. Он, видимо, сам был в глубочайшем шоке — забыл, как глушится мотор. Когда он наконец вышел, мы его чуть не упустили. Пошел за сигаретами и чуть не сбежал, еле успели остановить. На вопрос: „Как же так?“ — ничего вразумительного сказать не смог».

Вызванные инспекторы ГАИ приехали быстро, вели себя корректно, что немало удивило пострадавших. Подъехали и представители транспортной компании, владельца трактора. И обрадовали — трактор застрахован по ОСАГО. Появилась надежда. До этого все были уверены, что супруги будут получать по 30 рублей ежемесячно из зарплаты тракториста.

Попытка обрести уверенность

Как только улеглись первые эмоции, пострадавшие решили обратиться к страховщику обидчика — Московскую страховую компанию. И пошло-поехало — обычное и привычное отфутболивание. Увы, но такова идеология нашего обязательного страхования: вы не клиент этой СК, значит, выбивать деньги — ваши проблемы. Ну что ж, выбивать так выбивать.

Первым делом сделали независимую экспертизу. Список изуродованных деталей не помещался на одном листе А4, более 40 пунктов.

Сотрудники СК отправляли Наталию в другую оценочную компанию, ту, с которой у них заключен договор на проведение экспертиз. И только по телефону! Но, увидев воочию результаты независимой экспертизы, они погрустнели. И тут же объявили, что не примут их, так как по закону оценку проводит страховая компания. Несмотря на то что пострадавшие по закону имеют полное право на проведение независимой экспертизы, им пришлось-таки согласиться на повторную экспертизу. Впрочем, ее почти полностью списали с первой. Переживать за оценку повреждений особенно не приходилось: ущерб явно превышал полагающиеся по Закону об ОСАГО суммы. Потому что, согласно оценке, стоимость восстановительного ремонта ТС с учетом износа составила 209 763 рубля, а примерная рыночная стоимость машины — 260 с половиной тысячи.

Еще попытка

С самого начала у супругов было два пути получения компенсации. Первый — страховая компания возмещает максимум, предусмотренный автогражданкой, остальное по суду выплачивает транспортная компания, владелец трактора. Второй — минуя канитель со страховой компанией, сразу обратиться в суд. Гражданский кодекс этого не запрещает. Однако в этом случае судья мог бы отклонить иск (опять же по словам экспертов страховой компании), мотивируя это тем, что пострадавшие должны были сначала обратиться в СК за возмещением ущерба, поэтому все-таки был выбран первый путь.

После долгих споров с рядовым персоналом страховой компании пострадавшим повезло попасть к более или менее компетентному сотруднику, который просветил наших героев по поводу ОСАГО. Оказывается, все процедуры по сбору документов и все требования страховой компании предъявляет пострадавший, в то время как виновный может сидеть дома, укутавшись в теплый плед, и пить кофе. Если пострадавший не подсуетится — ему от СК никаких выплат не видать.

Вот документы поданы, началось мучительное ожидание. По Закону об ОСАГО выплаты должны быть произведены в течение 15 рабочих дней после урегулирования формальностей (оценка повреждений, сбор бумажек). Как ни странно, но сроки эти были соблюдены. Однако с момента ДТП прошло почти два месяца! Получается, что даже при прописанных в законе довольно сжатых сроках урегулирования дел страховые компании могут запросто затягивать выплаты, формально ничего не нарушая.

«У меня создалось впечатление, что задержки были связаны с длительной внутренней процедурой оформления документов (то есть там потребовалось какое-то время, чтобы подготовить документы на выплату, подписать их у нескольких человек, передать в бухгалтерию и т.д.). В общем, постоянные звонки и напоминания позволяют сократить срок получения денег».

Согласно закону же в случае причинения вреда более чем одной машине размер страховой выплаты составляет 160 тысяч рублей. Так что Наталия получила от МСК 141 тысячу рублей, а 19 тысяч — владелица Hyundai Atoz, тоже пострадавшего в этой аварии. Остальную сумму плюс расходы на экспертизу, эвакуацию машины и почту (телеграммы с требованием явиться на оценку) через три дня по первому требованию без суда выплатил владелец снегоуборочной машины. Надо отметить, что дорожная компания за все время рассмотрения дела вела себя вполне адекватно, полностью признавая свою ответственность.

Ситуация разрешилась благополучно. Деньги выплачены, ущерб возмещен. Но осадок остался. Сколько нервов, времени и сил было потрачено только на то, чтобы получить назад свое! После этого еще кто-то говорит, что Закон об ОСАГО принят в интересах пострадавших. Если бы не полис «обязаловки», то по суду Наталия с Алексеем могли бы получить возмещение гораздо быстрее. У юридического лица всегда есть собственность, которую судебный пристав может описать и реализовать.

Но деньги и сроки не главное. А состояние человека?!

Инщуринг как таковой

«Ремонтировать машину я не посчитала нужным, так как сумма оцененного ущерба практически совпала с рыночной стоимостью такого же Fiat. Разумней было бы купить новый. Я проездила на этой машине всего около месяца, „родственные“ чувства к ней не успели возникнуть, поэтому с легкостью рассталась с ее остатками.

В ближайшее время я не собираюсь покупать другую машину, так как мне психологически очень трудно сейчас ездить за рулем. Я не до конца оправилась от шока и чувствую себя в машине, даже в качестве пассажира, очень неуютно. Мне нравилось ездить на Fiat Brava. Никаких отрицательных эмоций от этой машины я не испытываю, хотя по суеверным причинам больше никогда такую машину покупать не стану».

Конечно, случай единичный — какие могут быть выводы? Однако все уже сейчас абсолютно уверены: получение возмещения ущерба по ОСАГО дело отнюдь не простое. Не дай бог ДТП — «попал» прежде всего не виновник, не страховщик, а ни в чем не повинный пострадавший.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии