Колыбель народов — путешествие на Алтай

В последнее время многих моих знакомых мотопутешественников уже не тянет дальше и дальше — в экзотические страны, через границы и моря. Всё чаще говорят, что родной страны мы не знаем, а в ней места невиданной красоты. И Алтай среди них занимает особое место.

001_MOTO_0310_078

001_MOTO_0310_078

Всегда хотелось там побывать, тем более на мотоцикле. Но добираться своим ходом от столицы далеко, да и маршрут проложить нужно так, чтобы не было мучительно больно... в общем, короткий двухнедельный отпуск и полное незнание местной специфики натолкнули на мысль: присоединиться к организованной группе мототуристов.

В 10­-дневный тур включено проживание, питание, аренда мотоцикла (новенькие BMW G650GS, обутые в Pirelli MT­60) и бензин. Не входит в стоимость лишь перелет до Барнаула и страховка мотоциклов. В принципе, можно приехать и на своем моте — это минус аренда (около 40% тура!), можно (если так уверен в себе) и не страховать технику, но тогда все повреждения ложатся на плечи (точнее, кошелек) водителя. Необходимые требования к участникам — наличие экипировки и опыт офф­роуда. Хотя маршрут по спортивной категории сложности тянет на спокойную «двойку», и только в дождь появляются элементы «тройки».

002_MOTO_0310_078

002_MOTO_0310_078

С командой я познакомился по прилету, на приветственном ужине в ресторане. Наши гиды в спортивном туризме не новички — мастера и чемпионы. Главный — Виктор Пантыкин, «Заслуженный путешественник России». Из десяти туристов — восемь иностранцев (поди ж ты — распробовали русскую экзотику!). Четыре австрийца (отцы с сыновьями), два немца, два американца. На весь интернационал два москвича — Евгений (на своем 1200GS) и автор этих строк. Когда в родственных парах выяснилось, кто чей сын, я зауважал папашу Вернера (судите сами: отцу 65 лет, а сыну Тобиасу 22). Еще пара австрийцев: папа Герхард — 64, сын Георг — 29, оба врачи. Высокий седой мужик, замеченный мною еще в «Домодедово» с КТМовским баулом, оказался 66-­летним профессором математики из Германии с труднопроизносимым именем Бернд. Второй немец — Ульрих 45 лет — журналист. Один американец — 51­летний Бретт — труженик Голливуда, владелец и пилот самолета (он тут же был наречен «Летчиком»), другой — Джеффри 56 лет — системный администратор из Монтаны. Моему земляку Евгению — 43, мне — 49. Главным «блюдом» на ужине стало обсуждение маршрута и подписание бумаг о страховании мотоциклов и предупреждения, что кататься на них опаснее, чем ползать от телевизора до холодильника и обратно. Завтра нас ждет 340­километровый пробег по Чуйскому тракту, посещение музея В. М. Шукшина в селе Сростки и ночлег на турбазе с ностальгическим названием «Манжерок» на берегу Катуни. Определяем порядок движения, условные знаки. Закрепляем полученную информацию водкой «Алтай» в разумных количествах и отправляемся спать.

Утром получили мотоциклы, переоделись, сдали багаж в грузовик сопровождения (он же техничка). Каждому водителю выдали рацию — правда, пользоваться ею можно только остановившись: гарнитур (да и места в шлеме под них) не предусмотрено. Первый день — привыкание к движению в колонне и к мотоциклам. До этого на G650GS я даже не садился. Невысокий по седлу, с проверенным 50­сильным одноцилиндровым мотором. Клиренс, конечно, маловат, так что препятствия лучше объезжать… Пример­но через 200 километров начинаются предгорья — на зеленых холмах появляются скальные выходы. А вот и родное село В. М. Шукшина — Сростки. Нет, описывать эту красоту я просто не возьмусь, читайте первоисточники. Чем передать тот восторг, который мелкими пузырьками растрепал душу, как только взгляд окинул долину Катуни и горы вдали?.. Это состояние не отпускало потом всю дорогу. Иностранцам Василий Макарович оказался персонажем неизвестным, но когда мы заехали на гору Пикет к памятнику, их отношение поменялось. Увидев, с какой любовью все здесь сделано, на предложение посетить музей возражений не прозвучало. А потом вопросы, вопросы…

003_MOTO_0310_079

003_MOTO_0310_079

Турбаза «Манжерок» одна из старейших на Алтае. Замечательные коттеджи из кедрового бруса, все удобства в номерах, горячая вода. Хотя варианты есть на любой кошелек, вплоть до места под собственную палатку. А какая там баня! Иностранная часть команды проявила себя вполне по-­человечески, попарилась вместе с нами, треснула пивка. Люди как люди, только лопочут по­-своему...

Следующие два дня технички с нами не будет. Нас ждет переправа через Телецкое озеро, а грузовик пойдет в обход и будет нас встречать на турбазе «Эзен» у подножья перевала Кату­Ярык. А сегодня мы посетим Тавдинские пещеры и отправимся в недлинный путь до озера. Погода с утра великолепная, солнечно, тепло. По пути к пещерам делаем несколько остановок на берегу Катуни. Тут выясняется, что Герхард — убежденный натурист. И «морж», судя по тому, как легко он залезал в холодную воду. От подножья горы, где находятся пещеры, настоящего входа не видно. Обязательно надо подняться по тропе и пройти главную пещеру насквозь (местами «гусиным шагом»). И хотя в экипе делать это крайне неудобно, оно того стоит. На той стороне потрясающий вид на Катунь. Все, конечно же, стали фотографировать, только Джеф все время как­-то странно держался за стенку и на открывшуюся панораму даже не взглянул.

004_MOTO_0310_080

004_MOTO_0310_080

Если вчера все привыкали друг к другу, по шоссе аккуратно ехали в колонне 90-­100 км/ч и недовольства по этому поводу не высказывали, то сегодня вскрылась вся «законопослушность» иностранной мотобанды. Косвенно виноват в этом оказался я. Очень мне хотелось сделать несколько снимков с мотоциклистами на дороге, и я попросил Виктора отпустить меня вперед, чтобы выбрать место для съемки. Подозрительно (для большинства) переговорив на непонятном языке с гидом, я в одиночку рванул по дороге, будто шлейка оборвалась. Мне хотелось опередить группу хотя бы на пару минут, чтобы успеть распаковать аппаратуру и найти хороший ракурс. Разбежался! Прохва­тив километров 15, я только остановился, чтобы «пристрелять» место, как сразу понял, что форы у меня нет. Команда неслась, будто за призом на этапе MotoGP. Потом выяснилось, как только я отправился искать натуру, иностранцы накинулись на Евгения с одним вопросом: «Почему он так быстро поехал?» «Куда и зачем» народ не очень интересовало, главное — «можно ли ехать быстрее? Или — police, court, prison (полиция, суд, тюрьма)?» Евгений не стал скрывать, что полицию на этой дороге, скорее всего, мы не встретим. С этого момента укротить толпу отключенных от постоянного контроля мотоциклистов стало очень трудно. «Борьбу с секундомером» прерывали только остановки, чтобы посмотреть на окружающую красоту. Одна из них была на берегу Бии. Я набрал речной воды и выпил на глазах у всех. Иностранцы впали в ступор: не сумасшедший ли я? Пришлось объяснять, что вода — чистейшая, питьевая и не хуже ихнего «Эвиана». Тут нашлись и среди них смелые люди — попробовали. И согласились — то ли из вежливости, то ли действительно понравилось. А вода реально вкусная!

005_MOTO_0310_080

005_MOTO_0310_080

Турбаза «Эдем» в поселке Артыбаш особым шиком не блещет, но все, что нужно туристу, имеется. Когда группа отдыхающих кемеровчан и особенно кемеровчанок узнала, что на турбазе появился иностранный десант, я забеспокоился о выполнении завтрашней программы — настолько душевно они спаивали наших коллег. Уж не знаю, как народ отбивался, но наутро все собрались у мотоциклов с непроницаемыми лицами. Погрузка на катер прошла довольно бойко, за вычетом одного зеркала на 1200GS. Катер стартовал без задержек, смущало только, что движемся мы за грозой и, похоже, ее догоняем. Достали фотоаппараты, стали соревноваться — кто сможет запечатлеть молнию. У меня получилось дважды — чистая случайность, у остальных четверых — ничего. Бернд, который долбил зеркалкой как из пулемета, посмотрел на меня странным взглядом — то ли как на мастера, то ли как на шайтана. Фотосессия закончилась неожиданно: катер попал под градовое облако, мы дружно скатились в каюту, и буквально за пару минут плавсредство стало напоминать «Челюскин» в арктических льдах. Остановка у водопада Корбу оказалась очень кстати. Место само по себе фантастически красивое, да и гроза тем вре­менем ушла.

008_MOTO_0310_082

008_MOTO_0310_082

Разгрузка прошла без приключений. Ули попросил Евгения поменяться мотоциклами и, радостно рыкнув оппозитом, умчался за Виктором. Мы с Евгением привычно заняли место в арьергарде. В селе Балыкча Вернер попортил забор. Сам не побился, но местное население повеселил, когда его вынимали из грязной лужи. Миновали несколько довольно глубоких бродов. На последнем Ули не рассчитал скорость, и волны добрались до воздухозаборника. Движок захлебнулся. У Ули с Евгением состоялся короткий эмоциональный разговор. До турбазы оставалось еще 40 километров. Попытка связаться с грузовиком результата не дала. Виктор решил отправить нас с Евгением на встречу с техничкой, а с остальными попытаться реанимировать движок. Заблудиться там невозможно — с одной стороны река Чулышман, с другой — горы. Дело к вечеру, поэтому всё надо делать быстрее — ехать в темноте небезопасно. «Мухой» долетели до турбазы. На нашу удачу через пять минут приехал грузовик и сразу же был отправлен группе навстречу. Каково же было наше удивление, когда минут через десять грузовик вернулся. Оказалось, по рации сообщили, что мотоцикл идет своим ходом. Ули, видимо, решив, что на деньги он все равно попал, предложил попробовать завести его «с тычка» — тем более, что хитрого свечного ключа с собой не оказалось. Двадцать километров пробовали… и таки завели!

006_MOTO_0310_081

006_MOTO_0310_081

Турбаза «Эзен» заслуживает отдельного описания. В качестве «бунгало» там настоящие алтайские аилы — многоугольные деревянные постройки на шесть кроватей вдоль стены. И баня с купанием в ледяной воде Чулышмана под бездонным ночным небом. На следующий день нам предстояло подняться на перевал Кату­-Ярык и преодолеть довольно приличный кусок бездорожья. Ночью прошел сильный дождь, и, как сказал Виктор, дорога через лес будет скользкая. Но сначала подъем на перевал. Остановились у подножья под табличкой с предупреждением об опасности предстоящего пути, и тут Джеф, посмотрев вверх, заявил, что у него боязнь высоты. Два гида из технички, Костя и Саша, закинули Джефа в кабину, Саша надел шлем и оседлал мотоцикл. Перевал, конечно, запомнился. Семь поворотов под 180 градусов и перепад высот более полукилометра. Наверху привал. По алтайским традициям на каждом перевале надо делать остановку, побеседовать с духами, оставить им памятный подарок и вообще торопиться не надо. Пока брали перевал, распогодилось и дорога стала подсыхать. Если без фанатизма, то можно выбирать сухие траектории и достаточно комфортно двигаться по проселку.

007_MOTO_0310_082

007_MOTO_0310_082

В урочище Пазырык в 20­-х годах прошлого века начались раскопки захоронений, относя­щихся к IV­III векам до н. э. Найденные в них предметы позволили даже говорить о пазырыкской культуре. Вообще, Алтай принято считать колыбелью тюркских народов. Здесь ощущаешь некую ауру, источник позитивной энергии что ли. Понимаешь, что неспроста люди селились тут с незапамятных времен. Не могу это выразить точнее, но схожие чувства я испытал в Риме и в Иерусалиме.

День закончился на турбазе «Кочевник». Размещение в настоящих монгольских юр­тах. Экзотика! Шашлык из свежей баранины, традиционная баня. На следующий день предстоял радиальный выезд к высокогорным озерам.

До озер мы не доехали. Сложность тропы оказалась несколько выше, чем общая подготовка команды и техники. Пока поднимались в гору, становилось понятно — спуск будет намного сложнее. Так и получилось — мотоциклы приложили почти все. Не избежал этой участи и я на крутом земляном спуске с поворотом на 90 градусов. Перепробовав все известные мне способы торможения, решил, что лучше лежать, чем кувыркаться по склону. Технику я сохранил, аккуратно пристроив мотоцикл на правую ногу.

Следующий день был ознаменован сильным дождем, под который мы попали на проселочной дороге. Земля мгновенно стала скользкой. Вернер опять не рассчитал сцепление шин с покрытием и приложился на приличной скорости. Надо отдать должное — австриец катапультировался умело. Да и «бимер» порадовал: плотная компоновка агрегатов сохранила все жизненно важные органы мотоцикла, загнутые рычаги и поломанные поворотники не в счет. Пока мы заезжали смотреть на разные достопримечательности, грузовик был отправлен вперед для подготовки лагеря — сегодня у нас «полевая» ночевка. Место для стоянки гиды выбрали идеально — на берегу реки, недалеко от дороги, но с нее лагерь не виден. Когда мы подъехали, палатки были уже поставлены, тент натянут, костер разожжен. Перед ужином Виктор познакомил иностранцев с русскими обычаями. Нет, я не агитирую за употребление горячительных напитков на маршруте, но бывают моменты, когда такие вещи идут исключительно на пользу. День выдался мокрым, мягко говоря, не жарко, а мы приехали на стоянку довольно рано и сидим под тентом в ожидании ужина. И вот, как по волшебству, появляются пара буханок черного хлеба, селедочка в масле и две бутылки водки (на десять человек, согласитесь, не объем). Домаш­няя заготовка организаторов пошла на ура. Мало того, что никто не отказался, еще и повторили пару раз. А после вечер покатил как по маслу: песни под гитару у костра, анекдоты… и языковой барьер как­-то незаметно растаял. Там же выяснилось, почему «Летчик» все время прищуривается на один глаз — оказалось, он у него слепой, стеклянный. Вся команда была ошарашена: мало того, что американец без одного глаза ездит лучше, чем иные с двумя, так еще и самолетом управляет!

009_MOTO_0310_083

009_MOTO_0310_083

На следующий день было запланировано посещение Денисовой пещеры. Уникальное природное образование и редкий археологический объект. Огромная пещера с естественной вытяжкой (отверстие вверху) — можно разжигать костры, не опасаясь угореть. Само собой, первобытный человек такую удачу не пропустил. Археологи начали раскопки в 1977 году и к настоящему времени прошли уже более 20 культурных слоев. Найдены артефакты, относящиеся к эпохе неандертальцев, а это почти 300 тысяч лет назад! Первые туристы оставили о себе «память» на стенах пещеры еще в конце позапрошлого века! Вот только дорога к ней в дождь расслабиться не давала. Она похожа на грейдер, только слой щебенки покрыт слоем скользкой алтайской грязи. Конечно, на злой кроссовой резине проблем было бы меньше, но не везде же мы ехали по грейдерным дорогам. И тут нас снова порадовала переменчивая алтайская погода. В один миг небо очистилось, выглянуло солнце, дорога стала быстро подсыхать. И до базы парапланеристов «Бобровая заимка» мы добрались без лишних приключений.

Это последнее наше пристанище перед возвращением в Барнаул. Здесь развлечения на любой вкус. Во-­первых, можно покататься на лошадях (чем воспользовалось большинство иностранцев), во­-вторых, есть уникальная возможность полетать на параплане (мне, почему-то, никто компанию не составил) и, в­-третьих, те, кому тропы на высокогорные озера показалось мало, прокатились вдоль реки Песчаная. В последний день мы уже все вместе заехали в Белокуриху, поднялись по канатной дороге на гору Церковка, чтобы окинуть взглядом прекраснейшее место на Земле, где мы провели незабываемые дни. Потом возвращение в Барнаул, сдача техники, гостиница. Вечером торжественный ужин, где нам выдали сертификаты, подтверждающие, что все, о чем я рассказал, мне не приснилось. А ведь могло бы! Уж очень похоже на сказку…

010_MOTO_0310_083_no_copyright

010_MOTO_0310_083_no_copyright
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии