В. Петров и Renault: Командный зачет

Машины «Рено F1» — в лидирующей группе королевских гонок. Вячеслав Субботин увидел, где, кто и как создает эти уникальные творения.

1

1

Сколько раз читал, как разрабатывают самые быстрые в мире автомобили, но ни разу не наблюдал воочию. Возможно, и не довелось бы, не ворвись российский пилот Виталий Петров в Ф-1. С земляком проникнуть за таинственные ворота оказалось куда легче.

«Рено-F1 B30» Виталия Петрова модернизируют к каждой гонке. Экземпляр, что стоит в центре компьютерных исследований аэродинамики, безнадежно устарел в сравнении с машиной,на которой Виталий проехал очередной Гран-при.

«Рено-F1 B30» Виталия Петрова модернизируют к каждой гонке. Экземпляр, что стоит в центре компьютерных исследований аэродинамики, безнадежно устарел в сравнении с машиной,на которой Виталий проехал очередной Гран-при.«Рено-F1 B30» Виталия Петрова модернизируют к каждой гонке. Экземпляр, что стоит в центре компьютерных исследований аэродинамики, безнадежно устарел в сравнении с машиной,на которой Виталий проехал очередной Гран-при.
«Рено-F1 B30» Виталия Петрова модернизируют к каждой гонке. Экземпляр, что стоит в центре компьютерных исследований аэродинамики, безнадежно устарел в сравнении с машиной,на которой Виталий проехал очередной Гран-при.

В прошлом не раз заглядывал на базы российских команд. Сложился устойчивый стереотип: чаще всего это небольшие боксы, реже — просторный цех. Но в любом случае — ограниченная территория, смахивающая на мастерскую гаражных умельцев.

Очень прочная и легкая сандвичевая конструкция кузовных панелей: по бокам — слои запеченного карбона, в центре — пористый сотовый алюминий.

Очень прочная и легкая сандвичевая конструкция кузовных панелей: по бокам — слои запеченного карбона, в центре — пористый сотовый алюминий.Очень прочная и легкая сандвичевая конструкция кузовных панелей: по бокам — слои запеченного карбона, в центре — пористый сотовый алюминий.
Очень прочная и легкая сандвичевая конструкция кузовных панелей: по бокам — слои запеченного карбона, в центре — пористый сотовый алюминий.

Догадывался, что, попав на площадку «Рено F1» в английском городке Энстоун, увижу нечто большее. Но чтобы настолько! Изумила заполненная парковка на 800 мест. Уйма народу строит всего пяток машин в год? Утверждают, в штате 450 человек. Грамм карбона «первой формулы» в этом случае должен быть дороже грамма золота. Само собой, в гараже такое не отлить, только в промышленном центре, каковым, по сути дела, и является ателье «Рено F1». Здесь размещен почти полный цикл производства — от бюро проектирования до цеха ремонта и ревизии болидов. Нет только сборки двигателей и коробок передач — их готовят на предприятии во Франции.

Так выклеивают монокок «Рено», самую крупную кузовную деталь.Дальше — в печку и на сборку.

 Так выклеивают монокок «Рено», самую крупную кузовную деталь.Дальше - в печку и на сборку. Так выклеивают монокок «Рено», самую крупную кузовную деталь.Дальше — в печку и на сборку.
Так выклеивают монокок «Рено», самую крупную кузовную деталь.Дальше — в печку и на сборку.

Козырная карта и гордость завода — аэродинамический комплекс. При нынешнем техническом регламенте удачное распределение набегающего воздушного потока превратилось в главный фактор победы. Поскольку мотор и коробку дорабатывать нельзя, все силы брошены на аэродинамику.

Скриншот виртуальной аэродинамической трубы. Софт от «Боинга», специалисты свои. Результаты довольно точные, но обрабатываются долго.

Скриншот виртуальной аэродинамической трубы. Софт от «Боинга», специалисты свои. Результаты довольно точные, но обрабатываются долго.Скриншот виртуальной аэродинамической трубы. Софт от «Боинга», специалисты свои. Результаты довольно точные, но обрабатываются долго.
Скриншот виртуальной аэродинамической трубы. Софт от «Боинга», специалисты свои. Результаты довольно точные, но обрабатываются долго.

ФРАНЦИЯ — АНГЛИЯ

В Англии давно поняли, что гоночный бизнес может быть прибыльным, и открыли в свое время множество фабрик спортивной техники. Девять команд чемпионата мира Ф-1 строят болиды на острове и всего три — на континенте. Завод в Энстоуне основал Тед Тоулмен в 1970-е годы. Айртон Сенна впервые сел за руль Формулы-1 именно в его команде. В 1985-м «Тоулмен» отошел итальянскому концерну «Бенеттон». В 2000 году у команды появился новый владелец — «Рено», ранее поставлявший силовые агрегаты «Тоулмену» и «Бенеттону». С 2002-го машины несут на борту фирменный ромб. В 2009-м «Рено» уступила 75% акций команды люксембургской компании Genii Capital. Впервые же собственная команда «Рено F1» появилась в 1977 году как французский проект. Его поддержало правительство и национальные производители «Мишлен», «Эльф», «Экип».

В аэродинамической трубе продувают модели, уменьшенные в два раза. Шины хоть и маленькие, но настоящие, пневматические. В них можно менять давление и получать более достоверные данные.

В аэродинамической трубе продувают модели, уменьшенные в два раза. Шины хоть и маленькие, но настоящие, пневматические. В них можно менять давление и получать более достоверные данные.В аэродинамической трубе продувают модели, уменьшенные в два раза. Шины хоть и маленькие, но настоящие, пневматические. В них можно менять давление и получать более достоверные данные.
В аэродинамической трубе продувают модели, уменьшенные в два раза. Шины хоть и маленькие, но настоящие, пневматические. В них можно менять давление и получать более достоверные данные.

Инженеры сетуют, что регламент разрешает «дуть» машину в аэродинамической трубе лишь 40 часов в неделю. Раньше гоняли круглосуточно! Но теперь в Энстоуне создали виртуальную трубу, а в подземелье поместили несметное число компьютеров общей массой 10 тонн. «Мистраль», так называют этот комплекс в центре компьютерного моделирования (CFD), гонит виртуальный ветер круглые сутки. С учетом полученных данных чертят модель, готовят макет и пихают в реальную трубу. Есть улучшения? Немедля тащат чертежи в кузовной цех.

Прессов, штампов и гула здесь нет. Только рулоны карбоновой материи. На столах кроят детали, покрывают модели или матрицы, запечатывают в целлофан, откачивают из него воздух, ткань плотно прижимается к модели, и всю конструкцию отправляют в печку. Вскоре появляется готовый элемент. В каждом определенное (в зависимости от нагрузки) количество слоев карбона. Самые жесткие панели готовят словно бутерброд. Между двумя карбоновыми листами кладут легкий и прочный ячеистый алюминиевый лист сантиметровой толщины, похожий на соты обычного автомобильного радиатора, и прочно спекают вместе. Элементы из карбона в таком виде в пять раз легче стальных, но прочнее на изгиб, сжатие или разрыв чуть ли не вдвое.

Виталий Петров:«В одном повороте Алонсо все время меня догонял. Два круга я наблюдал за ним в зеркала, понял, как он его проходит. Попробовал так же —и проехал быстрее,чем Фернандо».

Виталий Петров:«В одном повороте Алонсо все время меня догонял. Два круга я наблюдал за ним в зеркала, понял, как он его проходит. Попробовал так же —и проехал быстрее,чем Фернандо».Виталий Петров:«В одном повороте Алонсо все время меня догонял. Два круга я наблюдал за ним в зеркала, понял, как он его проходит. Попробовал так же —и проехал быстрее,чем Фернандо».
Виталий Петров:«В одном повороте Алонсо все время меня догонял. Два круга я наблюдал за ним в зеркала, понял, как он его проходит. Попробовал так же —и проехал быстрее,чем Фернандо».

На сборочной площадке оживление: дефектуют машины с турецкого Гран-при. Машину Петрова уже разобрали до винтика, а с аппарата Кубицы еще не успели снять ни мотор, ни коробку. Конечно же, я ринулся посмотреть на собранные вместе железочки и полюбоваться компоновкой. Признаюсь, мог бы смотреть на это бесконечно. За каждым болтиком, трубочкой, шарниром богатая техническая история и мастерство конструкторов. По техническому совершенству сравнил бы машины Формулы-1 с авиационными или ракетными двигателями,которые ставлю на высшую ступень инженерного искусства.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии