Клен ты мой упавший: Авто под деревом

Дерево расплющило автомобиль: кто виноват, с кого взыскивать ущерб? Сергей Смирнов два года разбирал завалы одного дела.

tree

tree

Звонок в дверь. На пороге сосед переминается с ноги на ногу: «Там... это... на твою машину свалилось деревцо, кузовок немного помяло». Ильдар не поверил собственным ушам. Выскочил на улицу — ужас! Поперек двора распласталось огромное дерево и накрыло кроной его новенькую «Тойоту». Машина всмятку: крыша продавлена до сидений, стекол нет.

Ильдар сразу набрал телефон службы спасения. Спасатели уточнили подробности, выяснили, что человеческих жертв нет, и пообещали вызвать работников местного отделения милиции. Группа из ОВД Южнопортового района Москвы приехала быстро. Милиционеры составили акт осмотра места происшествия, описали повреждения, собрали объяснения очевидцев и самого Ильдара.

Как только убыли служивые, подтянулись работники коммунального хозяйства и принялись пилить упавшее дерево. Как выяснилось позже, оно упало давно, но проходу жильцов не мешало, поэтому хозяину никто сразу не сообщил о происшедшем. Хорошо еще, что сосед знал Ильдара и, как только увидел его машину в столь плачевном состоянии, сразу прибежал к нему! А не то разобрали бы завал коммунальщики, вывезли «деревянные улики» — и ищи потом виноватого.

В милиции Ильдару быстро выдали на руки копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Но в нем указали организацию, ответственную за содержание зеленых насаждений по данному адресу: Инженерная служба Южнопортово

го района. Только вот одна фраза в постановлении насторожила Ильдара. В документе участковый записал, что, по мнению представителя Инженерной службы Южнопортового района, «падение дерева прои

зошло из-за природных явлений». Дескать, был сильный ветер и шел дождь, вот дерево и упало.

Дабы исключить сомнения, мы получили из метеобюро сводку, что «никаких природных катаклизмов в г. Москве в этот период времени не наблюдалось». А из московского департамента природопользования добыли подтверждение, что ответственность за зеленые насаждения действительно несет та инженерная служба. Дело осталось за малым — получить компенсацию. Определив стоимость ремонта машины, мы направили претензию в ответственную организацию. Но в установленные сроки ответа так и не дождались. Процесс растянулся на два года.

БОРЬБА С НЕГРАМОТНОСТЬЮ

Не дождавшись ответа на претензию, мы подали исковое заявление в Лефортовский районный суд Москвы. Судья Целищев был достаточно доброжелателен и дело рассмотрел быстро. За три судебных заседания он выслушал нашу позицию, ознакомился с мнением ответчиков и допросил свидетеля — сторожа в типографии, находящейся рядом с упавшим деревом. Тот подтвердил факт происшествия и отметил, что дерево давно клонилось к земле и рано или поздно должно было свалиться.

Сосед Ильдара тоже не раз просил коммунальные службы спилить злополучное дерево. Однако судья, дай бог ему здоровья, поступил мудро, как государственный муж... и постановил: в исковых требованиях отказать.

На это мы, признаться, не рассчитывали. Ведь все обстоятельства дела и доказательства были на нашей стороне. Забавной была и причина отлупа. Черным по белому в постановлении написано: «...дерево упало из-за погодных условий, что подтверждается справкой Гидрометеобюро»! Штиль и ураган для тов. Целищева суть одно и тоже.

Стало неловко за низкий уровень знаний судьи — мы направили жалобу в Московский городской суд. Решение районного суда быстро отменили и направили дело на новое рассмотрение, к другому судье.

Судья Воробьева дело наше рассматривала, как того требует закон, «всесторонне и внимательно». Повторно допросила всех свидетелей, затребовала подробный акт с указанием, как именно и на каком расстоянии от дома рос упавший клен. Оказалось, что дерево росло в непосредственной близости от фундамента здания, а это уже нарушение. Через пять судебных заседаний наш иск удовлетворили.

Коммунальщики, понятное дело, взъерепенились и тоже пожаловались в Мосгорсуд. Мы полагаем, эту жалобу отклонят и решение оставят в силе, ведь все предельно очевидно. А Ильдар наконец получит причитающуюся ему компенсацию.

НЕ СТОЙ ПОД СТРЕЛОЙ

Как показывает практика, защищать потерпевших в подобных случаях непросто. И дело даже не в «препонах правосудия», а в том, что часто происшествие изначально оформляется неправильно. Поэтому несколько простых советов тем, кто, не дай бог, попадет в такую ситуацию. Когда милиционеры составляют акт осмотра места происшествия, внимательно проследите, чтобы в него внесли все мельчайшие подробности: как упало дерево, в каком состоянии находились его ствол и корневая система, каковы повреждения автомобиля. Мелочей не бывает. Сделайте как можно больше фотоснимков сами и попросите сотрудников милиции запечатлеть все последствия происшествия фотокамерой. А фотографии потребуйте приобщить к материалам дела. Найдите свидетелей и запишите их данные. Перед тем как обратиться в суд, получите справки о погодных условиях в этот день. Все это поможет вам отстоять свои права.

Учтите: если падение дерева или, к примеру, рекламного щита действительно связано с природными катаклизмами (ураганный ветер, землетрясение), а вовсе не с ненадлежащим состоянием объектов, то получить компенсацию будет невозможно! Скорость ветра, при котором можно потерять всякую надежду на компенсацию ущерба, должна превышать 33 м/с. По методике Росгидромета подобный ветер относится к ураганному.

Поэтому рекомендую купить полис каско — тогда виноватых будет искать страховая компания. И никогда не ставьте автомобиль под сильно накренившимся деревом. В общем, как в популярном мультфильме: «Hе пойте, не пляшите там, где идет строительство или подвешен груз»!

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии