Если ты не первый, то уже не важно, какой!

Поводов для разговора с управляющим директором «Hyundai Motor СНГ» Денисом Петруниным накопилось предостаточно. Если вообще для разговора с интересным собеседником нужен повод.

Во-первых, Hyundai выпустил на российский рынок новый кроссовер ix 35, который еще до начала продаж стал бестселлером рынка. Во-вторых, Hyundai стал самым близким к Кремлю автопроизводителем — на Тверской 4 открыта галерея марки, в соседстве с центральными офисами «Боско Спорт», «Зара», «Колинз» и «Евросеть». Имидж — это все!

IMG_6424

IMG_6424Управляющий директор «Hyundai Motor СНГ» Денис Петрунин
Управляющий директор «Hyundai Motor СНГ» Денис Петрунин

Прибавьте к этому рост продаж модельного ряда Hyundai на российском рынке с начала года. Грех было не использовать возможность, чтобы узнать новости компании из первых рук. К тому же Денис, пожалуй, единственный автомобильный топ-менеджер в должности управляющего директора, национальность которого разнится с национальной принадлежностью бренда. Надо сказать что ни его, ни его работодателей это не смущает. А пока г-н Петрунин, как мне показалось, был настолько же искренен, насколько компетентен в обсуждаемых вопросах.

— Денис, есть какое-то объяснение тому, что одна из самых ожидаемых новинок рынка, Hyundai ix 35, еще до начала продаж вызвал такой ажиотаж среди покупателей.

— Ну, видимо это просто очень хорошая машина. Совру, если скажу, что такое внимание рынка к этой модели меня не радует. В связи с этим мы возлагаем на ix 35 большие надежды.

— Речь о цифрах продаж за год?

— В первую очередь. Если завод сможет произвести нужное нам количество машин, то до конца года мы сможем продать около 9 000 автомобилей Hyundai ix 35. Дело в том, что Hyundai ix 35 очень востребован и в Европе, поэтому компании выгоднее и удобнее (завод находится в Чехии) в первую очередь продавать эти машины там. Но российский рынок никто не списывает со счетов.

— Российские покупатели оценили новинку?

— Скорее поверили в то, что это их автомобиль. По стране до официального начала продаж было предоплачено 400 машин. Сейчас желающих купить значительно больше, но пока машин не хватает.

— Как по вашему, Hyundai хорошо чувствует себя на автомобильном рынке России? Речь, как вы понимаете, не только о продажах.

— Давайте так, мы будем говорить только об иностранных брендах, потому что не очень корректно вспоминать в этой связи АвтоВАЗ — любимое детище российского автопрома..

— Всуе не надо…

— Вот именно. Он был, есть и будет. Что касается Hyundai, то понятно, что мы ставим себе цель быть первыми, но если смотреть на вещи объективно, то в этом году мы войдем только в тройку…

— Что значит «только»?! На рынке представлено больше 30 иностранных брендов…

— Ну, на эту тему у меня есть замечательное наблюдение. Знаете, как по-украински будет «первый»?

— Перший…

— Абсолютно верно! А «второй» по-украински — другий. То есть, все, кто не перший, тот другий. И если не первый, то уже не важно, какой по счету. Я понятно объяснил?

— Более чем.

— У Hyundai такое же отношение к себе — быть номер один и только так. Но приходится учитывать реалии рынка — чтобы быть лидером на российском рынке надо иметь локальные производства в сегменте С. Грубо говоря, основной объемообразующий сегмент российского рынка — это С сегмент. Это около 40 процентов рынка. И если ты не производишь там локальный продукт, то претендовать на лидерство очень сложно.

—Для покупателя в этом сегменте каждые 10 000 рублей имеют значение, это факт.

— В том то и дело. Это очень чувствительный к розничной цене сегмент, поэтому импортировать и быть первыми — крайне сложно, по крайней мере, это требует огромного финансового напряжения.

— Выход очевиден — производить машины в России?!

— Вот и я об этом. В 2011 году у нас уже начнется собственное производство в России, но это будет год запуска и раскручивания завода. А вот в 2012 году мы действительно будем бороться за первое место на российском рынке.

— Запуск завода как-то скажется на ценовой политике компании? Скажем, цены на Hyundai станут ниже, чем у основных конкурентов?

— Постараюсь объяснить. Инвестиции в технопарк в России составляют 780 миллионов евро — близко к миллиарду. Только наш завод стоит полмиллиарда евро и плюс заводы комплектующих. Будем ли мы бороться ценой?!

— Именно...

— Сейчас трудно сказать, как будет будет выглядеть российский рынок к началу следующего года, по одной простой причине — идет укрепление рубля. С одной стороны это хорошая тенденция, с другой — она снижает привлекательность локального производства. Выгоднее импортировать, тем более что разница между ввезенными автомобилями и локально произведенными, с экономической точки зрения, снижается. Растет цена на логистику. И при этом весь новый модельный ряд вырос в цене. То есть рост объема продаж, который увеличивается из месяца в месяц идет на фоне роста цен.

— Но ведь завод в России снизит себестоимость продукта?

— То что касается завода, согласен. С одной стороны это удешевляет себестоимость, с другой существует довольно большой объем инвестиций, который надо возвращать. Поэтому задача убивать рынок низкой ценой не стоит, да и не актуально это, пока идет спрос. Отвечая на вопрос, скажу, что многое будет зависеть от ситуации в первом квартале следующего года. Мы будем торговать, ориентируясь на рынок. Это правильнее всего.

— Денис, в качестве совета: на что надо обратить внимание покупателю, чтобы выбирая, он предпочел бренд Hyundai другим брендам?

— Ну, это просто. То, о чем в первую очередь нужно говорить — это очень высокое соотношение цена — качество, этим мало кто из производителей может похвастаться. Потому что с одной стороны наши автомобили реально очень высокого качества, а с другой имиджевое восхождение, когда люди платят за бренд, нам еще только предстоит. Поэтому наши цены еще достаточно демократичны.

— Это вы про Hyundai ix35?

— А почему нет?! Чтобы далеко не ходить за примером ix35 — продукт, который получился выше ожиданий нашей целевой аудитории. Это абсолютно новое сочетание новейших технологий и инноваций и новый дизайн — дизайн струящихся линий. С точки зрения надежности и качества это шаг вперед, и нареканий по дизайну, я надеюсь, больше не будет — машина нравится всем, чего почти не бывает. При этом, конечно же, есть небольшой рост цены, но рост качества опережает. Пять лет гарантии у нас, что мало кто себе может позволить на российском рынке. Вот на все это и нужно обращать внимание, выбирая бренд Hyundai.

— Как у руководителя компании у вас есть нарекания к постпродажному обслуживанию и сервису, только честно?

— В глобальном смысле нет. Надо посмотреть на историю бренда на российском рынке. Даже если сравнивать с «младшей сестрой», компанией КИА, то дилерская сеть у нас более старая. Тогда дистрибьютором был «Рольф» и требования, которые предъявлялись к дилерам, были очень высокими с самого начала. К тому же, сеть постоянно развивалась, приводилась к единым стандартам и подгонялась к европейским требованиям дилерского обслуживания. При этом мы не уходим от выполнения задачи показать потребителю, что сервис Hyundai это качественный сервис, и по части продажи запасных частей и по качеству обслуживания.

— Как-то все слишком безоблачно, не находите?

— Говорить о том, что сегодня сервис требует какого-то революционного вмешательства, я бы не стал. Потому что все предыдущие годы мы об этом заботились последовательно. Да, с появлением на рынке новых моделей, безусловно, возникает некоторый дефицит запасных частей. Потому что если вы разбиваете свою машину, то, естественно, на складе обязательно не окажется хотя бы нескольких необходимых вам узлов — например, того же кузова. Но если говорить о массовых моделях бренда, которые на рынке давно, то тут мы одни из самых подготовленных производителей. Потому что у нас есть дочерняя компания Mobis, которая занимается только логистикой и доставкой запасных частей. У Mobis есть центральные склады в Москве и Санкт-Петербурге.

— А коэффициент склада (запчасти в наличии на модельный ряд, представленный у дилеров  — А.Д.) у вас какой?

— Ну, для массового бренда, довольно высокий. Mobis поддерживает коэффициент склада на уровне 95 процентов. Он может немного падать в момент выхода на рынок новых моделей, но если брать нас, КИА и ТагАЗ, то это объем около 300 000 автомобилей в год, которые максимально полно обеспечены необходимыми запасными частями. Есть независимая статистика, по которой мы чуть уступаем среднестатистическим поставкам запчастей премиальными брендами всего на один день. Грубо говоря, нужную вам запчасть Hyundai вы будете ждать всего на день дольше, чем владелец, например, BMW.

— Денис, в ноябре прошлого года мы с вами говорили об очередях на Hyundai i20, которые тогда растянулись до марта месяца. Заканчивается май. Как обстоят дела с очередями на автомобили Hyundai?

— Это больная тема. Очереди сейчас есть практически на все наши модели. Очень высокий интерес и спрос, а значит и очереди. Во-первых, на Ix 35 — тут понятно. Во-вторых, поскольку идет смена модельного ряда, люди просто ждут машины 2010 года. Модели i20 и i30 это самый популярный сегмент, да плюс сезон…

— То есть от очередей не избавиться?

— В ближайшем будущем. Сейчас идет первичное наполнение сетей. Это кратковременный процесс, и как только он закончится — машины будут в наличии, и я надеюсь без всяких очередей. Это выражается в том, что сегодня не у каждого нашего дилера вы можете найти любой автомобиль любого цвета. Но если вы готовы проявить гибкость, то в течение двух недель мы удовлетворим ваши запросы. Максимум, автомобиль очень индивидуальной комплектации реально дождаться за месяц. Иными словами такого глобального дефицита как у других брендов у нас нет. Поэтому, просто приходите и покупайте Hyundai.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии