Путь Карлито

В паддоках MotoGP Карло Пернат — личность легендарная. Почти небожитель, знаменитый агент мотогонщиков, приносящий финансовую удачу. Он начал свою карьеру более 30 лет назад и работал с такими ведущими брендами, как Vespa, Cagiva, Gilera, Aprilia, Suzuki, Ducati.

001_MOTO_0410_064

001_MOTO_0410_064

Именно под его покровительством Макс Бьяджи выигрывал чемпионат. И именно Карло стал кем-то вроде крестного отца Валентино Росси, разглядев его гений и пригласив в команду Aprilia. Так началась череда побед итальянца. Карло уже весьма немолод. Однако возраст и здоровье не мешают ему следовать за своими нынешними подопечными — Лорисом Капиросси и Марко Симончелли — по всему свету. Пернат потрясающе обаятельный и умный человек, великолепный собеседник и настоящая находка для любого журналиста. Карло грозится однажды написать мемуары. Когда это случится, MotoGP откроется нам с другой стороны, а книга станет сенсацией в мире мотоспорта. Причем Пернат лишь пожмет плечами и скажет что-нибудь вроде: «Итс май вэй оф лайф».

«Я — СЧАСТЛИВЧИК» Меня влечет к мотоциклам, хотя я никогда не ездил на треке. Я хотел работать и работаю в этой области. Но для меня работа — это страсть, мне платят за мою страсть. В начале 70-х я решил, что моя жизнь и работа должны быть связаны с мотоциклами. С 1974 по 1978 работал на Vespa Corporation, когда рынок только зарождался. Я был рожден с рынком и развивался вместе с ним. В мотоспорт пришел в 1979 году. В течение пяти сезонов был менеджером по мотокроссу в Gilera. Через меня прошли многие знаменитые гонщики: Коррадо Маддии, Микеле Ринальди, Гастон Райе. Однако мы никогда не выигрывали мировой чемпионат — Suzuki тогда была слишком сильна. В конце 1984 шеф Cagiva предложил мне контракт на пять сезонов, я отвечал за их спортивное направление: мотокросс, «Дакар» и прочее. Это была тяжелая, но важная и интересная работа. Мы пять раз участвовали в ралли «Париж-Дакар». А в 1985–86 выиграли чемпионат мира по мотокроссу.

В шоссейных гонках я начал работать 22 года назад — менеджером команды Cagiva. Первым моим подопечным стал Ранди Мамола, забавный гонщик (Ранди Мамола — один из самых харизматичных пилотов своего поколения; сегодня он журналист, комментатор MotoGP — К.Ш.). В конце 1989 года я получил очень привлекательное предложение от Aprilia. Мы начали в 1990 всего с 7 механиками. Очень удачно — вместе выиграли много мировых чемпионатов, в том числе дважды с Бьяджи и один раз с Росси. После окончания контракта с Aprilia я занялся футболом. Я был страстным болельщиком и, к тому же, получил серьезное предложение: стать генеральным менеджером футбольного клуба премьер-лиги. Но я оставался в футболе всего 6 месяцев. Оказалось, это плохое, грязное место.

В доказательство своей страсти к футболу Карло рассказывает, как вместе с Росси и всеми итальянцами MotoGP поднялся сегодня в четыре утра, чтобы посмотреть игру «Интера». Лег в шесть, и к девяти часам удушающе жаркого малазийского утра примчался на трек: проведать своих гонщиков, выпить чаю у Fiat Yamaha и дать это интервью. Все вокруг обливаются потом и жалуются на ужасную жару, а Карло, не жалуясь ни на что, продолжает:

После неудачи с футболом Лорис Капиросси предложил мне стать его персональным менеджером. Позднее у меня был контракт с Де Анжелисом. C 2003, когда Лорис ездил в Ducati, я проработал три года в этой команде в качестве консультанта. Они платили мне за то, что я знал всех! В 2008 году стал работать с Cимончелли. Я был комментатором на итальянском телевидении: три сезона просидел в комментаторской кабине, и это было прекрасно. Я журналист — пишу для многих газет в Италии. Невозможно для меня, для моего мироощущения сказать себе «стоп». Мотоциклы, гонки — моя большая страсть, мой образ жизни. Да, образ жизни. Люди, работающие в таких условиях, как я, — счастливчики. Я — счастливчик.

«800СС — БОЛЬШАЯ ОШИБКА» Категория 800 см3 — большая ошибка. Потому что ее стоимость непомерно велика: слишком много технологий и электроники. Командам приходится платить по 40 миллионов евро ежегодно! Это объясняет, почему многие заводы не присоединились к MotoGP. Зато они присоединились к Super­bike — это куда дешевле. В таких условиях невозможно продолжать гонки. 17 гонщиков — это ничто. Их должно быть минимум 22-­24. Может быть, внимание к этой проблеме все же удалось привлечь, когда команда Kawasaki в прошлом году покинула чемпионат. Вы ведь знаете о новых правилах 2012 года, о возвращении литровых двигателей (см. «Мото», №2-­2010, с.72.)? Когда мы стартуем с 1000 см3, к MotoGP присоединятся BMW, Gilera, Aprilia, вернется Kawasaki. Участие в «литрах» стоит 7 миллионов евро, 33 миллиона разницы. Даже Yamaha в тяжелой финансовой ситуации: она потеряла в прошлом году около миллиарда долларов. Завтра Валентино улетит в Индонезию (завод использует гонщиков для продвижения продукции на этом рынке), перед предыдущими тестами он был в Индии. Потому что теперь основной рынок для Yamaha — Индонезия, Сингапур, Индия. Но не Европа.

Карло живо интересуется всем, что происходит в России. Он упорно считает, что в один прекрасный день (который, по его мнению, настанет в ближайшие годы) торжественно будет перерезана ленточка на российском треке для Формулы-1:

«Я УВЕРЕН, ГОНКИ ПРИДУТ В МОСКВУ» Все заинтересованы в российском рынке. Я знаю Берни Экклстоуна, он  мой друг. Он сказал, что собирается организовать Формулу 1 в Москве. И был готов присоединиться к созданию городского трека. У проекта много хороших спонсоров — это большой бизнес, громадные деньги. В любом случае, я уверен — через пару лет гонки придут в Москву.

«Я ВЛЮБЛЕН В ЛЕНИНГРАД» Я люблю Россию. В 1985 году приезжал с Gilera в Санкт-Петербург, который тогда назывался Ленинградом, на соревнования по мотокроссу. Это был чемпионат мира в классе 125 см3. Сколько тысяч людей пришло на эти гонки — непостижимо! Запомнились несколько моментов. Как у меня на границе отобрали пару журналов. Нет-нет, никакой порнографии, просто обычные журналы... Как ровно в 7 вечера приезжал автобус, и в сопровождении милиции нас доставляли в гостиницу. Паддоки пустели — никто не  общался, не тусовался после окончания гонок. Помню, как привез пачку наклеек: Aprilia, Gilera... И подарил пару штук одному человеку. Через минуту за наклейками в бокс ворвалась толпа народа. Но я помню и очень красивый город, и женщин. У вас, в России, 90% женщин — красавицы, 10% — хорошенькие и 0% некрасивых. Я обязательно вернусь, я влюблен в Ленинград до сих пор.

Пернат философски относится к успехам и неудачам своих гонщиков. Но немедленно вспыхивает, когда речь заходит о современных мотогонках. В бешеном галопе за результатом и спонсорами многие забыли, что главным в гонках должен оставаться человек, а не машина. И в этом основное отличие Перната от других агентов и приближенных MotoGP. Он — вопиюще несовременный гуманист.

«СПОРТ ИЗМЕНИЛСЯ В ХУДШУЮ СТОРОНУ» Лорис Капиросси — невезучий человек. Он сильный гонщик, но не выигрывает. Конечно, Лорис три раза становился чемпионом мира: дважды в 125 см3 и один раз — в 250 см3. Но в «королевской категории» — 500, 1000, 800 см3 — он не выигрывал никогда. Возьмите для примера 2006 год, когда Лорис так успешно ездил в Ducati. Вы помните большую аварию в Барселоне, лишившую его титула? Проблема в том, что от него отвернулась удача. Марко Симончелли молод, но  уже чемпион мира. Ему сейчас сложнее, потому что когда Лорис начинал, главным был талант: если гонщик был талантлив, он выигрывал. Сейчас, если у тебя есть талант, никто не знает, выиграешь ты  или нет — мотоцикл совсем другой, он напичкан электроникой. Ты должен адаптироваться к мотоциклу, а это не то же самое, что адаптация мотоцикла под себя. Раньше сам гонщик решал, когда ему открывать газ, а когда — подотпустить. Сегодня это решает мотоцикл. Поэтому я не могу предсказать, будет ли молодой талант, такой как Марко, побеждать или нет. По моему мнению, Марко в этом сезоне может претендовать на 5 место. Но не  с самого начала, а через 4–5 гонок. Равно как и Бен Спис. Спорт сильно изменился в худшую сторону. Мы не должны забывать, что гонщик, человек должен быть важнее. Сегодня, кажется, кое-кто это понял. Я думаю, ситуация должна перемениться.

Когда разговор заходит о Максе Бьяджи, Карло морщится, как от зубной боли, протирает свои неизменные черные очки и веско произносит не слишком цензурное слово. И со вздохом продолжает:

«У БЬЯДЖИ УЖАСНЫЙ ХАРАКТЕР» C Бьяджи мы вместе с Aprilia стали мировыми чемпионами три раза подряд: в 1994, 1995, 1996 годах. Он был глуп, а его характер поистине ужасен. Может быть, сейчас Бьяджи немного изменился: ребенок, жена... Но вряд ли. Он же римлянин — Сaput Mundi («Столица мира» (лат.), также caput означает «глава»), понимаете, о чем я? Он никогда не имел менеджера, хотел быть менеджером сам себе. Но гонщик обязан быть гонщиком. Он изгнан из MotoGP, где никто не хотел больше видеть Бьяджи, — после 2005 года: все, стоп! В Yamaha ему сказали: «пока»! В Honda: «пока»!  Он просто обрубил карьеру своим характером.

«КАРЛО, Я БОЮСЬ ЕЗДИТЬ!» Лоренцо после одной из аварий боялся ездить. Он говорил мне: «Карло, я боюсь ездить!» Но если ты  психологически слаб, ты не сможешь быть сильным здесь. Я люблю Лоренцо, потому что он молодец. Но проблема его в том, что он не  понимает — Валентино сильнее. Сильнее умом, не только возрастом. Росси же знает, что все проблемы людей — в голове. Валентино — прирожденный психолог.

«СТОУНЕР — РОБОТ. ЛЮДИ ЕГО НЕ ЛЮБЯТ» Мой любимый гонщик — Валентино Росси. Я открыл его и заключил с ним первым контакт для Aprilia в 1995 году. Я его люблю, потому что Валентино очень сильный, искренний, благожелательный. Он — друг. Росси не просто чемпион, это феномен на протяжении 20 лет. Как Марадона. Как Кассиус Клей. Каждые 20 лет рождается гений, и Валентино — один из тех, кто на один шаг впереди остальных. Он выигрывал в 125, 250, 500 см3, был силен в 1000, 800 см3. Этого никогда не  случалось прежде. Росси — гений колес. Как Айртон Сенна. Ведь Сенна был гением, в отличие от Шумахера. Гений — это тот, кто любит людей. Валентино любит людей. Сенна любил людей. Марадона любит людей. Если ты не любишь других людей, — ты не гений. Шумахер не любит людей. Он робот. Кейси Стоунер? Тоже робот. Щелк в голове — и он  поехал, щелк — и он остановился. И все, пустота. Люди не любят Стоунера, потому что он всегда серьезный, никогда не шутит, разговаривая с ними. Иногда журналисты даже не хотят делать с ним интервью. Помните, как в прошлом году? Его просто выключили. Кто-нибудь помнит, чтобы Валентино отступил?

Карло — злостный курильщик. Он прекрасно понимает, что гробит свое здоровье, однако от курения отказываться не собирается. «Мне нравится курить, — вызывающе произносит он. — И вообще, я могу бросить в любой момент». Услышав в ответ смех, Карло прикуривает очередную сигарету и с обиженным видом добавляет, что он не пожилой мужчина, он — ребенок по натуре. И смотрит поверх очков, как бы ожидая комплимента. Да, Карло — истинный итальянец в лучшем смысле этого слова.

«ПИАРУ НЕВОЗМОЖНО НАУЧИТЬСЯ» Валентино не нужен пиар-менеджер. Лучше, если ты сам себя продвигаешь. Но этому невозможно научиться, потому что ты должен быть рожден с таким характером, главная черта которого — дружелюбие. Если вы идете по жизни с большим количеством друзей, если вам симпатичны люди, вы сострадаете им, если вы работаете в полночь с друзьями не потому, что вы должны работать, а потому, что хотите — люди будут вас любить. Это мое мнение, мой опыт. Не знаю про других, но для меня это правда. Это мой способ жить, я не умею по-другому.

«ИНОГДА МОЖНО ИЗМЕНИТЬ ИСТОРИЮ» После того, как закончу карьеру, напишу книгу. Я должен рассказать о многих вещах, о которых никто не знает. Не сейчас — есть кое-что, что в настоящий момент рассказать невозможно. Некоторые секреты о Бьяджи, Росси, Мамоле, других гонщиках. Некоторые смешные истории. И вы узнаете — иногда можно изменить историю. Иногда так просто изменить карьеру гонщика. Когда я закончу с гонками (делает жест, словно умывая руки), я смогу написать все, что хочу.

Катерина Шостак, ведущая блога www.intramoto.ru/blogs

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии