Организация дорожного движения слишком долго была «ничейной»

Тема безопасности на дорогах в последние годы стала у нас одной из самых актуальных — о ней говорят журналисты и правозащитники, министры и депутаты. Проблема стала поводом для нескольких совещаний у президента России и премьер-министра. ЗР публикует серию интервью с теми, кто отвечает за безопасность на трассах, кто пишет законы и правила дорожного движения.

Какие перемены нас ждут, появится ли специальный федеральный орган по организации дорожного движения, кто возьмет на себя ответственность за новые ПДД?

Министр транспорта Игорь Левитин

Министр транспорта Игорь ЛевитинМинистр транспорта Игорь Левитин
Министр транспорта Игорь Левитин

— Насколько вы сегодня удовлетворены состоянием безопасности на российских автодорогах?

— Не могу сказать, что удовлетворен, пока гибнут на дорогах люди, пока есть раненые. Хотя статистика обнадеживает. За пять лет число погибших снизилось почти на четверть, то есть мы, по сути, спасли жизнь нескольким тысячам человек. Однако при этом в некоторых регионах России ситуация на дорогах ухудшается. Например, выросло количество ДТП, погибших и раненых в авариях в Дагестане, Карелии, Ингушетии, Калмыкии, Северной Осетии-Алании, Чеченской Республике. Почему так происходит? Надо более внимательно изучать обстановку в разных областях, теснее сотрудничать с региональными властями.

— Какие меры для повышения безопасности следует принять в первую очередь?

— Боюсь, не скажу ничего нового. На транспорте, как бы мы с этим ни боролись, главный виновник всех происшествий — человек. Причина девяти происшествий из десяти (85,1%) — человеческий фактор. Поэтому, во-первых, следует ужесточить меры наказания для нарушителей, особенно за превышение скорости и нарушение правил проезда пешеходных переходов. Причем вне зависимости от того, мелкое это нарушение или крупное. Если нарушения сходят с рук, водитель привыкает так ездить, и однажды это обязательно закончится аварией.

В определенной части несет ответственность за эту проблему наше ведомство. Примерно 15–20% ДТП происходит из-за неудовлетворительного состояния улиц и дорог. Поддерживать приемлемое качество дорог — задача сложная. К сожалению, не могу сказать, что тут мы добились больших успехов. Пытаемся найти решения: на днях совещались по этой теме с президентом Дмитрием Медведевым.

Снизить количество ДТП поможет оснащение дорог техническими средствами контроля, которых пока, к сожалению, недостаточно. Федеральное дорожное агентство (Росавтодор. — Ред.), входящее в состав министерства, старается привести федеральные автодороги в нормативное состояние, справиться с проблемой перегруженных и аварийноопасных участков. Ставят барьерные ограждения, строят пешеходные переходы, освещают все больше опасных участков трасс. А еще создают нормативные акты, способствующие повышению безопасности. Согласитесь, тоже важная работа.

Мы давно должны были перейти на стопроцентное финансирование содержания автодорог, но вмешался кризис — и сроки сдвинулись. В очередной раз. Сейчас содержание дорог финансируется на 40% от нормативов. Это очень мало. В нынешнем году отрасль должна получить 284 млрд. рублей (76% от уровня прошлого года). Введем в эксплуатацию около 2 тыс. км дорог, в том числе федеральных — 963 км. Если сдача в эксплуатацию дорог федеральной сети по сравнению с прошлым годом уменьшится незначительно, то региональных автодорог — более чем в полтора раза!

При недостаточном финансировании дорожного хозяйства даже сохранить сеть автомобильных дорог, не говоря уже о ее развитии, чрезвычайно трудно! Возможно, целевые источники финансирования — федеральный и региональные дорожные фонды, которые мы сейчас создаем, — помогут довести характеристики основных дорог до нормы. А это значит увеличить среднюю скорость движения до 75 км/ч, а суточный пробег автотранспорта — до среднеевропейского уровня в 500 км. И конечно, значительно снизить уровень аварийности на дорогах.

— Снизится ли аварийность, если, скажем, создать единый федеральный орган, занимающийся безопасностью движения?

— Во-первых, подобная организация, на мой взгляд, есть — это ГИБДД. Во-вторых, теоретически можно создать некий единый орган, но как это сделать технически? Ведь надо передать ему часть функций самых разных министерств и ведомств. Как это сделать в случае МЧС, чьи сотрудники ликвидируют последствия тяжелых ДТП на дорогах? Перевести часть спасателей в новое суперведомство и обязать их заниматься только авариями на автотрассах? А спасать людей в чрезвычайных происшествиях вдали от шоссе должны совсем другие люди?

Вся эта кампания в СМИ вообще мне кажется не только несвоевременной, но и достаточно опасной. Что мы таким образом внушаем сотрудникам ГИБДД, что они не нужны, а значит, в ближайшее время их, вероятно, ждут серьезные перемены, вплоть до расформирования. Нужен серьезный разговор о том, какой должна быть ГИБДД, какие ее функции излишние; необходим серьезный общественный контроль над деятельностью этой организации. Тогда рано или поздно мы приблизимся к развитой Европе, где дорожных полицейских на трассах не видно, однако нарушители караются строго. Все автоматизировано, полицейский появляется в нужный момент.

А на таких дорогах, наверное, иначе станут работать и сотрудники ГИБДД. Вернее, уже другой по своей структуре и функциям организации. И, уверен, не нужны будут стационарные посты ДПС в таком огромном количестве, как сейчас.

— Организация движения теперь поручена Минтрансу. Что вы уже предприняли?

— До недавнего времени выработка единой государственной политики в сфере организации дорожного движения на федеральном уровне была бесхозной. Считалось, что этим должны заниматься муниципальные власти. В мировой практике законодательную, нормативно-правовую базу разрабатывают на федеральном уровне. Правительство РФ в марте этого года «озадачило» этим именно наше министерство.

Мы сформировали экспертную группу, которая принялась разгребать завалы. Скажем, эксперты шерстят Градостроительный кодекс, где не прописаны, например, вопросы организации парковок или привязок нового строительства к дорожной сети. В результате любой клочок земли застраивается жилыми, офисными или торговыми зданиями так, что люди смогут добраться туда разве что на вертолете. Вырастают огромные жилые районы, которые связаны с остальными частями города одной дорогой — пробки обеспечены! Сейчас нужно срочно вносить изменения не только в Градостроительный кодекс, но и в КоАП, законы «О безопасности дорожного движения», «Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в РФ» и другие.

В ближайшее время мы планируем внести в Госдуму проект поправок в два федеральных закона, чтобы ограничить въезд в черту города автомобилей грузоподъемностью свыше 3,5 т в рабочее время, часы пик, праздничные и выходные дни. А кроме того, ограничить движение транзитного транспорта в пределах административных границ городов. Увы, местные власти в Москве и других российских городах не сумели (или не захотели) решить эту проблему — теперь ею занимаемся мы.

КОММЕНТАРИЙ ЗР

В последние годы пренебрежительное отношение к изделиям российского автопрома стало почему-то считаться чуть ли не хорошим тоном (в определенных кругах). Мол, то, что сходит с конвейера в Тольятти или Нижнем Новгороде, ниже всякой критики. Причем утверждают это абсолютно безапелляционно. Не так давно популярная телеведущая при мне пыталась отчитать одного из руководителей АВТОВАЗа, как мальчишку: «Вы делаете автомобили для лузеров, неудачников… Вам не стыдно?». Честно говоря, стыдно было мне. Потому что к числу неудачников модная московская дамочка легко причислила ровно половину российских автомобилистов, а крупнейший автозавод вместе с его рабочими приговорила к закрытию. Хотя там происходят важные процессы, качество продукции медленно, но улучшается, к выпуску готовят новые модели… Всего этого дама не заметила.

Примерно то же самое происходит и по отношению к ГИБДД. Существующую систему безопасности не ругал разве что немой, а один известный правозащитник и вовсе пытается заработать популярность, выступая с тезисом «Любой гаишник — преступник». Автор этих строк не так давно в публичном диалоге с депутатом Государственной думы осмелился вставить слово... нет, не в защиту ГАИ, а всего лишь против огульной критики: давайте, мол, перейдем от обвинений к конкретным фактам! И что вы думаете — был тут же заклеймен чуть ли не как защитник душителей свободы!

scheme

scheme

Честно говоря, у меня к этой организации немало претензий. Как и любой из автомобилистов, я не раз сталкивался с непрофессионализмом сотрудников ГАИ, хамством, попытками вымогательства взятки… Меня дико раздражают сидящие в засаде на пустынной трассе под знаком «40» толстомордые милиционеры. А ведь на улице, где возникла пробка, инспектора с полосатой палочкой, как правило, не дождешься… Но мазать всех сотрудников одним дегтем — не буду! Потому что в последнее время достаточно регулярно встречаю вежливых, компетентных людей в форме. В этом году нарвался на штраф за превышение скорости — так ведь разогнался… И квитанцию выписал вежливый капитан, продемонстрировав на экране компьютера мою машину и мои «показатели». Ну что тут спорить, если виноват?! И в чем обвинять того капитана?

Много лет подряд мы в журнале пишем о необходимости реформ в ГИБДД. С нами вроде бы соглашаются начальники всех уровней (а также, что немаловажно, их подчиненные), но только воз, как говорится, и ныне там. Нет, реформа, похоже, идет — на человеческом уровне, на законодательном. А вот на структурном — буксует. Потому что структура эта самая за последние лет двадцать практически не изменилась, хотя страна-то уже иная, и автомобильный парк другой, и водительский состав изрядно обновился. Нам обещают, что реальная перестройка начнется уже в сентябре. Дай-то бог. Хочется, чтобы появился новый тип гаишника. Нет, времена дяди Степы ушли безвозвратно. Хорошо, чтобы в прошлом остался и мордатый сержант со своей фразочкой: «Ну что, командир, будем договариваться или как?..». Появится — надеюсь! — вежливый офицер с ноутбуком, который если и будет наказывать, то исключительно по закону.

А в остальных случаях я согласен с ним не встречаться. Никогда. Думаю, всех этот вариант устроит.

А вот если обещанная реформа останется на бумаге... Увы, тогда доля тех, кто за глаза (и в глаза!) ругает гаишников, достигнет 100%. И, как показывает история, ее все равно проведут — снизу. Но последствия для всех могут быть довольно неприятными.

Дорожных полицейских недолюбливают во всем мире, но чтобы так, как у нас… Понятно, что это не способствует повышению безопасности на дорогах. Надо что-то менять.

Игорь Моржаретто, заведующий отделом автомобильной жизни.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии